Новости

27.07.2005 07:00
Рубрика: Общество

Скажи, что ты читаешь

и станет ясно, какой будет Россия

Экономические кризисы очевидны - дикие очереди у обменников и банкоматов, опустевшие полки, зашкаливающие цены, демонстрации пустых кастрюль. А гуманитарные катастрофы тихи и почти невидимы. Ну читают три соседки в метро миниатюрные книжки из женской серии, ну и что?

И вдруг социологическое исследование притаскивает в своих сетях неожиданно устрашающий улов: полстраны не покупает книг, полстраны не читает журналы, почти 80 процентов не пользуются библиотеками (см. выдержки из исследования аналитического центра Юрия Левады "Катастрофа чтения"). И до этого в ходе разных исследований всплывают такого же рода единичные факты: школьники России занимают 28-е место по "качеству чтения" среди 32 обследованных стран и т.п.

Построение конкурентоспособной страны на таком фоне начинает казаться целью столь же призрачной, как и построение коммунизма. Конкурентоспособность уже давно обеспечивают не стратегические запасы нефти, а удачно мобилизованные стратегические ресурсы ума и культуры.

Но в колокол никто не бьет. Неудобно как-то. Это же не ЦК партии лишил нас своими запретами "Мастера и Маргариты", спустил стихи Тарковского в подвалы спецхранов, это невидимая рука рынка расставила все по своим местам. Однако сомнительно.

Если 40 процентов издаваемых в большинстве своем частными издательствами книг не доходят до читателя, это разве рынок?

Если у писателя и ученого, известного экономиста Николая Шмелева в Иркутске спрашивают: "Как достать вашу книгу?", надо разбираться в этих дефицитах. Они отнюдь не рыночного свойства.

Рынок - реальность сколь экономическая, столь институциональная. Все знают: не бывает эффективной экономики без эффективного суда. Не будет великолепной книжной торговли без выявленного, выращенного, а иногда и инспирированного спроса на интеллектуальное.

Негативные тенденции нашего книжного рынка не исчерпываются сокращением чтения. Те, кто читает, уже давно читают по-другому. Исследователи подчеркивают, что чтение перестает быть человеко- и культурообразующим ресурсом, книги читают либо строго функционально ("по работе нужно", "сессию надо сдавать"), либо рутинно, примерно так же, как смотрят случайно попавший во внимание блокбастер.

Преобладать в чтении начинает откровенное чтиво. Женский детектив и женская проза сегодня лидеры жанра.

Первый звонок прозвенел во второй половине 90-х: когда народившийся российский "средний класс" в лице упаханных на службе менеджеров стал честно признаваться в преобладании легкого чтения с целью отдохнуть, переключиться, прочистить мозги. Быстро выяснилось, что Маринина по прочистке мозгов выигрывает у Достоевского.

За прошедшее время эволюция шла в двух направлениях. Чтивная часть ветвилась и дифференцировалась, произведя на свет божий своего рода рафинированное чтиво в лице Коэльо, Мураками, Акунина. Но при этом хорошо одетые женщины иногда стали стесняться читать в метро побившие все рекорды популярности "женские романы" необернутыми. Такое ханжество даже радует: читатель догадывается, что подобные книги в руках подрывают его реноме.

Есть, правда, третье направление - детское. Появились редкие экземпляры выученных лучшими гуманитариями современности детей высших слоев среднего класса. Возможно, когда-нибудь они скажут свое просвещенное слово, но когда и какое? Будет ли оно услышано зачитавшейся чтивом массой и повлияет ли на состояние умов в России?

Чтение создает реальность возможностей. Поступить в университет, получить образование, но в первую очередь добиться внутреннего личностного развития и роста. С этой точки зрения книга - один из способов уравнивания материальных и социальных разниц, которые у нас пока стремительно разрастаются.

Недаром почти во всех странах мира существуют национальные программы поддержки чтения, у нас - нет. Если давно записанная в культурные образцы Англия ведет телевизионный "пиар" чтения, чтобы поправить его качество, почему нас это не заботит?

Почему интеллигенция покинула культурную авансцену и отказалась от традиционных для себя идеалов просвещения? Ведь именно она еще два десятилетия назад размечала литературный процесс и выступала своеобразным навигатором чтения. Можно ли вернуть ей эту миссию? Хочет ли она этого?

