Новости

27.09.2005 05:30
Рубрика: Власть

Путь в "восьмерку" лежит через Париж

Темы списания долгов беднейшим странам, правильного расходования бюджетных средств, роста цен на нефть стали фаворитами на всех заседаниях Международного валютного фонда, Всемирного банка и G-8 в Вашингтоне.

В дискуссиях, порой очень жестких, выяснилось, что в сокращении бюджетных расходов, оказывается, порой нуждаются и такие страны, как США и государства Западной Европы. А цены на нефть необходимо сдерживать любыми усилиями, так как это может привести к стагнации мировой экономики. Что касается долгов, то списывать их необходимо на взаимовыгодных условиях, пояснил президент Всемирного банка Пол Вулфовиц. О каких же условиях можно вести разговор и какая выгода ожидает здесь Россию? С этого вопроса и началась наша беседа с министром финансов РФ Алексеем Кудриным.

Алексей Кудрин | Мы не видим здесь никакой выгоды. Просто как одна из мировых держав Россия пытается решить мировые проблемы, которые так или иначе касаются всех стран. Это боль всего человечества. Так что тут дело не в выгоде.

Правда, есть надежда, что при использовании схемы частичного списания долгов кое-что беднейшие страны все-таки смогут погасить. Вот, пожалуй, и вся выгода. Сегодня же по этим долгам никто не платит проценты, да и уже мало кто верит, что деньги когда-нибудь вернутся.

Российская газета | Мы прощаем большие суммы беднейшим странам, но при этом сами продолжаем оставаться должником Парижского клуба кредиторов.

Алексей Кудрин | Мы готовы в 2006 году предложить Парижскому клубу для досрочного погашения более 10 миллиардов долларов. Ответ будет за странами-кредиторами, так как каждая из них будет сама оценивать, сколько денег она сможет принять.

РГ | Но именно этот долг, как вы недавно сказали, мешает России войти полноправно в финансовую "восьмерку", которая объединяет наиболее развитые страны мира.

Кудрин | Это лишь одна из причин. И вопрос о полноправном членстве в финансовой "восьмерке" будет решаться постепенно. Вчера в Вашингтон прибыл глава минэкономразвития Герман Греф, который проведет переговоры по скорейшему вступлению России во Всемирную торговую организацию. Кстати, у нас достаточно много шансов войти "в большой круг". И доказательство тому - решение о том, что в следующем году Россия будет председательствовать в этом элитном клубе.

РГ | На сессии МВФ и ВБ много говорили о регулировании цен на нефть, о необходимости вмешательства государств в этот процесс.

Кудрин | Мы готовы увеличить экспорт нефти на три процента, то есть до 30 миллионов тонн в год. Но госрегулирование цен на нефть, тем более при рыночной экономике, на мой взгляд, неприемлемо. Это может дать обратный эффект. Либо будут очереди на бензоколонках, либо через какое-то время цены поднимутся еще больше. Плюс к этому инвестиции в отрасль упадут. С другой стороны, любое правительство в такой ситуации не может сидеть сложа руки. Однако такая политика, как регулирование цен, должна иметь ограниченный характер. Она не решает проблему в принципе.

РГ | Международные финансовые эксперты, как выяснилось, считают, что Россия не должна увеличивать расходы бюджета, даже на социальные нужды. Таким образом, дескать, тормозится рост экономики.

Кудрин | Настоящие профессионалы понимают, что иногда это бывает и так. На нас свалились практически незаработанные деньги от сверхвысоких цен на нефть. Конечно, в этой ситуации трудно не поддаться искушению, потратить их и затормозить необходимые экономические преобразования. Но если начать делать это бездумно, мы за довольно короткое время придем к тому, с чего начинали - к гиперинфляции. Если же проводить структурные реформы, сберегать деньги в Стабилизационном фонде и все делать для создания инвестиционного климата, то в среднесрочной перспективе жизнь изменится стабильно в лучшую сторону.

Я надеюсь, что граждане все-таки поймут, что нельзя жить лучше, не прикладывая к этому труда. А труд - это экономический рост. Имеющийся же в последние годы профицит бюджета - это только благоприятная внешняя конъюнктура, которая, повторю, может когда-нибудь закончиться.

