Новости

16.09.2005 02:10
Рубрика: Культура

А журавли все летят...

Внук Михаила Калатозова снял свой фильм о войне

Накануне премьеры Калатозов-младший дал интервью "РГ".

Российская газета| Михаил Константинович был человеком великим и скромным, он избегал публичности. Но в фильмах своих обнажал душу, а обнажать собственную душу может очень сильный человек. Он сотворил романтическое пространство. Испытывали ли вы влияние вашего деда?

Михаил Калатозишвили| Влияние он оказал на всех. Режиссер фильма "К-19" Катрин Бигелоу говорила, что в "К-19" она пыталась сделать цитату из фильма "Летят журавли". Она настолько любит Калатозова, что не могла его не процитировать.

Мы сейчас заканчиваем фильм, в котором три замечательных режиссера - Андрей Кончаловский, Сергей Соловьев и Клод Лелуш говорят, что они стали режиссерами после того, как увидели фильм "Летят журавли".

Я недавно встречался с Лелушем в Париже. Мы зашли в один из баров, где любят посидеть интеллектуалы 70-х годов. Было уже довольно поздно, и хозяин сказал, что бар закрывается: "Откуда вы?" - "Из России". - "Значит, буржуа". И тут наша спутница произнесла фамилию "Калатозов". Хозяин оживился: "О, я помню фильмы этого волшебника... Бар для вас всегда открыт!"

РГ| Что вспоминал Клод Лелуш?

Между героями фильмов двух Калатозовых - деда и внука - есть некое внутренне родствоКалатозишвили| Калатозов - главный человек в его творческой биографии. Он всегда хотел быть документалистом, но попал на "Мосфильм", увидел фильм "Летят журавли", приехал в Париж и позвонил директору Каннского кинофестиваля. Сказал, что видел в России гениальный фильм, который непременно надо показать на фестивале. Это был 57-й год. Лелушу было 20 лет. Его мало кто знал. Но он так уверенно и страстно говорил о фильме, что фильм взяли на Каннский фестиваль.

Фильмы Калатозова начинают жить второй жизнью. В позапрошлом году на Каннском кинофестивале "Золотую пальмовую ветвь" за DVD-продукцию получил фильм "Я - Куба", выпущенный французами. До этого "Я- Куба" выпустили Скорсезе и Коппола.

РГ| А видел ли Калатозов-старший фильм Лелуша "Мужчина и женщина"?

Калатозишвили| Не знаю, видел ли, но в первый раз музыку из этого фильма услышал благодаря деду, он дал послушать. У него была замечательная музыкальная аппаратура. Наверное, по тем временам лучшая в Москве. Он на нее тратил очень много времени, сил, денег. Это были проигрыватели, магнитофон, усилитель, колонки, которым он посвящал все свое свободное время. У него была фантастическая коллекция пластинок.

РГ| Кто вы по образованию?

Калатозишвили| Я по образованию режиссер. Снял два фильма - "Избранник" и "Мистерия". "Избранник" объехал пол земного шара.

Кроме того, пришлось стать продюсером. Мы создали Фонд Михаила Калатозова, цель которого - поддержка и развитие некоммерческого кино. Выпустили три фильма - "Ловитор", "SOS", "Первый после Бога". В запуске картина "В тумане" по повести Василя Быкова, фильм "Ванечка" Лены Николаевой.

РГ| Расскажите про последний фильм - "Первый после Бога".

Калатозишвили| Кино большое, дорогое, очень сложное по постановке. По сути, это некий новый взгляд на войну. Это война, увиденная женскими глазами, хотя главный герой - мужчина, командир подводной лодки, которого играет Дмитрий Орлов. Вы его могли видеть в фильме "Небо. Самолет. Девушка".

РГ| А что за женский взгляд на войну?

Калатозишвили| Это взгляд юной девушки, которая из блокадного Ленинграда попадает в финский городишко, где размещена база советских подводных лодок. Это история о том, как война коверкает людей. В данном случае, к несчастью, женщин.

РГ| А "Летят журавли" - разве это не история войны, увиденная глазами женщины?

Калатозишвили| А там войны вообще нет. Она где-то отдельно существует. Там - история любви, уничтоженная войной. А в нашем фильме историю рассказывает девушка.

РГ| Я читала, что поначалу этот фильм очень не понравился Хрущеву.

