Новости

14.10.2005 01:50
Рубрика: Общество

Александр Митта между раем и адом

Корреспондент "РГ" первым посмотрел сцены из нового сериала "Лебединый рай" вместе с режиссером

РГ: Александр Наумович, вы себя в жизни попробовали как актер, сценарист, режиссер... Если посмотреть ваши фильмы, во всех - смешение жанров. Это происходит потому, что вам все интересно или вы все время ищете себя?

Митта: Смешение жанров принципиальное. Потому что, чем больше разнообразия в единстве объединено, тем картина увлекательнее для зрителя. Тем глубже можно раскрыть жизнь. Для меня одинаково важны три вещи: идея, которую я хочу выразить, зритель, которого я хочу втащить в картину, и команда, которой я хочу дать полноценную работу.

Да, я все время в поиске. И у меня всегда следующая картина находится в активной вражде по отношению к предыдущей. Другой взгляд на реальность, другой срез жизни, другое вовлечение зрителя, другие инструменты нашего дела. К сожалению, я не разрабатываю последовательно одну и ту же тему. Только такие люди добиваются настоящего успеха. А мне интересно поглядеть на жизнь с разных сторон.

РГ: Это означает, что "Лебединый рай" в конфликте с сериалом "Граница. Таежный роман"?

Митта: В значительной степени, конечно, в конфликте. У "Лебединого рая" своя история. Идея родилась очень давно и не находила выхода практически всю мою жизнь. Я еще только окончил институт, лет 40 тому назад, когда появилась картина "У озера" Сергея Аполлинариевича Герасимова. Философская драма. У Герасимова был Байкал. Я понял, что на эту тему ничего сказать не могу. Я не журналист, чтобы обличать. Мое дело работать в сфере любви и позитивных эмоций. Я должен найти какие-то метафоры, образы, чтобы ожила тема.

РГ: Вы это имели в виду, когда говорили про идею?

Митта: Да. Есть такое "лебединое озеро". Живая легенда. Сказка. Туда 500 лет прилетают лебеди. И маленький городишко, который в тьмутаракани, оказался не вовлеченным в общий разрушительный процесс. Идеальный рай. Люди бедные, но они любят свою родину, озеро, среду вокруг него. Берегут ее, за счет того, что могли бы благополучие развести, а предпочитают сохранять природу. И вот этот рай превращается в ад. Рай нельзя сохранить не потому, что какие-то злодеи набрасываются, а потому, что так жизнь складывается. Потому, что Россия из родины превращается в собственность, которую надо эффективно использовать. Надо быстренько отдоить, оставить после себя какие-то руины, развалины. Все говорим "нефть, нефть..." Через 50 лет не станет нефти. А леса-то будут всегда. Но и их может не быть, потому что не рекультивируют. Во всем мире лес вырубили, пни выкорчевали и засаживают. Канада так себя ведет. Она в 4 раза меньше вырубает леса, чем мы, и во столько же раз больше за это получает. И оставляет после себя леса, на которых вырастают новые. А наши что делают? Мы вырубаем, оставляя после себя то, что уже никогда не превратится в лес.

РГ: Как вы нашли место, где снимали, - город Выксу в Нижегородской области?

Митта: Долго искали. Хорошими, красивыми местами Россия не бедна. Поэтому вопрос заключался в том, чтобы найти экономическую базу. Сначала я хотел снимать на Урале в Нижнем Тагиле. Там прекрасный металлургический завод. Очень красивые места. Но очень дорого для нас. А здесь все как сошлось. Безумно красивое озеро, старинный завод, который сейчас возродился в руках одного капиталиста. Маленький городок, который живет нормальной жизнью, потому что там есть работа и перспектива в этом смысле на 10 лет. Бедная, но нормальная человеческая жизнь в труде. Такая жизнь для России сегодня рай. Когда я говорю "рай", то не имею в виду что-то немыслимое, а подразумеваю место, где люди живут нормально и знают, что они могут и дом построить, и детей послать учиться, и работой обеспечены. Тяжелая работа металлурга, но стабильная. И еще расширяется, строится этот завод. Завод проявил к нам интерес, дал какие-то льготы, помогал снимать.

РГ: Правда ли, что в городе Выкса всю съемочную группу приняли, как родную. Все население хотело у вас сниматься, и даже местная девочка-третьеклассница сыграла одну из главных ролей?

