20idei_media20
    26.10.2005 02:04
    Рубрика:

    Сапармурат Ниязов: Демократия - это естественное состояние любого народа

    Интервью Президента Туркменистана Сапармурата Ниязова

    Российская газета | Уважаемый г-н Президент, как бы вы по прошествии 14 лет независимого развития оценили пройденный страной и народом путь, что бы вы выделили в качестве главных достижений на этом пути?

    Сапармурат Ниязов | Главное, на мой взгляд, заключается в том, что за это время нам удалось превратить Туркменистан из типичной сырьевой окраины в динамично развивающуюся страну с многоукладным типом экономики, но при этом социально ориентированную, позволяющую обеспечивать высокое качество жизни населения. Это если говорить предельно обобщенно. Теперь некоторые конкретные примеры.

    Вот уже ряд лет среднегодовые темпы роста экономики Туркменистана - одни из самых высоких в мире и составляют 20-21 процент. В 1991 году во всем Туркменистане было собрано 70 тысяч тонн зерна - сегодня эту норму выполняет средний район. Всего же по стране в нынешнем году было собрано 3 миллиона 200 тысяч тонн зерна. Мы практически обеспечили себе продовольственную независимость. А ведь еще свежи в памяти первые после обретения суверенитета годы, когда страна стояла в хлебных очередях...

    За прошедшие 14 лет за счет строительства десятков фабрик, оснащенных самым современным оборудованием, у нас с нуля создана текстильная отрасль, чья продукция не только удовлетворяет внутренние потребности, но и с успехом экспортируется в Западную Европу, США, Россию. Здесь важно отметить, что мы близки к тому, чтобы весь выращиваемый в Туркменистане хлопок-сырец перерабатывался на наших предприятиях и на "выходе" получалась готовая продукция.

    Аналогичная картина и в нефтегазовом комплексе, где также удалось создать современную базу переработки, что позволяет нам перерабатывать до 85 процентов добываемой нефти и экспортировать, например, такую востребованную на мировом рынке продукцию, как полипропилен или смазочные масла.

    Более половины государственного бюджета Туркменистана ежегодно направляется на социальные нужды - таких показателей тоже нет нигде в мире. Почти полтора десятилетия население Туркменистана бесплатно в рамках выделенного лимита пользуется электроэнергией, природным газом, питьевой водой, солью. У нас чисто символическими остаются цены на топливо для населения, тарифы на жилье, проезд в общественном транспорте, огромные средства направляются в систему образования, здравоохранение, культуру.

    Все эти меры принимались с единственной целью - облегчить людям жизнь на сложном этапе перехода к рыночной экономике. Сегодня, например, одной из главных задач правительства является создание класса собственников. И здесь мы идем на неординарные действия, учитывая местные особенности. Например, у нас не облагаются налогами сельские товаропроизводители, у нас нет налога на землю, скот. А судить о таких шагах нужно по результатам. В стране резко выросло поголовье скота в частных хозяйствах, которые полностью обеспечили рынок своими продуктами животноводства, появились настоящие хозяева земли.

    Наверное, нигде в мире нет и таких, как у нас, льгот для мелкого и среднего бизнеса. Очередной важный шаг на этом пути - решение Народного совета о сокращении до 2 процентов налога на добавленную стоимость для частных предпринимателей и товаропроизводителей. При этом они освобождены от всех других видов налогов. Уверен, что для действующих у нас сегодня свыше 11 тысяч частных предприятий и около 48 тысяч индивидуальных предпринимателей (а в целом из общего количества предприятий в Туркменистане 63 процента приходится на частный сектор) - это мощный стимул развития.

    За годы независимости построены миллионы квадратных метров качественного жилья, проложены тысячи километров современных дорог, возведены госпитали, оснащенные оборудованием по самым высоким мировым стандартам. Страна полностью газифицирована, при этом ежегодно на уже упоминавшееся бесплатное снабжение населения правительство направляет 4 миллиарда кубометров газа и 2 миллиарда кВт/ч электроэнергии. Все это означает одно - государство с самого начала повернулось лицом к народу, направило свои ресурсы людям - на их насущные потребности.

