Новости

26.07.2005 05:00
Рубрика: Власть

Александр Вешняков: Политик без конкурента - не политик

РГ | Мы рады вас приветствовать, Александр Альбертович. Вначале мы обычно предлагаем нашему гостю обозначить тему, интерес его прихода в газету.

Вешняков | Я думаю, причина моего визита понятна. Закончилось принятие изменений в федеральные законы, связанные с выборами. В ближайшее время этот законодательный акт будет опубликован. И тема нашего разговора, насколько я понимаю: в чем суть этих новых правил, кому они выгодны, зачем они вообще нужны, и что можно теперь ждать от наших выборов.

РГ | Итак, в чем заключаются эти новые правила и зачем они нужны?

Вешняков | Первая задача, которую мы решали, предлагая ряд изменений в наше федеральное законодательство, заключалась в последовательной нашей позиции и позиции руководства страны, направленной на развитие политических партий в Российской Федерации, на повышение их роли и ответственности в избирательном процессе.

Во-вторых, изучая практику применения действующего законодательства, мы увидели, что есть нормы, которые не работают должным образом, а в некоторых случаях даже порождают негативные технологии в части правоприменения. И откорректировать эти нормы также ставилась соответствующая задача.

И третья задача. Она, с одной стороны, косметическая - почистить некоторые юридические позиции в законах, как бы сделать юридико-техническую шлифовку действующих законодательных актов, регулирующих организацию проведения выборов в Российской Федерации. И отсюда - наш подход к решению этих задач.

Первый шаг, который был сделан (хотя все готовилось, вносилось и рассматривалось в комплексе), это новая редакция Закона о выборах депутатов Госдумы, предусматривающая избрание теперь уже всех 450 депутатов по пропорциональной системе. Это довольно серьезный шаг, по сути, реформа выборов депутатов Государственной Думы. Закон этот был разработан, проект обсужден, принят, его опубликовала "Российская газета", и, по идее, он вступил в силу месяц назад. Хотя, по большому счету, вступление в законную силу произойдет 7 декабря 2006 года, за год до объявления очередных выборов. Но в случае досрочного роспуска Государственной Думы, с момента объявления о нем и назначения досрочных выборов, он вступит в силу сразу.

Поэтому сейчас новый Закон о выборах депутатов как бы стоит на запасном пути. К примеру, есть у нас сейчас пять депутатов, которые были избраны по одномандатным округам и сложили свои полномочия. По разным обстоятельствам. Значит, надо проводить дополнительные выборы в округах, от которых они были избраны. Одни выборы мы уже назначили в Ростовской области, в ближайшее время будут объявлены выборы и по двум округам в Москве. Так вот, эти выборы будут проходить по старым правилам, потому что новый закон вообще уже не предусматривает одномандатных округов. Нынешняя Госдума будет жить и работать по старым правилам и избираться в случае освобождения депутатских мандатов по старым правилам. А вот формирование нового состава Госдумы в 2007 году пройдет уже по новым правилам. И эти новые правила предусматривают внесение изменений и уточнений в другие законы. Прежде всего в наш самый Основной Закон - "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". Он предусматривает общие правила, общие стандарты проведения выборов в Российской Федерации на всех уровнях. Теперь он приведен в соответствие с Законом о выборах депутатов Госдумы. Все это сделано как раз в последнем законодательном акте, который предусматривает изменение в 13 законах. Следующие законы, в которые внесены значительные изменения, - среди них и Закон о выборах президента, Закон о политических партиях и Закон о статусе депутата Государственной Думы. Почему, к примеру, понадобилось менять Закон о статусе депутата Госдумы? У нас в следующем созыве Государственной Думы не будет депутатов-одномандатников, которым бы вменялась обязанность работать в округах со своими избирателями. Теперь закрепили в законе, что эта обязанность - работа с избирателями, прямо возлагается на тех депутатов, которые будут избраны по партийным спискам, точнее, по региональным частям партийного списка в соответствующих регионах.

РГ | В демократических средствах массовой информации часто возникает вопрос (или претензия) к вам, как к одному из разработчиков: лишают ли новые законы нас, рядовых избирателей, права отзывать депутатов.

Вешняков | Я недавно проводил пресс-конференцию, которую назвал "Правда и мифы" об изменениях в законодательство Российской Федерации. Этот вопрос как раз из области мифов. Потому что и в старом законе у избирателей не было права отзывать избранного депутата Госдумы. Да и закона такого не было. И сейчас, естественно, нет. То, что желание отозвать своего депутата есть у некоторых избирателей, я знаю.

