13.09.2005 03:10
    Рубрика:

    Статья 15 бюджетного закона может заморозить приватизацию

    15-я статья, появившись в законе о бюджете, может заморозить приватизацию

    И вроде бы чиновники и законодатели, по мнению первых, практически пришли к общему мнению, документ может не пройти сквозь коридоры Охотного Ряда "без сучка и задоринки". Одной из таких "задоринок" может оказаться появление в последний момент 15-й статьи, из-за которой, по мнению экспертов, приватизация имущества может быть заморожена.

    То, что приватизация, а вернее, закон о приватизации, нуждается в пересмотре, говорили не раз с высоких трибун. Дескать, несмотря на поступление доходов от приватизации в бюджет, доходы эти невелики и даже имеют тенденцию к уменьшению. Дело не в том, что продавцы государственного имущества работают "спустя рукава", а в том, что на балансе государства все больше остается неликвида, продать который становится все проблематичнее. При этом ныне действующая законодательная база такова, что неважно, что продавать. Процедура для всех предприятий одинакова: будь то акции прибыльной "Роснефти" или же 10 процентов акций какой-либо убыточной компании. Причем убыточная компания потребует гораздо больше средств на приватизацию, чем казна получит денег от ее реализации.

    Это происходит, потому что оценка активов и выставление их на продажу требуют значительных средств. И прибыль зачастую с трудом покрывает расходы по продаже подобного неликвидного объекта.

    В этой связи и минэкономразвития, и Российский фонд федерального имущества (РФФИ) не раз заявляли, что для того, чтобы казна получала более высокие доходы от приватизации федерального имущества, необходимо внести соответствующие изменения как в Закон о приватизации, так и в ряд других законодательных актов. Они-то, в свою очередь, и уменьшат затраты, которые несут продавцы (РФФИ. - Прим. авт.) при продаже низколиквидного имущества.

    Отметим, что расходы несет не государство, а продавец - специальное агентство государства в лице РФФИ. Расходы эти продавцы нести могут, так как они получают процент от каждой сделки. От приватизации какого-либо объекта на счет РФФИ ложится 3 процента суммы, от конфискованного или арестованного имущества - около полутора процентов, ну а за некоторые объекты приходится платить самим.

    Дело в том, что комиссионные, полученные РФФИ, идут на подготовку объектов государственной собственности к продаже. А если учесть, что на балансе государства "висят" активы 20-30-х годов прошлого века, которые никто никогда не оценивал, а продавать их надо, то понятно, что на процесс подготовки и реализации такого рода объекта потребуется немало денежных средств.

    Схема, казалось бы, отработана, сами приватизаторы говорят, что у них есть механизмы продажи даже неликвидных активов, дело лишь в поправках в законодательство, которые позволят упростить процедуру приватизации подобного рода объектов. Однако на деле все не так благополучно, как кажется. Возвращаясь к злополучной 15-й статье, которая появилась в проекте закона о бюджете на 2006 год, понимаешь, что процесс приватизации может не только затормозиться, но и вовсе остановиться.

    Так для чего понадобилось переводить процесс приватизации на бюджетное финансирование, в так неуклюже прописанной статье под видом перевода счетов и сумм задатков в Федеральное казначейство? Причем предписывается сделать это в срочном порядке до внесения изменений в Федеральный закон о приватизации.

    Главной из причин видится лишь желание чиновников поставить под свой контроль всё и вся, без учета рыночных механизмов ведения диалога бизнеса и государства. Как можно заложить в бюджет расходы ведомства, вся работа которого зависит от прогнозного плана приватизации, поступающего на рассмотрение Думы вместе с бюджетом на очередной год? Никак. В проекте бюджета на 2006 год они и не заложены. Даже во исполнение уже прописанной 15-й статьи ни слова не говорится об обязательных расходах государства на приватизацию своего имущества.

    Невозможно также запланировать на очередной год количество арестованного или конфискованного имущества. Ведь этот показатель формируется не Законом о приватизации, а нормами гражданского, уголовного и иных законодательств. А уж количество, качество и время списания военного имущества не поддается никакому прогнозированию.

    В частности, в 3-м пункте 15-й статьи говорится: "Суммы задатков участников аукционов или конкурсов подлежат перечислению на счета органов Федерального казначейства..." На первый взгляд ничего страшного в этом нет. Если тебе удалось выиграть конкурс, то есть ты заплатил больше денег, тебе волноваться нечего: залог пойдет в счет всей суммы. А если ты проиграл? Большинство предпринимателей на примере возврата НДС знают, каково это - забрать свои кровные.

    В пункте 1 статьи 15 говорится, что все новшества вводятся "до внесения соответствующих поправок в ФЗ "О приватизации..." Таким образом, менять сегодня привычную схему приватизации предлагается до внесения соответствующих поправок в Закон о приватизации и Бюджетный кодекс. Вопрос в том, когда эти поправки будут внесены, а уж тем более приняты? Да и откуда такая уверенность, что депутаты априори распишутся в том, что они примут эти поправки? Получается, что до их принятия играть в приватизацию надо будет по иным, нежели сегодня, правилам игры. Правда, неясно по каким?

    По заявлениям руководства страны приватизация в России завершится к 2008 году. Но если посчитать время внесения поправок, прибавить к нему время перевода федеральной структуры на новые принципы, привязки нормативных актов и практики работы к изменениям, можно с достаточной долей уверенности прогнозировать замораживание процесса приватизации минимум на ближайшие два года.