Новости

16.08.2005 02:00
Рубрика: Общество

Правосудие как шоу-бизнес

Тех же щей?..

Изобилие в телеэфире истцов, ответчиков, свидетелей, преступников и тяжб, решаемых тут же по ходу передач, - это на первый взгляд правовой ликбез. На второй - развлечение. На третий...

Это, если у вас есть третий глаз... А он уже у многих есть. И для иных зорче первых двух. Он позволяет увидеть в синхронном интересе государственных каналов к судебному формату сплошную политику. То есть некий замысел кремлевских мудрецов (это на все случаи нынешней жизни штатные демоны, которые в своей зловредности ни в чем не уступают сионским мудрецам) оторвать народ от социальной реальности и заодно повысить авторитет не слишком уважаемого нынче института юстиции.

С помощью третьего глаза в свое время было замечено, что поток криминальных сериалов образовался исключительно с целью повышения рейтинга правоохранительных органов.

По мне, так ларчик открывается несколько естественнее. По крайней мере в том, что касается обостренного внимания телезрителей к делам судебным. Это ведь все тот же интерес массовой аудитории к семейно-бытовым склокам. И сами дела - это по большей части все те же кухонные разборки, что в "Окнах", в "Большой стирке" или в "Пяти вечерах". Муж вернулся с работы, а жена в постели с другим. Девушка купила в зоомагазине антигадин для кота, но лекарство не помогло, вследствие чего домашняя тварь нагадила в ботинки любимого молодого человека. Внук имеет виды на квартиру дедушки и желает ее оттяпать. Молодой человек из мести заразил девушку СПИДом. Девочка, затравленная мачехой, повесилась. И т.д.

Не правда ли, мы с этими проблемами уже где-то встречались?

Вопрос упаковки

Главное своеобразие теперешних склок - в их упаковке. О просветительском резоне показательных процессов на ТВ пусть судят юристы. Я - о формате. То есть о качестве упаковки.

Трогает цивилизованность отношений всех участников спектакля. У вас претензия? Обоснуйте. А заключение эксперта есть? Передайте его приставу. Ответчик, ваша версия. Где справка? Пригласите свидетеля. Господин адвокат, дайте воды вашему клиенту. Подсудимый, я делаю вам повторное замечание. Суд удаляется для вынесения вердикта и... бац молотком по столу. Выносится решение - бац.

Судейский молоток - это наиболее эффектный ингредиент программы. Одно удовольствие смотреть, как им орудуют люди в мантиях. Особенно вкусно и, можно сказать, непринужденно это делает адвокат Павел Астахов в роли Мирового судьи. (Ren TV). Федеральные судьи Пашин и Смирнов с Первого канала, а также Тарасов с "России" им работают не столь умело. Но если бы проблема была только в этом...

Понятные правила игры

В программе "Час суда" (на самом деле она идет два часа, одним из которых заведует профессиональный юрист госпожа Дмитриева, и тоже симпатично) прозрачные и понятные правила игры. Дела реальные, но мелкие, административно-гражданские. Иски - до 30 тысяч рублей. Люди шлют на передачу спорные случаи и копии документов. Что до истцов и ответчиков, которых мы видим на экране, то это как бы истцы и как бы ответчики. Скорее всего самодеятельные артисты. И это не режет глаз, поскольку исполнители не стараются вжиться в свои роли, а просто представляют интересы процессуальных противников. Белые нитки, которыми здесь сшиты жизнь и игра, не скрываются, не замазываются. Они - тоже правила игры.

Тяжба разыгрывается; получается что-то вроде показательной, к тому же бесплатной юридической консультации для заинтересованных телезрителей.

Эффект достоверности и художественности "Часа суда" обеспечен в основном и главным образом Павлом Астаховым, который себя достаточно органично чувствует в роли вершителя справедливости.

Судьи в других программах - ответственные и исправные функционеры судопроизводства. Нет, это не машины, не автоматы; у каждого свое лицо. Пашин - воплощенная упрямая, но вежливая верность Закону. Тарасов - олицетворенная его строгость.

Что же касается Астахова, то ему благодаря ли собственному таланту или условиям самого телеформата, а скорее всего благодаря тому и другому удалось в какой-то степени создать художественный образ мудреца.

Павел Астахов - наш царь Соломон, к тому же чем-то смахивающий на брехтовского Аздака. Он ведь един в нескольких функциях - исследователя, обвинителя, адвоката и судьи. Некоторые эпизоды он распутывает, можно сказать, на аплодисменты. Например, с подменой драгоценности в ювелирном магазине. Не лишним кажется мягкое житейское моралите писательницы Татьяны Устиновой.

Словом, юридическая консультация удалась как шоу. Чего же больше?

Охота пуще смысла

"Белые нитки" - главная проблема двух других судопроизводств на ТВ.

И в "Федеральном судье", и в программе "Суд идет" они тщательно заретушированы. Вроде все по-настоящему. И судьи всамделишные, и обвинители взаправдашние, и адвокаты не придуманные, и судебные дела вполне типовые. Наконец, соблюдены все формальности российского судопроизводства, за исключением, пожалуй, одного - подсудимый (когда рассматривается тяжкое уголовное преступление) не отгорожен от иных участников процесса железной решеткой. А все равно чувствуешь, что это всего лишь театр. Но на сей раз театр не представления, а переживания.

Актеры, исполняющие роли истцов и ответчиков, подсудимых и пострадавших, свидетелей с той и с другой стороны, жмут на все педали: изображают гнев, размазывают слезы по щекам, впадают в истерики... Они так стараются, что хочется их остановить: "Ребята, вы же не настоящие, чего вы изводите себя?"

В этой ситуации реальным юристам, вовлеченным в спектакль, ничего иного не остается, как исполнять роли артистов. Другое дело, что у некоторых это неплохо получается.

Тем не менее создатели "Федерального судьи", понимая, что с такими ингредиентами кашу крутого и душераздирающего судебного шоу не сваришь, делают ставку на драматургию самого дела. Им надо, чтобы во время процесса все время вспухали эксцессы. Чтобы обвиняемый бросался на свидетеля, чтобы их разнимали, чтобы они оскорбляли и поносили друг дружку. Для этого берется сложно-сочиненное дело с мелодраматической подоплекой. Мачеха избивала и мучила неродную дочь, пока та не повесилась. На суде выясняется, что мачеха беременна. Приговор смягчен настолько, что подсудимую под стражу не берут. В конце программы малюсенькими титрами приписано, что все совпадения с обстоятельствами реальных дел следует считать случайными.

Работников юстиции, участвующих в этом шоу, тоже хочется остановить: "Ребята, вы же настоящие, что вы здесь, в понарошку и кое-как сляпанном мирке, делаете?"

Общество СМИ и соцсети Теленеделя с Юрием Богомоловым
Добавьте RG.RU 
в избранные источники