Россия - литературоцентричная страна. Это сказывалось не только в ожиданиях публикой нового романа Тургенева, Толстого или Достоевского полтора века назад, но и в появлении в реальной жизни, в том числе и социальной, персонажей, похожих на их героев. И это быстро не исчезает. Мы продолжаем соотносить реальные события своей жизни и реальных ее персонажей то с Онегиным, то с Левиным, то с Коробочкой. Нам кто-нибудь в жизни обязательно встречался, похожий на них. Если через двадцать лет в стране вырастет поколение без всякой литературной кодировки, каким оно будет? Узнаем ли мы сами себя и в зеркале культуры и жизни?

Мы начинаем в нашей газете своеобразный мониторинг современного чтения, дискуссию по поводу него и приглашаем к участию в нем всех желающих.

В настоящее время не покупают книг 52 процента россиян. Не читают их 37 процентов. Журналы не покупают 59 процентов (не читают 39).

Катастрофа чтения в России

Библиотеки

Библиотеками не пользуются 79 процентов россиян. Библиотека перестала быть главным институтом организации чтения и представлять "национальную" культуру в связи с обеднением, плохой комплектацией фондов.

Книгоиздание

Свыше 68 процентов названий книг и брошюр, вышедших в России в 2004 году, были опубликованы частными издательствами. Тираж негосударственной книжной продукции превышает 91 процент. Многие работают по формуле "максимум прибыли в минимум времени", предпочитая издавать "спрашиваемые" книги, не требующие особых затрат.

Книгораспространение

Более 40 процентов издаваемых в стране книг не доходит до читателей.

Жителям сел и городов с населением меньше 100 тысяч человек книжно-журнальная продукция стала недоступна. В РСФСР работало свыше 4 с половиной тысяч книжных магазинов, теперь - почти вдвое меньше - 500 сетевых, 2 тысячи независимых и 10-20 тысяч книжных лотков с ограниченным и стереотипным набором.

В сегодняшней России один книжный магазин приходится в среднем на 60 тысяч потенциальных покупателей. В Европе - на 10-15 тысяч.

Кто, как и когда читает

В районных (городских) библиотеках берут книги 18 процентов россиян, покупают в книжных магазинах - 35, берут почитать у знакомых и друзей - 63 процента.

Книги и журналы сегодня активнее читают россияне моложе 40 лет, чаще - молодые женщины.

Книги дома

В 2005 году не имели дома книг 34 процента опрошенных, библиотеки до 100 книг имели 36 процентов, от 100 до 300 книг - 20 процентов, от 300 до 500 - 6, от 500 до 1000 - 3, свыше 1000 - 1.

Интернет

В Интернете читают книги 12 процентов опрошенных. Основная часть - справочные материалы, чуть меньшее число - литературу по специальности и лишь 1 процент - художественную литературу.

Лидеры

Лидерами жанра являются сегодня "женский детектив" и "женская проза". Мужчины предпочитают российский боевик.

Массовым интересом среди нехудожественной литературы пользуются книги о здоровье и лечении (22 процента), книги по кулинарии (18) и книги по специальности (18).

Покупка книг

Около трети тех, кто вообще покупает книги, купили за последний год 1-2 книги, чуть более трети - 3-5, а одна пятая - 6-10. Более 11 книг (примерно 1 книгу в месяц) покупают не более 15 процентов активных читателей.

33 процента активных покупателей готовы выделить на покупку книг 100 рублей в месяц, около 25 процентов - от 100 до 200 рублей, 24 процента - от 200 до 500. Каждый десятый готов потратить больше 500 рублей. В итоге, 84 процента готовы купить раз в месяц не менее одной книги средней стоимости. Но эти показатели превышают цифры реальных трат.

Модное

Из тех, кто ответил, что читает книги, художественную литературу вообще не читают 17 процентов. Для мужчин этот показатель выше: 21 процент, но хуже всего художественная литература идет у молодых читателей до 24 лет: 26 процентов.

Несмотря на это, самыми активными читателями на данный момент являются образованные и молодые люди, проживающие в Москве и Санкт-Петербурге. По оценкам исследователей, это связано с активной фазой социализации - учебой, началом работы, выстраиванием отношений с культурной средой. Интересно, что среди жанров, популярных у молодежи, упорно лидируют фэнтэзи, мистические и "готические" романы.

Ниже всего показатели активности чтения в селах и малых городах, среди пожилых людей, в особенности мужчин, с образованием ниже среднего.

Москва и Санкт-Петербург по-прежнему остаются "культурными столицами": здесь самые высокие показатели покупки. В массе читатели отдают свои предпочтения зарубежной классике, современной зарубежной прозе и отечественной современной литературе.

ПОДАРОК
за ПОДПИСКУ
через сайт
или в редакции
УЗНАЙ КАКОЙ!