РГ | Но ведь деньги уже тратятся. В частности, в проекте бюджета на 2006 год заложены инвестиции на национальные проекты.

Кудрин | Мы уже утвердили основные параметры бюджета на следующий год, и теперь все вопросы можем решать лишь внутри этих параметров. И я не вижу возможностей для дальнейшего увеличения расходов бюджета. Тем более что выбранная политика позволяет поддерживать темпы экономического роста и в перспективе снизить инфляцию.

Что касается Инвестиционного фонда, то он будет инструментом исполнения федеральных целевых программ. Государство, таким образом, выполнит свои функции, создав инфраструктуру для поддержки бизнеса. И в основном на 70-80 процентов средства пойдут на инфраструктурные проекты в области дорожного строительства и транспорта.

РГ | Но МВФ утверждает, что мы таким образом разгоняем инфляцию. По прогнозам фонда она в этом году достигнет 11,5 процента.

Кудрин | В начале года инфляция, действительно, шла довольно быстрыми темпами, но сейчас они значительно снизились и остаются самыми низкими за последнее время. Так что мы почти добились цели, которую ставили.

РГ | Зато рубль укрепляется чересчур резво.

Кудрин | В условиях, когда нам приходится выбирать между инфляцией и укреплением рубля, я думаю, что нам важнее добиваться цели по инфляции. Для долгосрочной перспективы это более важная задача. Но мы, безусловно, будем заниматься и рублем. К 2007 году его курс станет более гибким, но полностью на плавающий курс переходить не будем. Это означало бы, что курс рубля начнет изменяться следом за ценой на нефть: при повышении цен - резко укрепляться, а при снижении - резко ослабляться. Так что в условиях высоких цен на нефть обеспечивать полную гибкость курса рубля нецелесообразно. Что касается интервенций Банка России на валютном рынке, то они необходимы, однако их объем не должен быть чрезмерным.

РГ | Здесь, в Вашингтоне, часто говорят о том, что нам надо избавиться от коррупции, тогда и наши реформы не будут тормозиться.

Кудрин | В государстве, где много регулирующих механизмов, всегда есть возможность для коррупции. Это не является исключением ни для какой страны. С другой стороны, в Европе и в США есть законопослушание, существуют независимые от власти правоохранительные институты. В России мы только начинаем выходить на такой уровень, еще не отработаны все механизмы общественного контроля, которые в других странах создавались столетиями. Вот почему у нас, может быть, уровень коррупции и выше. Но, я думаю, все решит время.

РГ | А может, принять закон о соответствии расходов и доходов чиновников, как это сделали страны с развитой экономикой? И не будут нас тогда ругать за коррупцию.

Кудрин | Все равно будут. Так как коррупция, повторю, есть и в развитых странах. Но закон, о котором вы сказали, действительно, работает в развитых странах. У нас, к сожалению, он будет иметь обратный эффект и лишь увеличит теневую экономику. Звучит парадоксально. Это так называемый эффект кобры. Поясню. В свое время в Индии развелось так много кобр, что они стали набрасываться на людей. И тогда правительство приняло решение об истреблении змей и ввело премию за "голову". Вы думаете, змей стало меньше? Нет. Люди стали выращивать их, чтобы получить деньги. Так что преждевременное введение закона о соответствии расходов доходам чиновников приведет к тому, что люди, боясь проверок, начнут прятать свои доходы как можно дальше. И мы получим тот самый эффект кобры.

Тем временем

Примерно 100 миллионов долларов - таким будет вклад России в списание долгов беднейшим странам мира. Однако как заявил в Вашингтоне министр финансов РФ Алексей Кудрин, конкретные суммы по странам "большой восьмерки" и методология списания долгов пока "являются предметом дискуссии".

Сильным мира сего предстоит простить своим беднейшим собратьям 55 миллиардов долларов, то есть все долги перед Международной ассоциацией развития, МВФ и Африканским банком развития. Процесс ожидается долгим - списание будет происходить в течение 40 лет. Список "счастливчиков" пока не обнародован. Говорят, что в него могут войти Таджикистан и Камбоджа.

Власть Работа власти Внешняя политика Экономика Макроэкономика Правительство Минфин Лучшие интервью