    Поэтому главное завоевание независимости я бы определил так - народ Туркменистана стал истинным хозяином своей страны, своих богатств, добился законного права распоряжаться ими ради собственного блага, во имя нынешнего и будущих поколений. И все сегодняшние наши успехи - производные от обладания этим священным правом быть хозяином на своей земле.

    РГ | Г-н Президент, внешнеполитический курс Туркменистана в международных кругах прочно ассоциируется с нейтралитетом. В этом году исполняется 10 лет с момента признания мировым сообществом нейтрального статуса Туркменистана. Оправдала ли себя нейтральная внешнеполитическая модель, заявленная и осуществляемая Туркменистаном, с точки зрения национальных интересов и в региональном аспекте?

    Ниязов | Безусловно. Мне не раз приходилось говорить об исторической и геополитической обоснованности нашего внешнеполитического выбора - нейтралитета, его соответствия мировоззрению, традициям, менталитету туркменского народа. И мы горды тем, что мировое сообщество в лице Организации Объединенных Наций, великие державы и, прежде всего, Россия, другие наши соседи поддержали стремление Туркменистана быть нейтральным государством. Пользуясь случаем, я хочу еще раз выразить благодарность им за эту поддержку.

    Нейтралитет позволил нам не быть втянутыми в межгосударственные конфликты, избежать неприемлемого для нас политического и военного блокирования против кого-либо и быть гарантированными при этом от любого давления извне, обеспечить мир и спокойствие по периметру наших границ.

    Теперь о факторе туркменского нейтралитета в региональных делах. Я неоднократно подчеркивал, что наш нейтралитет - это не стена, которой мы отгородились от тревог и проблем внешнего мира. Достаточно вспомнить, как, учитывая финансовые проблемы Украины, Грузии, Армении и некоторых других стран-потребителей туркменского газа, мы в 90-х годах фактически выступали в роли экономического донора наших партнеров.

    Если же говорить о геополитической ситуации в регионе Центральной Азии, то я глубоко убежден, что ни Туркменистан, ни любая другая страна этой территории не сможет в полной мере использовать потенциал своего развития, если здесь не будет мира, стабильности и безопасности. Поэтому я всегда заявлял, что мы готовы поставить наш нейтралитет на службу региональному прогрессу, использовать миротворческий потенциал, заложенный в нейтралитете, для предотвращения потенциальных и реальных конфликтов в регионе. И в этом смысле было сделано немало, и нам есть чем гордиться.

    Именно в Туркменистане, в Ашхабаде, в середине 90-х годов прошлого века сели за стол переговоров делегации правительства и оппозиции Таджикистана, что в конечном итоге привело к установлению мира в этой стране. Именно в Туркменистане при поддержке и под эгидой ООН проходили межафганские переговоры, а в январе 1997 года был согласован вопрос оказания международной гуманитарной помощи афганскому населению, поставленному буквально на грань выживания в результате затяжного гражданского конфликта. Мы продолжаем и будем продолжать работу по использованию нейтрального статуса Туркменистана в интересах региональной безопасности.

    Не так давно я обратился в ООН с предложением об учреждении в Ашхабаде постоянно действующего Регионального Центра превентивной дипломатии. Мы готовы предоставить все необходимые политические условия, технические возможности, инфраструктуру, организационный опыт для успешного функционирования такого центра. При этом считаю необходимым подчеркнуть: нам не нужны политические дивиденды, мы не претендуем на лавры единственного регионального миротворца. Мы приглашаем все заинтересованные страны, международные организации участвовать в решении существующих в регионе проблем и готовы, в соответствии со своими возможностями, максимально этому содействовать.

    РГ | На прошедшем в августе в Казани саммите СНГ Туркменистан заявил о своем решении отныне участвовать в этой организации в качестве ассоциированного члена. Для многих это стало неожиданностью, в СМИ появилось множество самых различных трактовок и предположений по поводу вашего решения. Не могли бы вы объяснить, чем же в действительности был продиктован этот шаг Туркменистана и, в продолжение вопроса, каким вы видите, в целом, принципы дальнейших взаимоотношений Туркменистана со странами бывшего Советского Союза?