Митта: Мы очень много взяли народа оттуда. Если бы у нас не были заключены договора, то было бы гораздо больше. Там театр есть самодеятельный, ребята талантливые. Мы пришли в школу, зашли в один из классов. У нас уже была утверждена очень милая, талантливая девочка на одну из главных ролей, и вдруг... Мы снимали сцену на уроке, как дети реагировали на учительницу. Увидели девочку - Надю Андриянову. Вроде способная. Позвали. Действительно способная. Она вошла в роль за три дня.

РГ: А лебедей вы из Москвы привозили?

Митта: Мы заказали белых лебедей. И короткое время, пока они не начали линять, мы их снимали. Потому что ждать, пока они снова оперятся, у нас уже времени не было. Успели отснять на всю картину. А потом назад в Москву привезли. Вернули дрессировщикам.

Главная проблема была не дать лебедям спариться. Они какое-то короткое время группой держатся. А как только образуется пара, то все распадается. Мы командой работали, держали, не давали им спариваться.

РГ: Вас после фильма "Экипаж" называли "пионером отечественной эротики"...

Митта: У меня была мечта снять эротическую комедию. А в "Лебедином рае" я снял лишь эпизод. Картина должна показываться вечером, в 20.50, в прайм-тайм. Будут смотреть дети, поэтому никаких раздеваний.

РГ: А что же вы нам показывать собрались?

Митта: А вот увидите, как я вывернулся.

Сцена любви

Мужчина приходит к женщине на горячее ночное свидание. Она, для того чтобы придать продолжительность любовной игре, надевает, сами понимаете, на что, обыкновенную гайку (свидание происходит на заводе в одном из подсобных помещений). Горе-любовнику - плохо. Приходится вызывать врача. Потом - поднимать с постели директора завода. Потом - подключать работяг, чтобы оказали помощь.....

РГ: Александр Наумович, ведь такая история была в жизни. Я читала об этом в одной из желтых газет.

Митта: Мне ее рассказал брат. Он в свое время работал дежурным врачом на заводе "Динамо". А потом она вошла в мою книгу "Кино между раем и адом". А в "Лебедином рае" проблема была сделать весело, потому что тема серьезная, завершение ее трагическое. На самом деле получилось, что почти половина - комедийный сериал, а вторая половина - мелодрама.

РГ: Этот сериал плохо закончится?

Митта: Не плохо. Но драматически. В нем смешаны мелодрама, лирическая комедия, романтическая и бытовая комедии и драма, и детектив, и триллер. И даже в конце - катастрофа.

РГ: Катастрофа на уровне "Экипажа"?

Митта: На уровне денег, которые мы можем потратить на сериал. Сериал же - небогатое занятие. "Экипаж" работал без бюджета. А здесь узкий бюджет. Но деньгами я научился распоряжаться.

Сцена катастрофы

Горящий лес. По лесной полосе, которая пока не в огне, к озеру от завода течет химическая жидкость неестественного цвета. Герои, один из которых ранен, после тяжелой схватки, хотят остановить ее. В ход идет взрывчатка. Страсти накалены до предела. Сплетение тел. Гремят взрывы. Звучит тревожная музыка...

Митта: До "Экипажа", конечно, недотягивает. Но все же. Катастрофы сейчас все делают с применением компьютерной техники. Надо давать заказ или в Англию, или в Корею. Квалификация в этом жанре - фильм-катастрофа - у западных режиссеров гораздо более высокая. У них опробовано бесконечное количество вариантов. И самые сумасшедшие идеи можно реализовать всегда с помощью технологий. А мы лишь идем за ними.

РГ: Раньше вы сериалы не снимали. Сейчас за них взялись. Что это - искусство сегодняшнего дня?

Митта: Ну, об искусстве говорить не будем. Хотя я очень серьезно к ним отношусь. Для меня сериальный мир был просто находкой. Потому что мне всегда было тесно в рамках одного фильма. Всю жизнь, сколько бы я ни снимал, половина картины оказывалась в корзине.

РГ: Может это хорошо, что в корзине? Отсекается ненужное, остается самое важное?

Митта: Не самое важное. Скажем, "Граница. Таежный роман": вышла на экраны картина, и вслед за ней - сериал на экраны телевизоров. Сериал разрушил картину. Он богаче. Идейный объем больше. При том, что картина не была выжимкой. А в "Лебедином рае" мы начали с 12 серий. Но появились идеи, и объем увеличился до 16. Потом - до 19.

РГ: А вы могли бы снять сериал, в котором 100-150 серий?

Митта: Это разные вещи. Есть сериал и мини-сериал - два совершенно разных продукта. Мини-сериал в идеале имеет роман.