Я разделяю мнение избирателей, что депутат должен нести ответственность за свою работу, но эту ответственность можно по-разному нести. Вообще во всем мире это происходит следующим образом: вы получили от народа мандат депутата парламента. Вы получили его не бессрочно, вы получили его на определенный срок. В нашей Госдуме это четыре года. За эти четыре года вы должны доказать, что работаете так, как ожидал избиратель, а значит, и в следующий раз у вас будут шансы получить доверие избирателей и попасть в Госдуму еще на один срок. Если же вы не оправдали доверие, то в данном случае…

РГ | … четыре года избиратели будут терпеть и ждать.

Вешняков | А это уже определенная ответственность избирателя. Потому что, делая выбор, он должен подумать, кому доверяет свой голос. А если подходить легкомысленно к этому вопросу, то есть я сегодня избрал, а завтра уже разочаровался и начинаю отзывать, то никакое государство, никакая политическая система не выдержит такого рода подходов. Потому что страна все время будет избирать и отзывать. Лихорадить будет постоянно. А нам надо, чтобы кто-то работал и решал конкретные вопросы, Кстати, это практика не только нашей страны, это практика демократического мира.

И здесь хочу сделать две небольшие ремарки. Во-первых, все сказанное касается выборов в Госдуму. В отношении местных депутатов действуют иные правила, и в ряде субъектов Федерации законы об отзыве депутатов есть. Во-вторых, во время выборов по партийным спискам, у избирателя появляется возможность более сконцентрированно выразить свое отношение к партии. В прошлых парламентских выборах участвовали 23 партии, блока. Из них четыре объединения прошли в Государственную Думу. Приближается 2007 год. Они же все наверняка опять пойдут на выборы. И теперь, пожалуйста, вы можете высказать свое отношение к ним на будущих выборах, вспомнив все: и закон, который вам не понравился, и надменное лицо, которое депутаты порой делают по отношению к своим избирателям.

РГ | Хорошо, а вы не боитесь потерять избирателей, снизить явку? Есть ведь избиратели, которым все эти партии как бы ни к чему.

Вешняков | Хорошо, я вам постараюсь ответить на этот вопрос следующим образом. Мне точно так же задавали этот вопрос, когда мы предлагали и в конечном счете убедили законодателей в необходимости введения пропорциональной системы на выборах в парламенты субъектов Российской Федерации, чтобы, по крайней мере, половина их состава избиралась по партийным спискам. 30 с лишним регионов уже провели выборы с применением пропорциональной системы. По сравнению с тем, что было раньше, явка не уменьшилась. Есть даже случаи, где она увеличилась в силу того, что партии наконец-то получили стимул идти работать в регионы, а не только здесь, в пределах Садового кольца города Москвы. Так начинается борьба, конкуренция. Да, бывает, что она приобретает уродливые формы в силу недостаточной политической культуры, но тем не менее это реальная картинка сегодняшнего дня. И в результате этой конкуренции, у избирателей есть выбор, кого поддерживать, и ходить ли на выборы. Поэтому никакого серьезного уменьшения явки на региональных выборах не произошло. Более того, наш прогноз - явка на будущих выборах в Государственную Думу будет не ниже, чем на выборах 2003 года. Кстати, об этом даже говорят сегодняшние опросы: 64 процента опрошенных сказали, что пойдут на выборы в Госдуму, 70 с лишним пойдут на выборы президента. Вот сегодняшний замер общественного мнения.

 РГ | Явка хорошая, а как быть с теми, кто голосует "против всех"?

 Вешняков | Голосуйте "против всех". На федеральных выборах эта графа остается.

РГ | Здесь новаций нет?

Вешняков | В этой части - нет. Другое дело, что региональным законодателям дается право на их усмотрение оставлять или убирать ее на местных выборах. Это можно оценивать по-разному. С одной стороны, критикуют: мол, зачем дали такое право субъектам. Но с другой стороны, субъекты тоже должны какими-то правами обладать. Тем более что разные ситуации есть, и разные выборы.

Графа "против всех" в некоторых случаях приносит пользу обществу и власти. Именно потому, что она привлекает к себе внимание тогда, когда в регионе есть "аномалии" управления, когда люди не видят нормальных кандидатов, когда нет выбора, в том числе и среди партий. Вот тогда люди и голосуют "против всех". Это как бы лакмусовая бумажка, показатель неблагополучности в том или ином регионе Российской Федерации.

С другой стороны, "против всех" порой голосуют люди, которым просто лень думать и выбирать, есть у нее такое провоцирующее свойство. Но мы твердо стояли на том, чтобы оставить ее на федеральных выборах, тем более что голосование "против всех" никогда значительным не было - максимум, 4,7 процента на выборах в 2003 году. А на региональном уровне - пожалуйста, пусть поэкспериментируют.

 РГ | Александр Альбертович, а какой негатив не удалось убрать? Что из того, что вы предлагали, Дума не пропустила через свое "сито"?

