Новости

14.09.2005 05:00
Рубрика: Экономика

Меньше пяти миллиардов в одни руки не давать

На средства Инвестиционного фонда претендуют проекты строительства скоростных дорог, аэропортов и гидроэлектростанций

Этот документ - первый шаг к тому, чтобы начать "распиливать" 70 миллиардов рублей, заложенных в проекте бюджета 2006 года.

Тут надо напомнить, что с нового года Стабилизационный фонд, заработанный Россией от сверхвысоких цен на нефть, вторично "потеряет невинность". Из него уже платят по внешним долгам, а тут начнут тратить его средства внутри страны: заработает Инвестиционный фонд, сформированный из части Стабилизационного. На глазах изменилась риторика и идеология самих "новых либералов" - теперь уже не абстрактные "реформы", а государственные инвестиции объявлены залогом удвоения ВВП. Но идеология мало кого интересует, лоббистам важно другое - какие конкретно проекты будут финансироваться из Инвестиционного фонда и кто им будет управлять.

Утроить расходы, чтобы удвоить ВВП

Долгое время сама идея о том, что Стабилизационный фонд можно тратить, вызывала в минфине аллергию: министр финансов РФ Алексей Кудрин говорил, что в Стабфонде лежат "виртуальные, напечатанные на станке" рубли, впрыскивание которых в экономику непременно породит гиперинфляцию. Г-н Греф поначалу был солидарен (экономике нужны "структурные реформы", а не государственные деньги), но затем неожиданно выступил апологетом трат государственных средств на то, на что бизнес сам никогда не раскошелится: дороги и порты. Но это должны быть "умные траты", чтобы за одним государственным рублем подтягивались десять частных.

И вот положение об Инвестиционном фонде на днях оказалось в правительстве, и, как заявил замдиректора департамента стратегии социально-экономических реформ минэкономразвития Александр Устинов, оно вступит в силу уже первого января. Так кто же им будет распоряжаться, и на какие конкретно проекты его пустить? Вес фонда пока запланирован в 70 миллиардов рублей - немного, но больше, по мнению минфина, нельзя, иначе инфляция поползет. Однако, как заявил глава Совета Федерации Сергей Миронов, парламентарии будут добиваться увеличения фонда до 200 миллиардов рублей: ведь "огромной страны с изношенной инфраструктурой" 70 миллиардов - это "крайне мало". Так же думает и спикер Госдумы Борис Грызлов. Откуда взялись эти 200 миллиардов? Похоже, логика проста. Профицит бюджета-2006 составит 770 миллиардов рублей, и, очевидно, весь тонкий расчет заключается лишь в том, чтобы, после вычета Инвестиционного фонда, осталось круглых 500 миллиардов. Хорошая арифметика, но как с экономикой? Тем не менее главы обеих палат парламента будут лоббировать именно цифру в 200 миллиардов в ходе второго чтения бюджета.

Еще меньше ясности, кто их потратит. В августе вице-премьер Александр Жуков заявил, что заведовать фондом будет Федеральное агентство по управлению особыми экономическими зонами, созданное незадолго до этого при минэкономразвития. Логично. Не секрет, что зоны создаются в условиях жесткого дефицита финансирования, и государство стремится сбросить с себя даже бремя создания инфраструктурных площадок для будущих бизнес-инкубаторов. Если бросить 70 миллиардов только на такие площадки, хоть с десяток устроить можно. Однако затем было решено, что тратить фонд будет специальная правительственная комиссия. Кто в нее войдет - мы узнаем из Положения об этой комиссии, которого пока нет. Что характерно, г-н Устинов предостерег инвесторов делать какие-то заявки на траты из Инвестиционного фонда до появления этого документа. Вероятно, в минэкономразвития еще надеются, что главными в этой комиссии будут именно "экономисты", а не аграрии или, того хуже, оборонщики, уже покусившиеся на право создания особых экономических зон для испытания военной техники.

Хотим всего и сразу

Несмотря на предостережение г-на Устинова, "реальных проектов" уже пруд пруди. Опытные лоббисты знают: кто первым закукарекал, у того и рассветет. Г-н Миронов, выбивающий утроение Инвестиционного фонда, запал на метро: он полагает, что нужно "изменить пропорцию в финансировании" строительства подземок. Сегодня Федеральный центр дает на это 20 процентов сметы, остальное привлекают губернаторы, а г-н Миронов предлагает увеличить долю госинвестиций до 50 процентов. Недостающие 30 процентов и планируется взять из Инвестиционного фонда.

Транспортники, впрочем, даже без поддержки Совфеда - самые, заметные претенденты. Минтранс призывает сосредоточиться на строительстве скоростных автомобильных дорог, и так называемых хабов (транзитных узлов) в аэропортах. С приходом в минтранс нынешнего министра Игоря Левитина появилась концепция превращения России в транзитную державу: министр надеется, что к 2010 году Россия удвоит свои транзитные возможности, и доведет поток грузов до 13 миллиардов долларов в год. А хабы поднимут поток пассажиров в 5-7 раз, до 3-4 миллионов человек в год.

