Новости

07.09.2005 03:00
Рубрика: Власть

Антитеррористический прорыв ожидается в Нью-Йорке

Несколько месяцев назад, 13 апреля, Генеральная Ассамблея ООН единогласно приняла этот важный международный документ. Если говорить коротко, то, во-первых, приняв Конвенцию, мировое сообщество вновь однозначно и конкретно продемонстрировало свое единство перед лицом террористической угрозы. В условиях нынешнего напряженного, а порой весьма эмоционального разброса позиций по многим значимым аспектам антитеррора, одобрить консенсусом столь развернутый и многосложный международно-правовой документ - крупный успех.

Во-вторых, архиважно то, что одобренный документ касается самых смертельных параметров нынешней террористической угрозы. Речь идет о коллективных мерах государств по предотвращению доступа к ядерному оружию, к ядерным материалам террористов, в готовности которых применить эти оружие и материалы против гражданского населения с целью убить максимальное число невинных жертв, думаю, ни у кого сомнений нет.

Еще один ключевой момент, к которому хотел привлечь особое внимание. Принятие "ядерной" Конвенции - результат системной, инициативной и энергичной работы, в первую очередь, именно российской стороны. Россия в свое время - восемь лет назад - выявила опаснейшее, "ядерное" измерение современного терроризма и предложила разработать в ООН глобальную правовую основу для совместных усилий государств в отражении этой угрозы.

Конвенция - документ во многом новаторский. Впервые антитеррористическая конвенция разработана международным сообществом, так сказать, на упреждение, то есть до совершения террористических актов определенной категории. Это первый универсальный договор, направленный на предотвращение террористических актов массового поражения.

Не сомневаюсь, что факт принятия Конвенции свидетельствует также и о решимости и способности государств - членов ООН адаптировать Организацию к современным реалиям и требованиям безопасности. Кстати, это - хороший и весьма своевременный ответ скептикам, пытающимся поставить эффективность всемирной организации под сомнение.

Всем тем, кто хоть в какой-то степени знаком с антитеррористической проблематикой, известна устоявшаяся формула - 12 глобальных антитеррористических конвенций и протоколов. Так говорят о 12 важнейших международно-правовых инструментах, определяющих основные договорные параметры согласованных позиций международного сотрудничества в борьбе с терроризмом. Общеизвестна и признается всеми задача-максимум - обеспечить универсальное участие и выполнение государствами всех этих 12 конвенций. Россия может гордиться тем, что напрямую причастна к расширению как перечня, так и, главное, охвата глобальных антитеррористических документов. Теперь их будет не 12, а 13.

Проиллюстрирую значение и одновременно многоплановость "ядерной" Конвенции упоминанием ее нескольких конкретных положений: документ обеспечивает антитеррористическую защиту как мирного, так и военного атома, нацелен на пресечение терактов с использованием самодельных ядерных устройств, предусматривает неотвратимость ответственности лиц, виновных в совершении актов ядерного терроризма на основе принципа "либо выдай, либо суди".

Конвенция создает прочную основу для международного взаимодействия в области борьбы с терроризмом и распространением оружия массового уничтожения. Именно фактор возможного попадания ОМУ в руки террористов позволяет рассматривать антитеррористическую деятельность в неразрывной связи с другим важнейшим треком международного сотрудничества - обеспечением нераспространения ядерного оружия и материалов.

Мы благодарны всем странам, участвовавшим в согласовании Конвенции - как ведущим нашим иностранным партнерам, принявшим действенное участие в продвижении работы над текстом, в том числе на решающей, итоговой стадии, так и тем государствам, которые проявили понимание важности вопросов, регулируемых Конвенцией, и пошли на весьма непростые для них компромиссы.

Убеждены, что новая Конвенция будет способствовать сплочению государств в борьбе с вызовами, которые террористы бросают нашей цивилизации, повышению эффективности этих усилий. Собственно, уже сейчас никто не ставит под сомнение то, что принятие этого крупного международно-правового документа открыло серьезные дополнительные возможности для наращивания антитеррористического взаимодействия под эгидой ООН, включая перспективы согласования проекта Всеобъемлющей конвенции о международном терроризме, инициированного Индией и долгое время обсуждавшегося в ООН в пакете с "ядерным" документом. Пока, к сожалению, достичь прорыва по этому проекту не получается, разногласия сохраняются. Вместе с тем, по нашему мнению, обнадеживает то, что настрой на интенсивную и плотную работу, заинтересованное обсуждение и поиск взаимно приемлемых развязок демонстрируют все государства.

И последнее. Думаю, все понимают, что подписание того или иного документа - это, все же, лишь начало пути. Главное - это его вступление в силу и выполнение государствами на практике. Наша страна поэтому настроена и далее играть в том, что касается "ядерной" Конвенции, лидирующую роль.

Россия подпишет Конвенцию первой в рамках предстоящего в Нью-Йорке Саммита-2005. Уверены, что нашему примеру последуют многие, прежде всего участники предстоящего в ходе Саммита заседания Совета Безопасности ООН на высшем уровне, на котором планируется принять антитеррористическую резолюцию Совета, содержащую, в том числе, призыв к государствам в приоритетном порядке подписать "ядерную" Конвенцию.

Призыв к скорейшему подписанию Конвенции содержится в Заявлении о борьбе с терроризмом, принятом в рамках саммита "восьмерки" в Глениглсе, соответствующая цель обозначена в "дорожных картах" создаваемых общих для России и ЕС пространств в сфере внешней и внутренней безопасности.

По инициативе России и Франции 20 июня этого года в рамках ОБСЕ принято министерское заявление в поддержку Конвенции: 55 стран - членов ОБСЕ обязались предпринять все усилия для подписания этой Конвенции уже 14 сентября 2005 г. в Нью-Йорке, а также приняли на себя политическое обязательство обеспечить скорейшую ратификацию Конвенции.

Все это вселяет уверенность в то, что в результате уникальный международный договор не только быстро соберет высокие подписи, но и необходимые для вступления в силу 22 ратификационные грамоты.

АЛЕКСАНДР ЯКОВЕНКО

ЗАМЕСТИТЕЛЬ МИНИСТРА

ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ

Власть Работа власти Внешняя политика Колонка Александра Яковенко