Новости

07.09.2005 01:00
Рубрика: Культура

Что наша жизнь - игра!

Реальность и фантазии Венецианского фестиваля

Конкурс: игры разума

Гвинет Пэлтроу здесь в роли дочери недавно умершего математического гения Кэтрин, тоже математика по призванию. Ее мучает возможная перспектива повторить судьбу отца, которого считали психически больным. Этот страх и ее приводит на грань психических срывов, и старшая сестра Клэр ведет себя по отношению к Кэтрин как к душевнобольной. И никто не верит, что ей удалось продолжить начатое отцом дело и найти доказательство некоей гипотезы, которое может сделать переворот в науке. Никто, кроме ученика ее отца Холла, полюбившего эту девушку с непредсказуемым характером.

Написанная в 2000 году пьеса Дэвида Обурна "Доказательство" - одна из самых репертуарных. Гвинет Пэлтроу долго играла эту роль в лондонском театре, и у нее было время изучить драму человека, который в силу психологических или любых других особенностей космически одинок в стандартизованном мире. Фильм продолжает политкорректную тенденцию в американском кино - "призывать милость" к тем, кто не похож на других. Он о том, как важно верить в человеческие возможности и не топить ближних своим скептицизмом, а вселять в них эту веру.

Отца Кэтрин лаконично и яростно играет Энтони Хопкинс. Юношу Холла - Джейк Джилленхал, уже засветившийся здесь как влюбленный ковбой из "Горы Брукбек". Интересна композиция фильма - события развиваются не хронологически, а словно по логике математического доказательства: отбираются те эпизоды, которые нужны для развития предложенной авторами гипотезы.

Картина снималась на территории Чикагского университета, математический факультет которого дал миру 75 нобелевских лауреатов. И мне показалось, такого серьезного отношения к необычному для кино материалу я в кино не встречал со времен "Девяти дней одного года".

Из первых уст

Джон Мэдден: "Пьеса Обурна очень хороша: ее эмоциональный пейзаж насыщен, характеристики героев точны и богаты, фабула полна неожиданных поворотов. Это очень субъективная история. Таинственная. С интригующими скачками во времени. Она об очень интимных чувствах. В ней есть все необходимое для фильма. Вопрос в том, как это сделать.

Важно было синхронизировать внутренний мир героев с их профессиональным характером. И я стал думать о будущем фильме в математических терминах: проблема - и ее разрешение, гипотеза - и ее доказательство. В центре картины характер Роберта - он же и ключ к тайне. Это математический гений, который сделал несколько принципиальных, пионерских открытий, прежде чем его поразила ментальная нестабильность, преследовавшая его до смерти. Он оказал большое влияние на учеников, потому что его теория отворила шлюзы для нового развития целой отрасли в математике. Такая роль требует актера особого склада: он должен обладать силой и магнетизмом, быть способным к вулканическим выплескам эмоций и при этом сохранять ту внутреннюю нежность, которая объяснит тесные душевные связи между ним и дочерью. Трудно представить себе более полное воплощение всех этих качеств, чем Энтони Хопкинс".

Вне конкурса: игры воображения

Представьте себе, что у нас сделали фильм про Пушкина и заставили поэта участвовать в собственных сказках - ублажать старуху вместо Золотой рыбки, выручать Людмилу из черноморского плена и громить бездельников-попов вместо Балды. Согласитесь, такой сюжетный ход отдает картонностью. Но нечто подобное сделал режиссер Терри Гиллиам, сняв сказочную эпопею "Братья Гримм". Скромные по жизни немецкие сказочники превратились в пару авантюристов Уилла и Джейка Гримм, которые путешествуют по захваченной Наполеоном Германии от деревни к деревне, с помощью мечей, арбалетов и эликсира "Слеза ребенка" вызволяя жителей из-под власти троллей, ведьм, оборотней и прочей нечистой силы. Это позволило авторам фантазировать на темы "Красной Шапочки", "Золушки" и даже "Гензеля и Гретель" - по типу зрелище напоминало бы "Властелина колец", если бы не было таким архаичным и анемичным. В ролях американизированных братьев голливудские суперзвезды Хит Леджер, появившийся уже в третьем фильме после "Казановы" и "Горы Брукбек", и Мэтт Дэймон с пластиковым носом, уподобившим его, как убежден Гиллиам, Марлону Брандо.