Вешняков | Мы предлагали несколько позиций, которые не нашли поддержки. Одна из них - это введение штрафных санкций к так называемым рекламным кандидатам, которые без всяких вынуждающих обстоятельств отказываются от депутатского мандата. Мы также сторонники того, чтобы государственные средства массовой информации в ходе кампании обязательно давали бесплатное эфирное время на равных условиях всем участникам избирательной кампании. Но при этом время давать не для рекламных роликов, потому что рекламные ролики некрасивые делать не будут. А чтобы это было время для дискуссий, "круглых столов", теледебатов. С такой позицией не согласились, и в результате осталось так, как в принципе и было. Не прошло и предложение распределять пары в дебатах по рейтингу. Чтобы аутсайдер не мог поднимать свой рейтинг за счет того, что постоял в кадре с лидером гонки.

РГ | Александр Альбертович, вам не кажется, что логика изменений, которые вносятся в ваше избирательное законодательство, приводит к сужению "сита", через которое партии попадают в Государственную Думу, и что в конце концов игроков будет ровно столько, сколько их попадет потом в Государственную Думу.

Вешняков | Можно и так ставить вопрос. Но вспомним 2003 год. Выборы депутатов в Госдуму. 23 избирательных объединения. Это и партии самостоятельные, это и блоки. Из них 11, почти половина, набрали всего-навсего по 0,5 и меньше процентов голосов избирателей. То есть вообще говоря, у них нет никакой поддержки в обществе. Зато есть огромные амбиции у политиков, которые создают эти партии. Такая проблема есть. Поэтому, если вы посмотрите на любую страну, которая давно, не 15 лет, как мы, занимается альтернативными демократическими выборами, то ни в одной из них не увидите такого числа партий. Поэтому это болезнь.

РГ | Детская.

Вешняков | Я согласен с этим выражением. И можно в данном случае эту болезнь ничем не лечить, выздоровеем потихоньку, а можно потихоньку лечить. На мой взгляд, меры, которые принял законодатель, это меры лечения этой детской болезни. Да, здесь должно быть чувство меры у законодателей. Вот мы, например, были противниками того, чтобы законодатель вносил изменения в Закон о политических партиях по количеству членов партии для регистрации. Старая норма - 10 тысяч, теперь она - 50 тысяч. Мы полагали, что не надо этого делать было. Совокупность других факторов - барьер 7-процентный, другие позиции в законе, в том числе более жесткие подходы к сбору подписей, чтобы они действительно собирались, а не фальсифицировались, — должны привести к результату, к отсеиванию этих несостоятельных, нереальных партий. Но тем не мене мне кажется, что за грань разумного в вопросах регулирования процесса партстроительства законодатели пока не переступили.

РГ | А какой положительный эффект ожидается от единого дня голосования?

Вешняков | Начнем с того, что снизится влияние административного ресурса. Бывает ведь так: власти назначают выборы тогда, когда оппоненты не готовы или электоральная ситуация благоприятная. К тому же, это удобно для избирателя. Избирателю когда удобнее голосовать? В июле месяце или, допустим, во второе воскресенье марта? В июле нормальные люди, у кого есть возможность, хотят отдохнуть, а все студенты - на каникулах.

Да и количество кампаний влияет на их качество. У людей усталость наступает, если каждые три месяца ходить на выборы. Кроме того, каждые выборы - это и средства финансовые, политические затраты, когда власть занимается не конкретным делом, а политикой, или политиканством. Тут же и грязные технологии - у пиарщиков ведь список выборов у каждого на стене висит. На одних поработал, поехал на следующие. Поэтому вот и придуманы были в ответ на все эти технологии единые дни голосования.

РГ | А с двойниками теперь тоже будет легче бороться?

Вешняков | Партию-двойника в нынешних условиях будет сделать абсолютно невозможно. То, что раньше было обыденной практикой, больше не повторится. Вспомните, сколько у нас было партий с созвучным названием: к примеру, одна называлась "Единство", а вторая "Единение". Эта партия "Единение" по результатам жеребьевки даже попало на первую строчку в бюллетене. В результате,совершенно малознакомое политическое образование получило не полпроцента, что вроде было бы объяснимо, а больше одного процента — и все из-за похожести своего названия на название другой крупной российской партии.

 РГ | В современной Франции каждая партия получает по итогам выборов материальное поощрение от государства. Буквально: проголосовали за партию 20 миллионов человек, она получает 20 миллионов евро. Партия-однодневка собрала 500 голосов, все равно руководитель получает 500 евро в год на функционирование. Материальное поощрение партии от государства, как одна из форм гарантии демократии, каким-то образом учитывалась при разработке поправок?

