Новости

12.08.2005 04:34

SOS по предоплате

Пока англичане безвозмездно вызволяют подводников, наша спасательная техника работает на коммерцию

А где же были российские спасатели? А где глубоководная техника, которую морские начальники клятвенно обещали поставить в строй после "Курска"?

Министр обороны РФ, как сообщалось в прессе, нашел аварийно-спасательную службу Тихоокеанского флота в плачевном состоянии. И ему, и обществу в ответ звучало знакомое оправдание - нет денег.

Тем временем под этот знакомый жалостный рефрен о скудном денежном содержании лучшие спасательные буксиры ВМФ бороздят чужие моря под чужими флагами - их сдали в аренду. Тем временем подводные беспилотные аппараты выполняют коммерческие заказы частных фирм. Тем временем за пять лет бюджетное финансирование именно на нужды спасательной службы флота увеличилось в пять раз. Счет дополнительных средств на спасение идет на сотни миллионов рублей. Где эти деньги и где эта техника?

После гибели "Курска" для нужд ВМФ купили два британских телеуправляемых аппарата Venom для выполнения инженерных работ под водой и пять малогабаритных аппаратов для подводного теленаблюдения Tiger. Эти аппараты имелись на борту судна сопровождения батискафа АС-28. Как известно, Venom не смог перерезать сети и вышел из строя. Сейчас специальная комиссия разбирается, почему это произошло. Вполне возможно, что не по причине некачественной техники, а потому, что плохо был подготовлен оператор.

По вине оператора на Северном флоте потерялся аппарат наблюдения Tiger. При осмотре корпуса затонувшей подлодки К-159 произошел обрыв кабеля управления, и несколько сот тысяч долларов отправились в "свободное плавание". В это же самое время другой аналогичный аппарат с отлично подготовленным оператором работал на Черном море по коммерческому контракту. Он обследовал подводные трубопроводы частных фирм.

Когда АС-28 попал в аварийную ситуацию, на борту судна сопровождения находился батискаф, аналогичный тому, который попал в беду. Зачем его возили? Для балласта? Российские батискафы серии АС имеют прекрасные манипуляторы, мощную гидравлику и весь набор инструментов для перерезания под водой тросов любой толщины. Второй батискаф, как говорят, был неисправен. А неисправен он был по причине отсутствия батарей, да и на борту АС-28 батареи работали на последнем вздохе. Если бы энергообеспечение было нормальным, то запутавшегося собрата второй батискаф освободил бы за считанные часы, если не минуты.

Проблема аккумуляторов для подводного флота сегодня является одной из острейших. Но если для атомных и тем более дизельных субмарин стоимость аккумуляторов исчисляется огромными суммами, то для спасательных батискафов она, можно сказать, копеечная. Но и копеек в Управлении поисковых и аварийно-спасательных работ (УПАСР) ВМФ РФ не нашлось. Почему?

Может быть, потому, что сотни миллионов рублей ежегодно тратятся на ремонт спасательного судна "Карпаты", которое никому не нужно. Судно проектировали и строили специально для подъема дизельной подлодки С-80, затонувшей в 1960 году. Спасатель, спущенный на воду сорок лет назад, не только физически износился, он безнадежно устарел морально. А между тем деньги на его реставрацию идут и идут, потрачено уже более полумиллиарда рублей. И лишь наивный не понимает, как может быть выгоден кому-то этот нескончаемый и абсолютно бесполезный ремонт.