Минэкономразвития также ратует за хабы и порты, но за другие. Для г-на Грефа пример хорошего порта - это новые объекты по берегам Финского залива, тогда как минтрансу вспоминается порт в Новороссийске, задыхающийся от старого оборудования, и отрезанный от прямого выхода на железнодорожные пути. Г-н Греф при слове "хаб" вспоминает Красноярский аэропорт, а минтранс увидел больше перспектив в Екатеринбурге, и г-н Левитин прямо назвал тамошний аэропорт Кольцово в числе приоритетных объектов. Два хаба лучше, чем один, но у государства денег хватит только на что-то одно, тогда как другой проект автоматически окажется в худших конкурентных условиях - какой частник сможет конкурировать с государственными инвестициями?

Наконец, совершенно неожиданно на Инвестиционный фонд "покусились" гидроэнергетики: вице-спикер Госдумы Владимир Пехтин, выступая перед работниками отрасли, сказал, что они "вправе рассчитывать на значительную часть Инвестиционного фонда", и уточнил - "на большую часть". То, что у энергетиков есть собственный фонд, расходы которого, к слову, некоторые считают непрозрачными (достаточно вспомнить обвинения в адрес электриков после блэкаута в Москве), как-то плавно забылось. Энергетика, конечно, не чужда и г-ну Грефу, но именно на этом примере видно, как расходятся стратегии. Г-н Греф высказался за достройку Богучанской ГЭС в Красноярском крае за счет средств Инвестиционного фонда, но лишь потому, что частные инвесторы пообещали выстроить вокруг ГЭС промышленный узел: алюминиевый и целлюлозный комбинаты. И то - государство, по словам г-на Грефа, потратится лишь на ЛЭП, подъезды и мосты (треть сметы), но не на саму плотину.

Все те же грабли

Тем временем в минэкономразвития еще только планируют написать правила, как тратить Инвестиционный фонд. По словам г-на Устинова, министерство работает над порядком мониторинга инвестиционных проектов, над "методиками расчета количественных критериев" их отбора, порядком предоставления государственных гарантий, методикой расчета рисков и над формами типовых соглашений. Эти документы надо утвердить до конца года. Уже ясно, что правила ужесточаются. Если прежде говорили, что бизнесу достаточно вложить 10 процентов от сметы, чтобы получить от государства остальные 90 процентов, теперь от него ждут 25-процентного соучастия. Также государство отказалось гарантировать проекты на 100 процентов - только на 60.

Одновременно известные макроэкономисты стремятся выработать новую идеологию экономического строительства взамен старой. Хотя не такой уж и старой: еще по весне г-н Греф говорил, что государство, куда оно со своими деньгами не придет, везде напортит. Теперь директор департамента макроэкономического прогнозирования Андрей Клепач уверяет, что именно "значительное увеличение госинвестиций может поменять тенденцию замедления роста экономики РФ на его ускорение", для этого нужно, чтобы уровень инвестиционных расходов государства был не ниже 2,3 процента ВВП. Г-н Клепач, конечно, оговаривается, что государственные инвестиции не должны вытеснять частные, однако, "в российском случае государственные инвестиции, напротив, создают условия для увеличения частных". Эту идеологию разделяет теперь и г-н Кудрин - конечно, своеобразно. По его словам, досрочное погашение внешнего долга позволит России увеличить Инвестиционный фонд. От своей идеологии - деньги в Стабфонде "плохие", пусть лучше за границу уходят - он не отказывается, но одновременно демонстрирует гибкость.

Короче говоря, на наших глазах в умах экономистов произошел "великий переворот", впрочем, не новый для России. Историки экономики давно подметили, что большинство российских реформ, начиная с Петра Великого, происходили в моменты переполнения бюджета от благоприятной внешней конъюнктуры (только в XIX столетии нас выручало зерно, сейчас - нефть). Всякий раз "лишние" деньги принимались тратить, объявляя государственные инвестиции единственным способом изменить экономику. Что получалось - хорошо видно, если посмотреть на пресловутый 1913 год. Амбициозный экономический рост накануне революции, спровоцированный именно государственными инвестициями, сломался от первого же внешнего потрясения (войны). Безусловно, г-н Греф, перу которого принадлежит едва ли не самое впечатляющее обвинение зла, таящегося в государственных деньгах, видит эти угрозы. Но сколько еще продержится здравая концепция точечного вкладывания сверхдоходов бюджета в экономику с четким отслеживанием мультипликативного эффекта (на рубль государевых средств - 10 частных), сказать сложно. Если кто-то, рассчитывающий за счет накачивания нефтяными деньгами преодолеть все "проклятые проблемы", получит доступ к управлению Инвестиционным фондом, за последствия трудно ручаться.

Справка "РГ"

Среди возможных претендентов на деньги Инвестиционного фонда - проекты строительства новых станций метрополитенов в Санкт-Петербурге и Москве, второй очереди Богучанской ГЭС в Красноярском крае, скоростных автомобильных дорог (например, Москва-Санкт-Петербург), создания транзитных аэропортов-хабов в Красноярске и Екатеринбурге, развитие Новороссийского транспортного узла (порт, терминалы, железная дорога, автотрасса).

Экономика Финансы Инвестиции Правительство Минэкономразвития Инвестиционные фонды
Добавьте RG.RU 
в избранные источники