У меня в голове идеал - сделать настоящий кинороман. Я готов заменить большой экран маленьким, отказаться от праздничной суеты кинематографа, фестивалей, премьер, для того, чтобы это реализовать. Но тут проблема в том, что ты как бы падаешь на другой уровень. Вся страна тебя посмотрит, а на самом деле никто не увидит. Кинокритики об этом не пишут. Ни в какой ряд это не встает. Не сравнивается ни с чем. А когда ты часть какого-то движения, тогда у тебя есть шанс попасть в сознание зрителя. "Лебединый рай" - это и есть кинороман. Я просто реализовал идеи, которых мне хватило бы на 6-7 фильмов. Я бы эти фильмы снимал лет 10. А так они адаптированы к маленькому экрану, телевизионной смете, и я высказался на эту тему.

РГ: Почему вы думаете, что именно "Лебединый рай" будут смотреть? Сейчас очень много сериалов и про любовь, и на заводскую тематику.

Митта: Честно говоря, я ведь с рейтинга не кормлюсь. Поэтому много меня будут смотреть или мало, это не так уж важно. Мне важно попасть в своего зрителя. Мой зритель - от тридцати лет. Работать для подростков и 20-летних я уже не могу. А люди, которые хотят соизмерять увиденное со своим жизненным опытом и при этом думать немножко, их немного. Они рассеяны по стране. Они, если и смотрят что-то, то это телевизор после работы.

РГ: Вы вошли в наше кино одновременно с такими мастерами, как, скажем, Шукшин. А вот если бы Василий Макарович был сейчас жив, он бы тоже стал снимать сериалы?

Митта: Он и собирался их снимать. Любая из его повестей могла бы стать сериалом.

РГ: И Тарковский снимал бы сериалы?

Митта: Нет. Никогда. Хотя... Мог бы снять такой монументальный сериал. Есть же хорошие режиссеры, которые их снимают. "Твин Пикс", например.

РГ: У вас есть своя школа-студия. Вы студентам преподаете?

Митта: Я преподаю, но из-за того, что я снимаю все время, мало времени на это остается. У меня такие короткие выезды-семинары: в Германию, в Иран на две недели, в Мексику поеду на месяц.

РГ: А что самое главное хотите донести до своих учеников?

Митта: У меня специальность узкая. Я патологоанатом. Разбираю универсальные скелеты фильмов.

РГ: Вы преподавали в Америке, Германии. Все-таки сериал к нам пришел. Он не был нашим жанром.

Митта: А "Семнадцать мгновений весны"?

РГ: Но таких у нас было мало. Когда вы снимаете сериал, ориентируетесь на западный опыт?

Митта: Есть технологические болванки, которые там очень хорошо отработаны. Как управлять вниманием аудитории, как держать зрителя. Чем ниже уровень сериала, тем больше он должен оперировать этой технологией.

РГ: А можно пример такой манипуляции?

Митта: Посмотрите сериалы, которые продюсирует Юра Беленький, про цыганку Кармелиту, например. Народ же смотрит. Не отходя от экранов. Посмотрите на отличного уровня работу в своем жанре Ускова -Краснопольского. Они очень грамотно сняли.

РГ: В книге "Кино между раем и адом" вы писали, что "Шекспир и телесериалы функционируют по одним и тем же базовым правилам, лежащим в основе каждой драматической конструкции".

Митта: А что - "Ромео и Джульетта" в общем сериал, очень плотный, четкий, где все время возникают безвыходные ситуации. Во времена Шекспира это смотрели, открыв рот, как сумасшедшую приключенческую драму. И сегодня так же смотрят.

РГ: Вы в свое время работали с Высоцким. Снимали его в главной роли в картине "Сказ про то, как царь Петр арапа женил". Сегодня перед вами проходит масса актеров. В "Лебедином рае" тоже снималось столько популярных...

Митта: ... не только, и молодых очень много.

РГ: ... но есть актеры масштаба Высоцкого? Или сейчас они стали более плоскими, если можно так сказать.

Митта: Актер, он не масштабом меряется, а уникальностью. Высоцкий - фантастический актер. Если б его смерть не забрала, он был бы сегодня в десятке лучших мировых актеров. Очень круто развивался его талант. Сейчас есть много очень талантливых актеров. А еще больше актрис. Я в значительной степени был этим обнадежен, когда придумывал "Лебединый рай". Я знал, что надо придумать хорошие характеры, а актрис на эти роли я найду. Так и получилось.

РГ: То есть вы сознательно делали упор на женские роли?

Митта: Да.

РГ: При этом, наверняка, опирались на тот факт, что нынче женщины больше смотрят телевизор, чем мужчины?

