Новости

12.09.2005 00:00
Рубрика: Культура

Хиджаб как образ жизни

Трудно ли ходить по улицам Москвы в мусульманском платке

Российская газета | Правда, что вы единственная ведущая на нашем телевидении в хиджабе?

Динара Садретдинова | Да, это правда. И, насколько мне известно, не только на нашем телевидении. Во многих арабских странах женщины-мусульманки выходят в эфир без хиджабов. Обычно хиджабом называют либо всю одежду целиком, либо только головной убор.

РГ | А в повседневной жизни вы тоже так ходите?

Садретдинова | Всегда. Это мой образ жизни.

РГ  | Как люди на улице реагируют, когда видят женщину в платке?

Садретдинова | Бывают, конечно, всплески достаточно сильных эмоций. Но чтобы я их заметила, они должны быть обращены непосредственно ко мне, а не просто шушуканье за спиной. Бывает, в магазине слышишь: "Вот ваххабитка пошла" или "Вот из-за таких у нас террористические акты происходят". Особенно много неприятных ситуаций было после ужасных и трагических событий в Москве. Тогда народ был очень запуган и вел себя так не по своей вине. С этим приходится мириться. Единственное, что меня беспокоит, когда недобрые взгляды направлены на мою дочь. Это мой родной город, и хочется, чтобы люди адекватно реагировали на проявление твоего религиозного выбора. Тем более что в нашей стране это закреплено Конституцией.

РГ | Что было особенно сложно принять в исламе и от чего вам было труднее всего отказаться?

Садретдинова | Когда приходишь к вере, пусть не сразу, но постепенно понимаешь ненужность того, в чем нуждался раньше. Для меня сложнее всего было отказаться от сцены. Когда выходишь на сцену, когда слышишь аплодисменты, когда заряжаешься колоссальной энергией от зрителей и отдаешь им свою. Для актеров это важно. Я имела возможность пережить это, когда играла в студенческом театре. Эти моменты, конечно, дорого стоят. Но победа над собой, над своими желаниями, низменными порывами приносит в жизни гораздо большее: не только чувство удовлетворения, но и спокойствие и уверенность.

РГ | Трудно ли быть мусульманином в Москве?

Садретдинова | Ислам принимает и уважает все монотеистические религии. В исламском государстве никогда не бывает конфликтов на религиозной почве. Что касается, нашего государства и моего любимого города, в котором родились и я, и моя мама, и бабушка, мне очень горько осознавать, что происходят столкновения между людьми разных вероисповеданий. Мы же не выбираем, где родиться.

РГ | Вы татарка. Какие татарские традиции соблюдаются в вашей семье?

Садретдинова | Муж у меня не татарин, а алжирец. Поэтому целиком и полностью соблюдать татарские обычаи и традиции не удается. Но не потому, что муж против. Вспоминаю такой случай: когда я выходила за него замуж, он по-татарски ответил моему отцу, что берет меня в жены. Мне и моим близким было очень приятно.

РГ | Как же в вашей семье уживаются две культуры, татарская и алжирская?

Садретдинова | В исламе нет деления по национальному признаку. Перед Всевышним все люди равны. Мне кажется, что разные культуры не могут мешать друг другу. Наоборот, они дополняют и обогащают людей, помогают встать на более высокий культурный, духовный и интеллектуальный уровень. Например, в Алжире тоже очень любят жареную картошку, а еще там есть блюдо, очень похожее на нашу домашнюю лапшу. Когда собираемся все вместе на большие праздники, мы с мамой печем татарские пироги. И муж их с удовольствием ест.

РГ | А какие-нибудь семейные реликвии у вас есть?

Садретдинова | В нашей семье по наследству передается серебряный браслет, украшенный национальным татарским узором. По установившейся традиции он всегда переходит старшей невестке: от бабушки по отцу он перешел к маме, а потом, скорее всего, достанется моей старшей сестре. В какой-то момент я ей даже немного позавидовала.

РГ | Можно ли людей научить быть толерантными и уважать традиции других народов?

Садретдинова | Конечно же, можно, только это должно закладываться с детства. Только отец и мать могут объяснить и научить ребенка уважать и ценить других людей.

Культура Арт Народные промыслы Москва с акцентом