Новости

04.10.2005 05:30
Рубрика: Власть

Саммит сюрпризов

Россия привычно поднимет тему русскоязычного населения в Прибалтике, транзита в Калининград и активности Запада на постсоветском пространстве. ЕС пожурит Москву за Белоруссию и Приднестровье. Но тональность обсуждения многих вопросов к нынешнему саммиту существенно поменялась.

Не было бы счастье, да несчастье помогло - эта русская пословица, как нельзя лучше отражает смысл происходящего между Россией и Европейским союзом. Внутренние противоречия, с которыми столкнулся ЕС в последнее время и которые он пока не очень-то представляет, как разрешить, направили его активность на внешних партнеров. Последний саммит Россия - ЕС прошел в мае, и российские чиновники, имеющие отношение к его проведению, не слишком обольщались по поводу результативности следующего мероприятия. Слишком мало времени оставалось для работы, учитывая летние каникулы. Но вопреки ожиданиям меньше чем за полгода почти удалось урегулировать "бытовую" проблему России и Евросоюза, которая напрямую касается многих россиян, - облегчение визового режима и установление единого тарифа оплаты визы для россиян во всех странах ЕС.

Готовность пускать на свою территорию определенные категории граждан, включая бизнесменов, студентов, деятелей культуры, не создавая им привычных для остальных граждан России сложностей, в свое время уже изъявили Италия, Франция и Германия. Однако со всем Евросоюзом у России такого договора не было. И источники в российской делегации уверяют, что, возможно, до конца этого года будет подписано соглашение, облегчающее процесс получения виз, которое на нынешнем саммите также будет обсуждаться. Некоторые сложности создает тот факт, что этот документ идет в пакете с соглашением о реадмиссии, по которому еще остаются спорные вопросы. За собственных нелегальных эмигрантов Россия готова нести материальную ответственность и возвращать их за свой счет на родину, но за соседей, использующих Россию лишь как страну транзита, Москва платить не хочет и предлагает закрепить в соглашении трехлетний срок до вступления в силу абсолютной реадмиссии.

С другими общими пространствами России и ЕС, "ограниченными" четырьмя дорожными картами, тоже есть подвижки. Накануне саммита, еще в Брюсселе, министр транспорта Игорь Левитин развивал транспортный диалог и "договорился" до того, что теперь во внутренние воды России будет гораздо легче попасть, чем раньше. А, например, водный туризм, который теперь сможет развиваться благодаря отмене инструкций 30-х годов прошлого века, способен принести России неплохие деньги. Договорились с Евросоюзом и о том, что наконец в Брюсселе будет открыто представительство российского бизнеса, которое теперь без посредничества государства сможет налаживать свои контакты с чиновниками ЕС.

Впрочем, не только темы с заранее известным положительным результатом будут обсуждаться на саммите. Чиновники Евросоюза "грозят" вернуться к переговорам по вступлению России в ВТО, которые по большому счету были завершены еще в мае. Некоторые представители Евросоюза продолжают настаивать на том, что есть один спорный пункт, толкование которого у сторон оказалось разным. Речь идет о так называемом транссибирском маршруте, оплату по которому Россия обязалась модернизировать до 2013 года. Однако в Еврокомиссии настаивают на отмене оплаты, которая составляет около 250-300 миллионов долларов в год, как таковой. Но для России это не просто вопрос денег. Если сделать все так, как того хочет ЕС, это лишит российские авиакомпании конкурентоспособности и в последующем приведет к увеличению конкуренции на рынке авиатехники.

Также неясно, как быть с соглашением о партнерстве и сотрудничестве, которое истекает в 2007 году и в котором прописаны механизмы взаимодействия, не затронутые в дорожных картах. Если Россия вступит к тому времени в ВТО, то надобность в подобном соглашении отпадет. Если же этого не произойдет, то, конечно, его можно ежегодно продлевать. Но для России это не очень хороший вариант.

Чеченская тема также будет звучать на саммите. Но совсем в ином ключе, нежели это было пару лет назад. Речь пойдет о программе помощи Евросоюза по социально-экономическому восстановлению Северного Кавказа, презентованной еще 23 сентября. ЕС всегда предлагал свои посреднические услуги в переговорах с Чечней. Но для России, частью которой Чечня и является, такая постановка вопроса была неприемлема. Потом ЕС перешел к разговорам об оказании гуманитарной помощи, но никак не мог определиться, в чем конкретно он хочет помогать. В результате усилиями Германии и Британии появилась программа социально-экономического возрождения Чечни, Ингушетии и Северной Осетии, "тянущая" на 20 миллионов евро. Половина этой суммы пойдет на здравоохранение, 5 - на образование, столько же - на микрокредитование малого бизнеса (каждому желающему запустить свой проект выделят от одной до трех тысяч евро).

Будет затронута на саммите и энергетическая тема, которая станет одним из основных вопросов следующего саммита G8. Кстати, она же обсуждалась и накануне в Брюсселе в ходе однодневного визита российского президента. Владимир Путин и премьер-министр этой страны Верхофстадт говорили об энергетической безопасности Европы. Правда, в рамках отдельно взятого государства - Бельгии. Как сообщил Владимир Путин, "Газпром" договорился с Бельгией о строительстве газового хранилища, в которое газ будет поступать по северо-западному трубопроводу. По словам российского президента, строительство дополнительных сетей по дну Балтийского моря позволит и другим странам Европы получать российский газ. Впрочем, в Брюсселе перспективу впасть в энергетическую зависимость от России восприняли с некоторой настороженностью. И Владимиру Путину пришлось убеждать бельгийских журналистов на примере других стран, в том числе и Финляндии, на 80 процентов обеспечивающей свои потребности за счет российского газа, что это вовсе не опасно. "Мы приняли стратегическое решение, согласившись, что западноевропейские фирмы будут добывать газ в России вместе с нашими компаниями", - сказал Владимир Путин, видимо, имея в виду недавние договоренности с Германией, которые также можно считать подтверждением того, что энергетическая зависимость от России не так страшна для Запада. В ответ премьер-министр Верхофстадт был краток: "Мы заинтересованы в поставках российского газа. Чем больше будет газа - тем меньше его цена".

Власть Работа власти Внешняя политика Президент Россия и Евросоюз