Вообще у нас чиновники, которые сидят на деньгах, любят жаловаться на их вечную нехватку. Нынешний начальник Управления поисковых и аварийно-спасательных работ (УПАСР) ВМФ РФ контр-адмирал Василий Воробьев в интервью "Красной Звезде", данном всего девять месяцев назад, сетовал на то, что "проектов и планов (улучшения поисково-спасательной службы) много, но с финансированием проблемы". Впрочем, как гордо заявил контр-адмирал, "УПАСР мог бы зарабатывать своими силами". И тут же привел пример "аварийно-спасательного" бизнеса. Лучшие в Европе буксиры "Николай Чикер" и "Фотий Крылов", приписанные к ВМФ, а точнее, к УПАСР, через посредников были сданы в аренду неким иностранным компаниям. Как рассказал Воробьев, мы ежегодно получаем в качестве арендной платы 50 миллионов рублей. Деньги немалые, только вот интересно, на какие такие "проекты и планы" они идут?

Есть еще одна интересная деталь. По контракту буксиры должны по первому требованию ВМФ передаваться военным морякам для участия в возможных спасательных операциях. Много они использовались в таких операциях за последние годы? Или у нас спасать было некого? И как знать, если бы мощный "Николай Чикер", а не худосочный буксир тащил в штормовую погоду списанную АПЛ К-159, не случилось бы трагедии в августе 2003 года? И старую субмарину довели бы до места утилизации, и люди остались бы живы? Увы, нет сегодня у ВМФ современных буксировщиков, в аренду они сданы, деньги зарабатывают...

Между тем без фрахтовых денег и прочей коммерции из госбюджета морским спасателям выделяются деньги по нарастающей. Практически все требования этой службы по деньгам удовлетворяются.

Для нужд УПАСР было закуплено самое современное западное снаряжение. В том числе так называемые нормобарические скафандры, предназначенные для водолазных работ на глубине до 365 метров. Именно такие скафандры везли нам американцы на своих самолетах. В них водолазы могли спокойно обследовать аварийный батискаф и перерезать все, что мешало ему всплыть. А где же находились скафандры российские, пусть и иностранного производства?

Они почему-то были жестко привязаны к тихоходному кораблю "Саяны", который находился во Владивостоке. Кто надумал намертво прикрепить снаряжение, необходимое в экстренных случаях, к судну, которое передвигается с черепашьей скоростью? Этот тихоход с глубоководными скафандрами добрался бы до Камчатки лишь через несколько суток. Руководство УПАСР не додумалось сделать хотя бы часть глубоководного водолазного снаряжения аэромобильным, так, как у американцев. В таком случае переброска техники, которая могла спасти жизнь подводников, оказавшихся в ловушке, заняла бы несколько часов. Нет, на ТОФе ждали иностранной помощи. Почему элементарная с точки зрения здравого смысла вещь - создание мобильного водолазного комплекса, не была выполнена, пусть выяснит прокуратура.

По словам флотских офицеров, за все годы с момента закупки уникальной спасательной техники военные чиновники УПАСР так и не смогли организовать правильную и грамотную ее эксплуатацию, отработать действия личного состава аварийно-спасательных партий, операторов телеуправляемых аппаратов и пилотов нормобарических скафандров до автоматизма, как того требует Корабельный устав ВМФ.

Конечно, руководство УПАСР может красиво доложить о достижениях и проблемах (как же без них?) вышестоящему командованию. Говорят, что очень эффектно это руководство представляет ВМФ на различных международных мероприятиях, касающихся проблем спасения на море, особенно если предвидится обсуждение очередных закупок техники за границей. Отсутствует у чиновных "спасателей", пожалуй, одно - способность организовать оказание помощи экипажам кораблей, подводных лодок, летательных и космических аппаратов, терпящим бедствие, - то есть то, что от них прежде всего и требуется.

Что делать? По мнению очень многих офицеров военно-морского флота, просто-напросто найти достойных специалистов, обладающих кроме знаний и опыта еще и честью офицера флота российского, и поручить им возглавить пресловутое уже Управление поисковых и аварийно-спасательных работ. Тогда и выяснится, что не столь уж мы убоги и беспомощны, что есть в наших арсеналах достаточно сил и средств, чтобы справиться со спасательной операцией любой сложности.

Русское оружие У берегов Камчатки затонул батискаф
Добавьте RG.RU 
в избранные источники