Вешняков | Она у нас решена. Более того, полезность такого решения нам очень трудно было доказать в 2001 году, когда принимался Закон о политических партиях. Тогда это сделать все же удалось, правда, сделано все было в косметической форме — законодатели установили всего 50 копеек вознаграждения за голос избирателя. К примеру КПРФ, которая в числе других партий набрала больше 3 процентов голосов, сейчас получает примерно 3,6 миллиона рублей каждый год. Теперь же мы предложили увеличить этот размер в 10 раз — не 50 копеек, а 5 рублей. То есть оппозиционная партия (а в том, что КПРФ именно такая, никто не сомневается) будет получать от государства не 3,6 миллиона, а 36 миллионов рублей ежегодно. И судьба этих денег не будет зависеть ни от какого чиновника. Правда, некоторые уже говорят, что и этого мало. Но в нашем случае достичь большего результата по этому вопросу было невозможно, и, наверное, это объяснимо: мы не такая богатая страна, чтобы выделять большие средства на помощь политическим партиям. И все равно, в 2006 году партии, набравшие больше 3 процентов голосов, получат порядка 269 миллионов рублей. Это, вообще говоря, не приз за участие в выборах, а определенная гарантия того, что они будут реализовывать свою программу, за которую проголосовали избиратели, то есть — налогоплательщики. Чтобы у партий была возможность это сделать, не попадая в зависимость от определенных коммерческим структур и так называемых олигархов. К тому же, не надо забывать и о бесплатном эфирном времени в государственных электронных СМИ, в том числе и в межвыборный период. Все это направлено на то, чтобы дать возможность строить и развивать партии, на создание конкуренция среди партий.

Я глубоко убежден: кто боится политической конкуренции партий, тот может для нашего государства сделать очень плохую услугу. Не будет политической конкуренции — у нас будет застой. К чему приводит застой — мы уже проходили. Не будет политической конкуренции, значит, не будет никакого развития нашего государства, так же, как и не будет конкуренции экономической, не будет и экономического развития государства. Это, по-моему, аксиома.

РГ | Александр Альбертович, недавно вы высказали мысль о том, что избирательное законодательство может быть собрано в единый кодекс в 2009—2011 годах. Надо понимать, что после предстоящих выборов юридическая шлифовка законодательства продолжится?

Вешняков | Я думаю, что шлифовка, конечно, должна продолжаться. Это само собой разумеется. А вот надо ли обязательно кодексом заниматься в 2009 году, я пока не уверен. Тем более что может возникнуть соблазн не только шлифовать и доводить некоторые технические тонкости, но и что-то радикально поменять. На мой взгляд, не надо менять правила выборов от кампании к кампании, а надо понять, как работают существующие нормы. И делать выводы, тем более радикальные, только по одному избирательному циклу — это неправильно и даже опасно.

РГ | Спасибо, Александр Альбертович, основные параметры изменений в законодательство вы осветили. Желаете сказать завершающее слово?

Вешняков | Скажу еще несколько слов по пропорциональной системе выборов депутатов, о том, кому она выгодна. Конечно, с точки зрения некоторых в нынешней партии власти "Единая Россия", менять закон не стоит. По партийным спискам у них прошло где-то 230 с лишним человек плюс из одномандатных округов перешло еще 70 человек. В сумме стало 300 с лишнем. Нормально? Нормально. Отработана технология, отработан подход. Если же рассчитывать, что рейтинг партии сохранится на том уровне, что и сейчас — предположим такое теоретически, то на выборах в 2007 году у "Единой России" будет на 70 депутатов меньше. В то же время президент, да и в целом партия "Единая Россия" обеспокоены тем, чтобы в стране была нормальная политическая конкуренция, партии, а не какие-то непонятные образования. Поэтому они сознательно пошли на введение пропорциональной системы, исходя исключительно из перспектив строительства гражданского общества. Я уже говорил, что именно этими принципами руководствовалась украинская оппозиция, требовавшая и добившаяся перехода на пропорциональную систему. А у нас эта идея исходила от власти, а не от оппозиции — закон внес президент. Но этот факт почему-то вызывает совершенно неадекватное отношение к самому закону. Здесь, похоже, работают определенные догмы общественного сознания: если власть что-то предлагает, то она делает этот только в своих корыстных интересах.

РГ | Закон опубликован. Вы уходите в отпуск?

Вешняков | У меня есть планы, вообще говоря, где-то в начале августа недели две отдохнуть.

РГ | Спасибо большое, Александр Альбертович. Почаще будьте гостем нашей газеты.

Вешняков | Спасибо и вам за приглашение. Я удовлетворен сотрудничеством, которое у нас есть с "РГ".

Подготовил Павел Дульман

Иллюстрация:

Власть Работа власти Внутренняя политика Госфонды и контрольные органы ЦИК Избирательное законодательство
Добавьте RG.RU 
в избранные источники