Новости

Владимир Войнович,
ПИСАТЕЛЬ:

- Я почти никогда не терял деньги, хоть на моем веку было три денежные реформы, но ни в одну из них у меня не оказывалось крупных банковских вложений. Предпочитаю хранить деньги в банках, а не вкладывать в покупку акций какой-нибудь компании. И в этом меня убедил не столь давний прецедент: моя жена купила у одной фирмы акции в надежде получить крупные проценты, но в результате потеряла три тысячи евро. Вернули только остатки. Я давно понял, что если тебе обещают большие проценты, значит, обманут. Лучше уж вкладывать сбережения с расчетом на маленький процент прибыли.

Вадим Сосков,
ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ КОМПАНИИ "АТОН":

- Первый и последний раз я просчитался в 1994 году, вложив свои средства в приснопамятную компанию "Телемаркет".

Крах "Телемаркета" привел к тому, что я ушел из журналистики и стал работать на фондовом рынке, где с тех пор никогда не проигрывал, даже во время дефолта. Сейчас я храню свои сбережения в ПИФах. Один из них за год принес мне 31 процент годовых в рублях. А будь я посмелее, то вложился бы в другой паевой фонд, работающий исключительно с акциями и заработал бы за тот же срок 52 процента. Но я не жалею о потерянной выгоде. Человек я не особо азартный и придерживаюсь четкой инвестиционной планки, которая не таит в себе больших рисков.

Олег Еремеев,
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КООРДИНАЦИОННОГО СОВЕТА ОБЪЕДИНЕНИЙ РАБОТОДАТЕЛЕЙ РОССИИ:

- Две потери у меня были. Я обменял свои ваучеры на облигации компаний "Авва" и "Олби-дипломат". Эти замечательные бумаги я храню по сей день как символ эпохи. Мне, в общем-то, повезло, и мое последующее финансовое положение не пострадало, скорее - это была упущенная выгода. Второй раз потеря была уже более реальная, в августе 1998 года, когда в стране случился дефолт.

Голода удалось избежать

Егор Гайдар,
директор института проблем экономики переходного периода, с июня по декабрь 1992-го - исполняющий обязанности председателя правительства Российской Федерации:

- Мне часто задают такой вопрос: "Разве нельзя было при реформировании экономики обойтись без "шоковой терапии"? Но в России не было "шоковой терапии" в экономико-теоретическом понимании этого термина.

Напомню, что к моменту развала СССР его золотовалютные резервы были практически на нуле, как и кредитоспособность государства. После августа 1991 года прежняя система перестала работать. Да, цены были низкие, но прилавки-то пустые. С сентября 1991 года возникла высокая вероятность повторения голода 1917-1921 годов. Нашей главной целью было не допустить таких событий. По известным рецептам ее было не достичь. Мы вынуждены были отпустить цены. Появились и товары, и предпосылки для роста экономики. Да, возникло много проблем, но голода и гражданской войны Россия избежала.

Общество Ежедневник Стиль жизни 15 лет "Российской газеты"
Добавьте RG.RU 
в избранные источники