Новости

12.08.2005 00:00
Рубрика: Экономика

С чистого листа

Внешнее управление помогает предприятиям подняться с колен

Но как разгадать, что излишне активная деятельность отдельных управляющих ведет к уничтожению подчас работоспособных, серьезных предприятий мошенниками? Возможно ли в рыночное время предприятиям помогать выживать, чтобы сохранились производство, рабочие места, налогооблагаемая база? Каковы превентивные меры? Об этом разговор с гостем "Делового завтрака" в Дальневосточном представительстве "РГ" профессором Владимиром Шихалевым.

Российская газета| Владимир Александрович, почти ежедневно наша газета публикует сообщения о чьем-либо банкротстве, то есть чей-то бизнес разрушен, людям не платят зарплату. Что же такое банкротство?

Владимир Шихалев| Банкротство - это установленная судом несостоятельность должника, невозможность в полном объеме выполнить требования кредиторов. В ДФО почти полмиллиона юридических и физических лиц действуют на рынке. По данным налоговиков, более 80 процентов юридических и физических лиц округа нерегулярно уплачивают налоги, а признаком банкротства является наличие более 100 тысяч рублей неуплаченных долгов. 

РГ| 80 процентов? Да это же крах экономики...

Шихалев| Краха никакого нет. Россия только в 1992 году подошла к рынку, а в рыночных отношениях действует механизм банкротства. Именно так экономика очищается от неплатежеспособных предприятий. Ведь компании и фирмы, как и люди,  рождаются неодинаковыми: один умный, другой нет, один слепой, другой зрячий. Так же и в бизнесе, и тогда вступает в силу механизм финансового оздоровления. Выживает сильный. 

РГ| А что является критерием банкротства? Налоги или невыплата зарплаты? Или может, публикация объявления, что, мол, несостоятелен такой-то?

Шихалев| Есть обязательные платежи и есть договорные обязательства, неуплата которых является признаком банкротства. Допустим, мы заключили с вами соглашение, по которому вы должны мне платить за определенные услуги или товары, но уже три месяца не платите. Что мне делать?  

РГ| Судиться.

Шихалев| Правильно. Суд установил, что я являюсь вашим кредитором, а вы должник.  

РГ| А я суду говорю: на самом деле я хорошая, то есть не должник, а кредитор, потому что мне тоже должны…

Шихалев| То, что у вас самой есть дебиторы, никого не касается. Вы не отдали деньги и должны заплатить. Это правильный механизм, который применятся 4 тысячи лет, начиная с римского права. Кстати, первый закон о банкротстве был издан в России знаете кем? Павлом Первым.

Есть несколько процедур у банкротства: наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление и конкурсное производство. 

Сначала должно вводиться наблюдение через арбитражного управляющего. Его задача - провести финансовый анализ и доложить совету, что предприятие неплатежеспособно, охарактеризовать дебиторов, ликвидность имущества.

Если дебиторов нет, имущество никто не выкупит, вносится предложение выходить на конкурсное производство… 

Органы местной власти по новому закону могут вмешиваться в дела о банкротстве. Ведь предприятия-банкроты находятся на территории местного самоуправления и многими обязательствами связаны с местной властью. Если предприятие закроется, то завтра бывшие работники будут выброшены на улицу. Кроме того, через предприятие проходят коммунальные сети, оно имело также детсады, общежитие, дом культуры и так далее. По закону эти объекты должны быть переданы местному самоуправлению. И органам власти вовсе не безразлично, как должно проходить банкротство. При администрациях должны на местах быть уполномоченные в делах о банкротстве. 

А у нас что? Органы местного самоуправления, обладая полномочиями, не заявляют о своем участии в делах о банкротстве, не хотят идти в дело. Недавно на межведомственной комиссии по банкротству рассматривалось дело предприятия "Примстройинвест": здесь незаконно сменили арбитражного управляющего, поставили своего, а тот сделал фиктивный отчет, что нет признаков преднамеренного банкротства, хотя они все на поверхности лежат: дольщиков на 400 миллионов рублей втянули, потом взяли кредит в банке и дольщиков выкинули. Механизм простой, это такая же пирамида.

В Лесозаводске, в Приморье, таким образом был продан новый биохимический завод в Китай (хотя в России были люди, готовые купить его) с миллионным японским оборудованием, и продан как металлолом! И ничего невозможно было сделать, арбитражный управляющий, вроде бы поступил правильно: должен же был любым способом удовлетворить требования кредитора.

Вот и удовлетворил.

Чего греха таить, и никто, даже арбитражные судьи, толком не понимают тонкостей закона о банкротстве. Он не однажды менялся: выйдя в 1992 году, менялся в 1998, третий вариант вышел в 2002 году.  

РГ| А каков механизм имущества от продажи по реальным ценам?

Шихалев| Нередко используют такую схему: рядом с предприятием (как было, к примеру, на заводе "Дальэнергомаш") создают лавку - ООО с таким же названием, все имущество переводят туда, а вместо завода остается пустышка с миллиардными долгами… К сожалению, по этой же схеме работают сейчас многие муниципалитеты. Помните, как ликвидировались ЖПЭТы и создавались службы заказчиков? По той же схеме. Это называется преднамеренное либо фиктивное банкротство, 195, 196, 197 статьи Уголовного кодекса - участникам такого деяния грозит до семи лет лишения свободы. 

