Новости

18.08.2005 04:30
Рубрика: Экономика

Алексей Кудрин: Мне пришлось уступить

Но бюджет-2006 все равно получился "бюджетом развития"

По словам министра, ему пришлось по ряду позиций серьезно уступить (и отступить - от жестких монетарных принципов), но в итоге все равно получился "бюджет развития". И даже беспрецедентные траты на образование и здравоохранение, заложенные в главном финансовом документе, - это никакая не пресловутая "социальная направленность", а забота о рабочей силе, которой предстоит двигать амбициозно марширующую экономику.

Минфину пришлось трудно. Ему трудно всегда, но на этот раз объем работы утроился: вместо простого бюджета на очередной год финансисты выдали на-гора перспективный финансовый документ на три года. Игра стоила свеч: теперь, говорит министр, инвесторы могут видеть, что будет происходить в стране в ближайшие три года, а это автоматически улучшит инвестиционный климат. Попытался минфин внедрить и другой принципиально новый подход: планировать бюджет так, чтобы он ориентировался на результат. Скажем, рядовая семья ведь не думает, что ей непременно нужно потратить тысячу долларов, она прежде всего прикидывает, на что. А бюджет государства, как ни покажется странным этой "рядовой семье", до сих пор верстается по принципу "траты превыше цели".

Г-н Кудрин признал, что с ориентацией на результат сходу не получилось, но в течение 2007-2008 годов этот принцип будет полностью взят на вооружение.

Но самое трудное для г-на Кудрина и его команды - поступаться принципами. Но все-таки пришлось - экономисты уговорили финансистов. Позиций отступления две.

Во-первых, нефтяную цену отсечения пришлось поднять с 20 до 27 долларов за баррель. Это означает, что если прежде нефтяники платили чрезвычайный налог (который идет в Стабфонд) с той суммы, которая превышала цену в 20 долларов, теперь им дали послабление, и специальным налогом облагаются только те прибыли, которые получены с цифры выше 27. Для минфина это означало увеличение расходов на 342 миллиарда рублей. Однако, аргументы нефтяников, которые говорили, что именно из-за чрезвычайных налогов в стране дорожает бензин, и галопирует столь нелюбимая г-ном Кудриным инфляция, оказались сильнее.

Во-вторых, минфину пришлось согласиться с тем, что в будущем году цена нефти будет не 35 долларов за баррель, а 40 (речь идет не о реальной цене, а о той, на которую ориентирован бюджет). Это, конечно, дало бюджету "виртуальные" деньги, причем немаленькие (600 миллиардов рублей), но, по мнению г-на Кудрина, это "плохие деньги", потому что они получены от нефти, и, стало быть, убаюкивают, не провоцируют рост прочих отраслей экономики. С другой стороны, г-ну Кудрину пришлось признать, что, коли цена нефти на самом деле приближается к 40, то лучше верстать реальный бюджет, а не чрезмерно жесткий, который потом так удобно представить "перевыполненным".

Своей главной задачей министр финансов считает победу над инфляцией. А те, кто покушаются на Стабфонд, по мысли министра, хотят инфляцию подхлестнуть, хотя сами этого не понимают. Рисуя перспективы победы над инфляцией, министр не жалел красок. Что это такое - тарифы на ЖКХ в этом году скакнули на 25-30 процентов? - спрашивал он. Далее, низкая инфляция - это низкие процентные ставки по банковским кредитам. А они открывают путь многим предприятиям для расширения производств, и для строительства новых заводов. Наконец, низкая инфляция приведет к тому, что люди перестанут бегать от рублей, и переведут в них все свои сбережения, причем будут хранить сбереженное в российских банках. "Если человек видит, что рубль укрепляется, да если он еще и положил свои рубли в банк под 7-8 процентов, он получит больше, чем любой иностранец в своих иностранных банках", - патетически воскликнул министр. И, стараясь завлечь людей перспективами, пообещал: "Никаких непредвиденных потрясений в ближайшие три года не будет, запас прочности накоплен". Понятно, на что намекал министр - эти слова произнесены, как нарочно, 17 августа, в 7-летнюю годовщину печально известного дефолта.

Соответственно, потратить Стабфонд, пусть даже на развитие промышленности - самое плохое, по мнению министра, что можно сделать: экономика тут же парадоксальным образом отреагирует падением темпов прироста ВВП. Те траты, которые уже понес Стабфонд (и по внешнему долгу, и "неполученные доходы" от роста цены отсечения) - это предел прочности. Разъясняя этот тезис, министр - так получилось - покритиковал ЦБ. Выкупая нефтедоллары, чтобы положить их в Стабфонд, ЦБ, по словам министра, печатает рубли. В нормальной экономике деньги печатают, когда того требуют нужды денежного обращения, но ЦБ приходится прибегать к печатному станку вовсе не из этих требований. В результате потратить Стабфонд, который, по словам г-на Кудрина, сплошь состоит из таких виртуальных, напечатанных денег - все равно, что просто взять, и нашлепать их на станке. Единственное, куда можно тратить эту бумагу - за рубеж. Вот по внешним долгам мы Стабфондом и рассчитываемся, а других вариантов нет.

У идеи потратить Стабфонд, по мысли г-на Кудрина, есть и другая плохая сторона. Государство, приходя с деньгами в экономику, тут же отбивает у частного бизнеса охоту идти в те или иные отрасли. Причина проста: частники берут средства по коммерческим кредитам, а государство, как уже говорилось, из печатной машины, так что у государства деньги - более дешевые, и куда тут частнику, который считает каждую копейку, с ним тягаться. Г-н Кудрин скрепя сердце допустил, что государство может создавать инвестиционный фонд (и такой фонд в размере 70 миллиардов рублей таки будет создан в будущем году), но траты из этого фонда пойдут только на строительство инфраструктуры, то есть туда, куда частный бизнес и так не сунется. Напомним, однако, что даже такой, умеренной политике г-н Кудрин сопротивлялся до последнего.

И все-таки бюджет-2006 - это бюджет развития - таков итог всех баталий. Почему г-н Кудрин в этом так уверен? Во-первых, говорит он, правительство продолжает снижать налоговое бремя для бизнеса (а значит, имеет такую возможность). Во-вторых, бюджет получился стабильным, и есть уверенность, что все, что там написано, будет выполнено. В-третьих, бюджет-2006 предпримет беспрецедентные в истории России - СССР - новой России траты на образование и здравоохранение. Рост расходов на образование рывком поднимается на 29 процентов, а на здоровье - на 36 при том, что средний рост расходов всего финансового документа - лишь 24,7 процента. Социальная политика? Г-н Кудрин морщится от таких слов. Нет, это забота о рабочей силе, которой предстоит обслуживать стремительно растущую (по планам минфина, по крайней мере) экономику.

Экономика Казна Федеральный бюджет
Добавьте RG.RU 
в избранные источники