Митта: Меня это поддерживало. Я знал, что найду аудиторию. Но актрисы, с которыми я работал,- Алена Бабенко, Лена Панова, Аня Банщикова, Амалия Гольданская, молодая актриса Юля Марченко - фантастические совершенно. Ну, а мужчины... Миша Ефремов сейчас в потрясающей форме. Играет даже лучше, чем в свое время его отец Олег Ефремов. Выкладывается полностью. Смотрю на него и вспоминаю Леонида Филатова. Весь выпотрашивает себя! Андрей Ильин тоже хороший актер. Вообще с актерами мне везло.

Супружеская сцена

Жена ушла от мужа. Но продолжает его опекать. Все ищет для него подходящую женщину. Приводит хорошенькую, кудрявенькую, отлично готовящую. Экс- муж тут же рассыпается в комплиментах, чтобы позлить свою бывшую. А в довершение всего дарит новой знакомой гарнитур - эротическое белье. И просит его примерить. Пока та в ванной наряжается, бывшая жена не выдерживает и устраивает сцену: а мне ты такого не дарил, и вообще.... Бьет мужа по голове газетой. Тот отвечает. И в самый горячий момент робко так выходит кудрявенькая. В эротическом белье...

Митта: Ну вот попробуйте так снять в фильме. Чтобы так актеры разыгрались. А формат сериала позволяет.

РГ: Вам не кажется, что очень многие сериалы делают ставку на женские характеры и судьбы? Какие-то бесконечные "женские Декамероны".

Митта: У меня нет "женского Декамерона", и женщины ведут себя серьезно. Они ведут себя как защитники семьи, города. Они в значительной степени выполняют мужскую роль. Это идеализированное представление мужчины о женщине. Какой бы мужчина хотел видеть женщину.

РГ: По-моему, мужчины хотят видеть женщину слабой?

Митта: Я попробовал сделать женщину сильной. Не то что доволен, но, по-моему, получилось очень интересно. История сильных женщин.

РГ: А вас не смущает, что один и тот же набор актеров кочует из сериала в сериал. Вот и у вас в новой работе все те же - Андрей Ильин, Михаил Ефремов, Амалия...

Митта: Сравните: в Америке снимается примерно 2 тысячи картин в год, а в России 30 - 40. Это все равно много. А звезды-то одни и те же. Их - и сотни не наберешь. Есть люди, у которых есть что-то такое, что выделяет их из всех остальных. Французский писатель Жюль Ренар как-то сказал, что каждый может быть талантливым только на одну страницу, проблема в том, чтобы быть талантливым на 10 страниц. Когда человек талантлив из кадра в кадр, из роли в роль, например, как Женя Миронов, Леша Гуськов, Миша Ефремов, тогда от них глаз не оторвать.

РГ: Съемки "Лебединого рая" проходили спокойно или с курьезами?

Митта: Спокойно. Очень хороший оператор с американским образованием, который первую картину в России снял, - Гена Балицкий. Я надеюсь, что он очень ярко засветится, потому что картинка на экране абсолютно кинематографическая. Сериальным упрощением и не пахнет. Чудный композитор Алексей Шалыгин, который написал, по-моему, свою лучшую музыку. У меня был сорежиссер на картине - молодая девушка Кира Мещерякова, которая еще самостоятельно ничего не сняла. У нее масса хороших идей в голове.

А курьезов у меня на сериалах никаких не случается. Потому что все идет бегом. Если не сосредоточиться, провалишь работу. Город меня впечатлил - Выкса. Он оставил очень радостное чувство. Потом мы у них организовали премьеру "Лебединого рая" - девять серий подряд. Восемь часов показывали. Горожане просмотрели и сказали: "Еще хотим!"

... Александр Наумович выключил аппаратуру, грустно вздохнул и сказал:

- Ну вот, я с вами посмотрел и понял, что фильм для меня уже остался в прошлом. Два года работы, из них полгода съемок. Пора начинать новый проект.

РГ: Я знаю, что вы уже затеяли какой-то новый четырехсерийный фильм. Можете рассказать?

Митта: Это будет просто четыре разных фильма - сериальный проект. Может быть, и шесть получится. А возможно, один из них сниму отдельно, как полнометражный фильм.

РГ: И что это будет фильм про любовь или боевик-катастрофа?

Митта: Катастроф там не будет, а любовь будет сумасшедшая.

Общество Ежедневник Стиль жизни Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Культура Кино и ТВ Лучшие интервью
Добавьте RG.RU 
в избранные источники