РГ| И кто за такие дела сел на семь лет?

Шихалев| Я не знаю таких случаев. Более того, когда приходят следователи, на предприятии или в администрации внезапно исчезают все документы. А вы не задумывались, почему происходят пожары в административных зданиях? Или в арбитражных судах - именно тогда, когда там рассматривается дело о преднамеренном банкротстве?  Думаю, ответ очевиден.

Есть и другие способы отъема денег. "Приморхлебопродукт", например, взял у американцев 17 миллионов долларов и через 2-3 месяца уходит на банкротство. Приезжают американцы и заявляют свои требования. Арбитражный управляющий воспользовался их незнанием законодательства и предложил убираться восвояси. Они уехали, навсегда получив о России негативное впечатление и решив: "С русскими иметь дело бесполезно". Выиграет ли Россия от такого предпринимательства?

Таких примеров множество. "Дальморепродукт" через третьи страны выдал доверенность гражданину, который в суде отвечал по обязательствам и принуждал к банкротству. А у настоящего директора, оказывается, была всего 51 тысяча рублей долгу! Это предприятие неликвидным не назовешь - оно имело 28 плавбаз, там миллиарды рублей крутились. О чем заботятся люди в данном деле, и без комментариев понятно.

А на Владивостокском рыбокомбинате что происходило? Несколько лет его руководители добивались возвращения судна из-за границы. Вернули в родной порт, но пришел пристав, продал действующий РТМС за 1,2 миллиона долларов. Это цена металлолома судна водоизмещением 6000 тонн. Но и этих денег комбинат не получил и, что называется, к утру стал банкротом! 

Вопросы международных отношений и долгов очень не просты, потому-то был в Дальневосточном округе создан совет по трансграничной несостоятельности и защите иностранных инвестиций.  

РГ| А как же распознать ложного или преднамеренного банкрота?

Шихалев| Если должник сам на себя подает на банкротство, поверьте мне, преднамеренно. Значит, он уже вынес все, что можно было вынести с предприятия, а конкурсный управляющий лишь должен спрятать концы в воду. Недаром уже 48 управляющих из ста наказаны судом в округе за нарушение процедуры.

Чтобы правильно строить работу с арбитражными управляющими, нужен регулирующий орган - федеральная регистрационная служба, которая сегодня еще не работает в полной мере. Нужны управленцы другой породы, не столько юристы, сколько специалисты широкого профиля. 

РГ| Но откуда им взяться, если сам рынок в России недавно...

Шихалев| Начали готовить антикризисных управляющих в экономических вузах, есть и курсы, но обучение новых специалистов - длительный процесс.  

РГ| А какой смысл предприятию заявлять о своей неплатежеспособности? 

Шихалев| Смысл? Уйти от платежей. Потому-то чем быстрее будет включен механизм наблюдения, тем быстрее начинается процесс финансового оздоровления. Как только вводится внешнее наблюдение, накладывается мораторий на все обязательства этого лица, он начинает работать "с чистого листа". Вся сумма долга замораживается, предприятию дают отдохнуть. Семь месяцев арбитражный управляющий делает финансовый анализ. Предприятие платит текущие платежи.  

РГ| Сколько вы времени даете на процесс ликвидации убыточных предприятий и несостоятельных должников? Вроде уже все прибрано и поделено…

Шихалев| Не скажите. Борьба за собственность - вечный вопрос. Там, где кредиторами являются лица, не связанные с госсобственностью, идут бои жаркие - даже с МУПов деньги выбивают. Печально, но пять арбитражных управляющих убиты за прошлые годы, потому что не выполнили требования кредиторов. И банкротство - вечный процесс. Это как очищение воды: рыночная экономика должна очищаться от отмирающих предприятий. Ведь 40 процентов юридических лиц, обозначенных в дальневосточном реестре, на самом деле не существуют. В Приморском крае, например, 40 тысяч юридических лиц, надо ликвидировать. Эти расходы возложены на местное самоуправление, заложен механизм работы, и деньги на очистку от несуществующих предприятий должны закладываться в бюджет. Но, к примеру, в Приморье на эти цели не заложено ни копейки. Получается, число создаваемых предприятий там растет, а ликвидации прекративших работу нет! Несуществующие предприятия и налогов не платят, их долги растут.  

РГ| У вас есть хорошие примеры оздоровления? 

Шихалев| Возьмите базу активного морского рыболовства в Находке. Оно едва не вступило в процедуру банкротства. Только наблюдение началось, тотчас дела пошли в гору, рабочие места охранены, предприятие сохранено… Примеры есть по предприятиям природного комплекса в Хабаровском крае, на Чукотке. Но говорить о них не будем, чтобы не сочли за скрытую рекламу.

Экономика Бизнес Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Приморский край
Добавьте RG.RU 
в избранные источники