Новости

09.09.2005 01:20
Рубрика: Общество

Сокровища острова Беринга

На могилах легендарного командора и его товарищей мы увидели свежие цветы

"А что там делать, на этих Командорах?" - спросит иной человек, читавший, или слышавший, что острова практически голые - ни растительности тебе, ни прочих достопримечательностей. Море да ветры - вот и вся экзотика.

Действительно, что можно посмотреть на Командорах, чем подивиться? Отвечу сразу: очень многое. Например, перед нашей группой такого вопроса вообще не стояло. Мы твердо знали, что нам необходимо увидеть, чтобы получить хотя бы минимальное представление об одном из островов - Беринга: лежбище морских котиков, голубых песцов, заросли белых грибов, могилу Витуса Беринга и бухту Буян, знаменитую своими самоцветами в галечниковых отложениях пляжа. И все это, за исключением грибов (не грибная была пора), мы посмотрели. А грибы нам довелось собирать на острове в прошлом году. Здесь их - видимо-невидимо, они да табунки диких оленей - вот все, что хорошо просматривалось из вертолета. А когда вертолет приземлился на тундре, мы ахнули: грибы расстилались ковром. На острове нет грибной мухи, поэтому они никогда не червивеют, и стоят ядреными до старости. Ходи и рви без разбору. Что мы тогда и делали.

Морской капусты на пляжах острова Беринга после отлива - непроходимые валы. Остров исключительно богат капустой. То-то было приволье морской корове Стеллера, когда она здесь еще водилась: лежи между берегом и рифами на мелководье и жуй вкусный корм. Говорят, коровы так его любили! Теперь их нет, капусту съедать некому, и ею завалены все берега острова. Ветры гонят йодистый запах по всему побережью, выброшенных моллюсков, спрятавшихся среди длинных зеленых листьев, выискивают и склевывают чайки. А еще в заросли капусты могут заплывать игривые каланы. Здесь они отдыхают.

Но есть на побережье острова Беринга как минимум два места, где морской капусты не найдешь. Это котиковые лежбища - Северное и Северо-Западное. Капуста, может быть, и росла бы здесь на мелководье, да котиков так много, что они ее вытаптывают.

Рев секачей, громкое урчание молодых котов да писк детенышей стоят над лежбищем, раскинувшимся на километр-два вдоль каменистого пляжа и каменного мыса на северо-западе острова Беринга. Это и есть лежбище. В августе начинают распадаться гаремы, из них сотнями, а затем тысячами сбегают самки, все лето пролежавшие на камнях под бдительными оками своих гигантов-мужей. Секач в несколько раз больше самочки, и жен у него бывает десять, а бывает и сотня-другая. Детей секач не считает, и может передавить их собственным неуклюжим телом. Таскают малышей и песцы, отъедающиеся в сочной, островной траве за дюнами, обступившими лежбище. Я лично, пробираясь к котикам и старясь оставаться незамеченным, нечаянно пнул в высокой траве сидящего в засаде песца. Бедолага, видимо, задремал, поэтому не ожидал моего появления, и пинком был страшно напуган. Но наглость этого тощего зверька такова, что через минуту он уже бежал почти рядом со мной, намереваясь, похоже, под моей защитой, прорваться к лежбищу.

Не надо думать, что на могилах мореплавателя Витуса Беринга и нескольких его товарищей не бывает посетителей. Конечно, далеко от поселка Никольского они находятся - в бухте Командор, на другом берегу острова, напрямую - 42 километра. Но люди здесь бывают. Мы застали на могилах свежие цветы. И сами положили под плиты по нескольку полевых цветочков. У командора как раз только что прошел день рождения (конец июля - начало августа, точной даты нет). Да, шелест трав, журчание реки, шум прибоя и свист ветра - вот извечная мелодия над этим самым далеким российским кладбищем, но раздаются и людские голоса.

Над могилой командора - католический крест, другие могилы осеняет крест православный. К сожалению, не все имена точно известны, но общая память об этих людях живет, и будет жить долго. А когда оглядываешь голую, холодную, ветреную бухту, невольно думаешь о том, как тоскливо и трудно зимовалось им здесь, высадившимся в холодном ноябре 1741 года. "На самом деле причинами его смерти скорее были голод, холод, жажда, паразиты и печаль, а не болезнь", - написал о Беринге участник экспедиции, ученый Георг Стеллер. Наверное, и остальные умерли от холода и печали.

Мы же спрятались от печали в веселой бухте Буян, что на той же стороне острова, только немного к северу. Впрочем, бухты здесь похожи, но Буян - место особенное, его не спутаешь. Геологи считают, что где-то в верховьях речки Буян, несущей прозрачные, нерестовые воды в одноименную бухту, вымываются из палеогеновых базальтовых лав прекрасные самоцветы - опалы, агаты, яшмы и халцедоны. Река приносит их в море, а затем они выбрасываются на пляж. Мы решили это проверить, благо, что в нашей группе почти все - геологи.

На берегу бухты мы ночевали. Вечер был прекрасным, но очень ветреным. Комаров сдувало, огонь костра рвался в небо. На берегу много плавника, поэтому с дровами проблемы не было. Перед сном мы разошлись по пляжу в поисках самоцветов. Действительно, влажный галечник искрился всеми цветами радуги из-за множества окатанных, отполированных водой красивых камней. Тут были красные, вишневые, розовые, малиновые и желтовато-коричневые яшмы, прозрачные и матовые халцедоны, реже - узорчатые агаты, томные, молочные опалы. Были и разноокрашенные кусочки сланцев, спаянных конгломератов, прочих камней. Спектр цветов - самый различный. Полоса пляжа, где встречаются самоцветы, тянется метров на сто в обе стороны от устья реки Буян. Поиск красивых камней завораживает, хочется отыскать все более и более прекрасные, а то и идеальные камни. Кроме всего прочего, лично я нашел два отполированных водой камешка, называемых в народе "куриный бог" - с дырочками. Говорят, это к счастью. Правда, на следующий день, при посадке вертолета, прилетевшего за нами, в бухту сдуло мою куртку, но, думается, это ничего не значит, и счастье у меня теперь обязательно будет. Ведь я побывал на Командорах, вволю подышал дивным воздухом этих чистых, практически девственных островов.

"Мы покидали этот остров, ощущая присутствие дивной и заботливой руки Всевышнего", - написал Георг Стеллер. В отличие от него и оставшейся в живых команды "Святого Петра", мы покидали остров Беринга на вертолете. Страшно ли было лететь до Камчатки целый час над морем? Нет, не страшно. Честное слово. Глядя через иллюминатор на безбрежную морскую воду, я думал: "Когда опять доведется побывать на благословенных, дивных Командорах?"

Общество Ежедневник Стиль жизни Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Камчатский край
Добавьте RG.RU 
в избранные источники