    Ниязов | Давайте рассуждать объективно. Со времени создания СНГ прошло 14 лет. За этот период, особенно в начале-середине 90-х годов, эта организация, на мой взгляд, сыграла свою положительную роль - в урегулировании проблем раздела собственности, смягчении болезненных экономических последствий распада СССР, упорядочении миграционных процессов, решении ряда других вопросов. Но времена меняются. Новые независимые государства встали на ноги, определились их естественные внешнеполитические приоритеты, причем далеко не всегда вписывающиеся в рамки постсоветского пространства. И в последнее время СНГ все больше становится лишь фоном, на котором возникают различные объединения стран на основе вполне конкретных, в том числе и военно-политических интересов, идет фрагментация на блоки и группировки.

    Наверное, это объективные процессы, и мы смотрим на них нормально, с уважением относимся к суверенному выбору каждого государства. Но себя в этих процессах мы не видим и участвовать в них как нейтральная страна не можем. Имитировать же в этих условиях свое якобы полноправное членство в СНГ было бы нечестно по отношению к себе и другим, да и бессмысленно. Ведь с учетом принятой 12 декабря 1995 года Генассамблеей ООН резолюцией "Постоянный нейтралитет Туркменистана", официально закрепившей за нашей страной этот статус, нами внесены соответствующие изменения в Конституцию страны, которые мы строго и неукоснительно выполняем. Поэтому мы обратились к главам государств СНГ с открытым изложением нашей позиции как нейтрального государства, и она была воспринята с пониманием. Тем более что статья восьмая Устава СНГ предусматривает возможность ассоциированного членства в этой организации.

    Что касается принципов наших дальнейших отношений со странами бывшего СССР, то они остаются, по крайней мере, со стороны Туркменистана, прежними. Мы и раньше никогда не ставили свои отношения с какой-либо страной в зависимость от того, является ли она членом СНГ или нет, не будем этого делать и впредь. У нас накоплен солидный багаж двустороннего сотрудничества со многими государствами бывшего СССР, и мы намерены и дальше его развивать на дружественной и взаимовыгодной основе.

    Если в этом контексте говорить об отношениях с Россией, то можно констатировать их позитивное развитие на нынешнем этапе и большие перспективы на будущее. У нас постоянно действующий, доверительный и откровенный диалог с президентом Российской Федерации, мы занимаем схожие или близкие позиции по многим вопросам международной политики, в последнее время активно наращивается экономическое и гуманитарное партнерство. Мы заключили и реализуем крупный двусторонний контракт об экспорте туркменского газа сроком на 25 лет, осуществляем ряд других совместных проектов, связанных, в частности, с участием российских компаний в освоении месторождений в туркменском секторе Каспия.

    РГ | Г-н Президент, в регионе Центральной Азии Туркменистан в силу своего геополитического положения, огромных запасов углеводородного сырья занимает особое место. И поэтому, по мнению многих политологов, Туркменистан становится "площадкой", где неизбежно будут сталкиваться интересы великих держав, мировых военно-политических и финансово-экономических центров силы. Вы разделяете это мнение? Иными словами, какими вам видятся место и роль Туркменистана в регионе?

    Ниязов | Думаю, я отчасти уже ответил на вопрос о том, каким мне представляется роль Туркменистана в региональных процессах. Позволю себе лишь напомнить, что еще в первой половине 90-х годов наша страна выступила инициатором осуществления таких важных межгосударственных проектов, как строительство 280-километрового железнодорожного участка Теджен-Серахс-Мешхед, ставшего "золотым звеном" Трансазиатской стальной магистрали, или прокладка 200-километрового газопровода от нашего месторождения Корпедже до иранского города Курт-Куи. Не будет преувеличением сказать, что именно Туркменистан стал в нашем регионе пионером международного сотрудничества в реализации крупных проектов.

    Вообще же, я считаю, что инструменты геополитики, применявшиеся в прошлом, позапрошлом веках, все эти объявления так называемых "сфер влияния", "зон ответственности", попытки установления контроля над различными регионами земного шара сегодня безнадежно устарели. О каком контроле над территорией или ресурсами можно говорить, как вы это себе представляете? Поставить по солдату на каждые 100 метров трубопровода, окружить танками месторождение? Сегодня нужно говорить не о контроле над ресурсами или территорией, а об их использовании на новых принципах, в соответствии с потребностями глобализирующегося мира, все более взаимосвязанных и взаимозависимых экономик стран, регионов, континентов.