Главный прокол фильма - режиссер не позаботился сохранить ту наивность, которая и составляет прелесть старых сказок, зато напичкал картину бывшими в употреблении спецэффектами. Здесь из всех дыр лезут тучи мерзких насекомых, как в "Мумии", полно шагающих деревьев, как в "Волшебнике из страны Оз", и много птиц, как в "Птицах". Нас постоянно пугают, но для взрослых это примитивно, а для малышей смотреть такое опасно - еще начнут заикаться. В картине много картонажа, мало вкуса и совсем нет юмора. В США баснословно дорогой проект уже провалился, теперь Гиллиам рассчитывает поправить дела в Европе. Но как раз в Европе наверняка заметят еще один прокол: действие разворачивается будто в Германии, а музыка почему-то венгерская. Типа чардаша.

На днях это кино выходит и на российские экраны, и каждый сможет сверить свои впечатления с моими инсинуациями.

Из первых уст

На пресс-конференции у Терри Гиллиама поинтересовались, как он реагирует на разносную критику в американских газетах. "Если человек пошел в кино и кино ему не понравилось - тут нет никакой проблемы, - ответил он. - Люди имеют право на свое мнение". Помолчал и добавил: "Но некоторые из них могут быть неправы". Вопрос, по каким критериям сказочный фильм для детей был отобран для главного конкурса, режиссер предпочел не понять.

Исполнителя роли одного из братьев Гримм Хита Леджера спросили, любил ли он сказки, что они для него значили и будет ли у фильма воспитательный эффект. "Ну, конечно, мама мне рассказывала сказки, - сказал актер. - И они наверняка способствовали развитию воображения, давали возможность мечтать. Но я не уверен, что задача актера чему-то учить или что-то развивать - это скорее задача прессы".

Терри Гиллиам считается визионером, и у него много фильмов с фантастическими или сказочными сюжетами: "Бразилия", "Приключения барона Мюнхгаузена", "Король-рыбак". Его спросили, есть ли у такого кино специфика. "Я ненавижу слово "жанр", - ответил он. - И не вижу особой разницы между фантастическим и реалистическим кино - они существуют по одним законам. Фантазия - такая же часть нашего существования, как и реальность. Мы видим небоскребы - и они легко ассоциируются с огромными монстрами. Наши мечты и страхи могут быть выражены в сказочном сюжете, но от этого не перестают быть реальными. Дети это чувствуют очень хорошо, важно только сохранить в себе эту способность на всю жизнь. Люди - разные, у одних есть воображение, у других его нет. Кино помогает им вспомнить о существовании рядом с нашей рутиной и других миров, куда более увлекательных и часто - более содержательных. И вслед за великими сказочниками оно помогает эти миры увидеть.

Скандал: Рим наступает на пятки

Между тем тут пошел шум по поводу намерения римских властей учредить осенью 2006 года новый международный киносмотр в столице. На днях с таким заявлением выступил мэр Рима Вальтер Вельтрони, а теперь его поддержал и министр культуры Италии Рокко Буттильоне.

Министр прибыл в Венецию, чтобы огласить результаты конкурса на проект нового фестивального дворца с бюджетом в 100 млн. евро. Победила франко-итальянская фирма "5 + 1 Риччиотти", которая готова возвести здание в ближайшие три года. Проект впечатляет: это род айсберга - больше трети кинозалов и фестивальных служб уйдут под землю, а на поверхности возникнет воздушное здание главного зала на 2400 мест со стеклянной стеной, приспособленной для видеопроекции.

Надо сказать, что старейший Венецианский фестиваль до сих пор остается самым необустроенным. Здесь кино смотрят в шатрах-времянках, нет современного оборудования и места для кинорынка - принадлежности любого крупного киносмотра. Нет и стабильности: его директора меняются с пугающей регулярностью каждые два года.

О новом дворце, помнится, объявлял предыдущий директор Мориц Де Хадельн. Но Де Хадельна скинули два года назад, и теперь фестивалем правит Марко Мюллер. Роковая цифра два, похоже, грозит сработать опять: Мюллер уже заявил, что если финансирование строительства сорвется, то он не продлит контракт и вернется к своей профессии продюсера.

И вот теперь эта новость о Римском фестивале, которую все трактуют как намерение правительства перенести центр киножизни из Венеции в Рим. Правда, министр Буттильоне заверил журналистов, что рассматривает новый проект как часть общего фестивального движения и Рим с Венецией должны работать рука об руку, но мэр Венеции Массимо Каччиари на это отреагировал довольно резко. Он напомнил, что Венеция давно жалуется на нехватку фестивальной инфраструктуры, но средств для модернизации Мостры у правительства нет, зато они нашлись для Рима.

Президент биеннале Дэвид Крофт напомнил, что, говоря о Венецианском фестивале, мы решаем судьбу одного из важнейших культурных событий в мире. И сказал, что Венеция по-прежнему рассчитывает получить от правительства 60 процентов субсидий на развитие фестиваля, обещая покрыть остальное из средств частных инвесторов.

Культура Кино и ТВ 62-й кинофестиваль в Венеции