Калатозишвили| Я думаю, что он и не мог ему понравиться. Фильм "Летят журавли" был одним из любимых фильмов Пабло Пикассо. Творчество Пикассо Хрущев тоже не любил... Но он сказал, что, хотя картина ему не нравится, он считает, что народ ее должен посмотреть. Несколькими годами раньше фильм не имел никаких шансов даже быть снятым.

РГ| А ваш любимый фильм деда?

Калатозишвили| Их несколько. И в этом списке "Летят журавли" не первый. Больше всего мне из его фильмов нравится "Неотправленное письмо". Хотя я понимаю, что "Летят журавли" - фильм знаковый. Советское кино после него стало другим.

РГ| Почему Михаил Константинович не поехал за премией в Канны?

Калатозишвили| Там какая-то странная история получилась. Георгий Николаевич Данелия мне рассказывал, что он присутствовал при телефонном разговоре, когда Калатозову сказали, что он туда не едет. Это одна версия. Другая версия - он попал в больницу с инфарктом. Их у него было несколько, а убил его седьмой - 29 марта 1973 года. Он не дожил до своего 70-летия.

РГ| Он вообще за границу выезжал?

Калатозишвили| Да. Он был представителем советского кино в США в 43-46 годах. Сделал фильм "Я - Куба", потом снимал совместно с итальянцами в Италии и на Шпицбергене "Красную палатку".

РГ| Как этот фильм приняли за границей?

Калатозишвили| Итальянцы - очень настороженно. Для них вообще болезненный вопрос: нужна ли была эта экспедиция? Там есть один момент, когда Нобиле поддается на уговоры шведского летчика, который мог забрать только одного человека, и покидает остальных. Этот поступок ему до конца жизни так и не простили, потому что он оказался капитаном, который покинул первым тонущий корабль. Никто не знал, вернутся ли за ними. Их спас "Красин" - советский ледокол.

РГ| А каким ваш дед был в жизни?

Калатозишвили| Посторонние люди его запомнили как человека очень замкнутого, очень дистанцирующегося. Я же его помню другим. Очень романтичным, ласковым, нежным. И, как все романтичные люди, достаточно одиноким.

   главная роль

На вопросы "РГ" отвечает исполнитель главной мужской роли в фильме "Первый после Бога" Дмитрий Орлов:

- Как вы пришли в кино?

- Меня привела мама. Я рос хулиганом в Лефортове. Она в буквальном смысле взяла меня за руку и привела в студию В. Спесивцева. Вот так и получилось, что все детство я провел на сцене. Спесивцев создал театр энергии. Театр выплеска. Там серьезная актерская игра не нужна. Это особая форма театра...

Затем я поступил в школу-студию МХАТ на курс Льва Дурова. Через год перешел к Михаилу Глузскому во ВГИК. Не всегда хороший артист - хороший педагог. У Глузского хорошая ремесленная школа.

- Вы стали известны после съемок в фильме Ренаты Литвиновой "Небо. Самолет. Девушка". Как вы сами к нему относитесь?

- Старый фильм, по которому сделан ремейк, был живой и теплый, а этот - просчитанный и эстетичный. В нем нет сердца, нет любви. Хотя когда мне, молодому артисту, предложили сыграть главную роль - выбора у меня, как вы понимаете, не было.

Я отличился покладистостью характера и, наверное, неплохо ассистировал Ренате Литвиновой. Это авторский фильм Ренаты, она выбрала эту историю, потому что вдруг почувствовала себя ее героиней...

Фильм сыграл определенную роль в нашем кинематографе. Раньше продюсеры боялись вкладывать деньги в любовные истории, а после него пошел шквал романтических фильмов.

- Вы успели сняться и в фильме Сергея Бодрова "Сестры". Каким он вам запомнился?

- У Бодрова было простое лицо, но оно передавало оптимизм: мы пробьемся, мы добьемся... Его уход - серьезная потеря. Я был в Венеции на фестивале и накануне его гибели поговорил по телефону...

Там же, на кинофестивале, и посмотрел фильм Бодрова-старшего "Поцелуй медведя", где Бодров-младший играл главную роль. Было такое ощущение, что наш артист стал настоящей европейской звездой... Когда-нибудь ему поставят памятник. Он был лучшим из своего поколения.

- Что для вас значит фильм "Первый после Бога?"

- Эта роль для меня этапная. Это серьезное военно-патриотическое кино. Мой герой - человек очень непростой судьбы, надломленный, но не сломленный жизнью. Именно таких мне интересно играть.

Культура Кино и ТВ
Добавьте RG.RU 
в избранные источники