    На таких современных принципах Туркменистан предлагает свое сотрудничество: и в плане использования географических выгод нашей территории для прокладки международной транспортной и коммуникационной инфраструктуры, и для вывода наших энергоносителей на мировые рынки посредством строительства новых, дополнительных трубопроводов, приглашая участвовать в этих проектах и великие державы, и соседние страны, и транснациональные корпорации, и международные финансово-экономические центры. Мы ведем свою политику так, чтобы у нас в Туркменистане действовал не принцип столкновения внешних интересов, а принцип их сочетаемости и совместимости.

    Кстати, сегодня Туркменистан имеет активные торгово-экономические отношения с 80 странами мира, среди ведущих партнеров - Украина, Россия, страны ЕС, США, Турция, Иран и другие государства.

    РГ | Перейдем, с вашего позволения, к делам внутренним. Известно, что уже не первый год Туркменистан демонстрирует одни из самых высоких в мире темпов экономического роста. Удастся ли, на ваш взгляд, сохранить эту тенденцию, и если да - то за счет чего? Каковы, в целом, приоритеты социально-экономического развития Туркменистана на ближайшие 5-10 лет?

    Ниязов | Темпы роста любой экономики, в том числе и нашей, не могут ведь возникнуть сами по себе. И я уже говорил выше о том, что за годы независимости мы сумели преодолеть однобокую сырьевую направленность нашей экономики. В стране создана мощная производственная база, появились новые перерабатывающие отрасли, сформирована современная транспортная инфраструктура. Постоянный рост ВВП позволил довести производство продукции в расчете на душу населения с 7 долларов, которые мы имели в 1991 году, до 7,5 тысячи. Это и есть тот самый фундамент, который позволяет нам сегодня не зависеть исключительно от мировых цен на сырье, не бояться "обвалов" на мировых биржах энергоносителей. Туркменская экономика обладает солидным запасом прочности, устойчива к внешней конъюнктуре, по многим параметрам самодостаточна. Все это дает нам возможность спокойно смотреть в будущее, реально планировать темпы роста экономики, гарантировать выполнение социальных программ, которые для нас являются приоритетными.

    РГ | В своих устных выступлениях, в политических работах, наконец, в книге "Рухнама" вы неоднократно подчеркивали, что Туркменистан, двигаясь по столбовой дороге цивилизации - к демократии и рыночной экономике, самостоятельно определяет скорость этого движения и его вектор. Что вы под этим подразумеваете?

    Ниязов | Я глубоко убежден, что демократия - это естественное состояние любого народа, любого общества. Нет "демократичных" и "недемократичных" народов. У туркмен богатейший опыт демократических традиций, традиций толерантности, терпимости к чужому мнению, уважения иных обычаев, нравов, норм поведения. Но у туркмен, в силу особенностей исторического развития, не менее сильно развиты и защитные механизмы, механизмы сбережения своей самобытности, внутренних устоев, что, в общем, и позволило нам сохраниться как народу. И сегодня, развивая в стране демократические институты, мы стараемся, чтобы этот процесс максимально соответствовал мировоззрению нашего народа, проверенной веками системе ценностей.

    Например, в традициях туркмен всегда была не только строгость по отношению к людям, преступившим нравственные законы общества, но и благодушие, терпимость к оступившимся людям. Эти традиции нашли своеобразное преломление в ежегодно проводимой в канун наступления "Гадыр гиджеси" ("Ночи Всемогущества") священного для мусульман месяца Рамазан массовой амнистии. На этот раз из 12 тысяч отбывающих наказание в республике граждан к домашним очагам возвращаются свыше 8 тысяч человек. Я уже дал указание, чтобы каждому из них помогли вернуться к нормальной жизни, оказали содействие в получении работы, земли, решили другие вопросы.

    Демократизация туркменского общества, внедрение институтов выборности, развитие местного самоуправления, повышение статуса общественных организаций - все это идет естественным путем, по мере социального взросления населения, осознания людьми ответственности за свою судьбу и судьбу своих близких, развития отношений собственности, появления чувства хозяина. У туркмен есть мудрая поговорка: "Не нужно сломя голову бежать туда, куда можно дойти". Мы не торопимся, время работает на нас.

    Поделиться: