Новости

История островов предупреждает: переговоры о "северных территориях" опасны для здоровья нации

Принцип "очереди" нигде не почитается так свято и не соблюдается так строго, как в большой политике. После официального визита в нашу страну в январе 2003 года премьер-министра Японии Коидзуми Дзюнъитиро японская сторона с нетерпением ждала ответного визита президента РФ Владимира Путина. И вот счет пошел уже на дни: 21 ноября высокий российский гость должен прибыть в Токио.

 

 

В повестке очередной встречи на высшем уровне обозначен, как всегда, широкий круг проблем двусторонних отношений. При этом и в России, и в Японии существует понимание их взаимосвязи с застарелым территориальным спором об исторической принадлежности Курильских островов. Минувшей осенью Москва неожиданно для Токио предложила вернуться к Совместной декларации 1956 года, которая предусматривала передачу Японии двух островов после заключения мирного договора между нашими странами. Однако призыв министра иностранных дел С. Лаврова вернуться к идее полувековой давности в обеих странах вызвал переполох. В России опять активизировались противники любых территориальных уступок, а Япония после короткого замешательства опять отвергла наше предложение под предлогом, что намерена неуклонно добиваться "одновременного возвращения всех четырех островов".

Такова прелюдия предстоящего саммита. В официальных позициях сторон за минувший год принципиальных изменений не произошло, а это, скорее всего, означает, что и у лидеров не так уж много шансов переломить тенденцию. Формула "все или ничего", утвердившаяся за последние полвека в японском политическом истеблишменте, мешает вывести российско-японские отношения из тупика.

И все же, по мнению известного востоковеда, доктора исторических наук, эксперта Центра стратегических разработок А.А. Кошкина, развязать "курильский узел" возможно, если... Примечательная деталь: прежде чем отвечать на вопросы "Российской газеты", наш собеседник предложил внимательно прочитать документ полувековой давности, снова оказавшийся в центре российско-японского диалога.

Документ

Совместная декларация Союза Советских Социалистических Республик и Японии от 19 октября 1956 года (основное содержание).

1. Состояние войны между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией прекращается со дня вступления в силу настоящей Декларации, и между ними восстанавливаются мир и добрососедские дружественные отношения. 2. Между СССР и Японией восстанавливаются дипломатические и консульские отношения. 3. СССР и Япония подтверждают, что они в своих отношениях будут руководствоваться принципами Устава ООН. 4. СССР поддержит просьбу Японии о принятии ее в члены ООН. 5. Все осужденные в СССР японские граждане со вступлением в силу настоящей Совместной декларации будут освобождены и репатриированы в Японию. 6. СССР отказывается от всех репарационных претензий к Японии. [...] 9. СССР и Япония согласились на продолжение после восстановления нормальных дипломатических отношений между СССР и Японией переговоров о заключении Мирного Договора. При этом СССР, идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства, соглашается на передачу Японии островов Хабомаи и острова Сикотан с тем, однако, что фактическая передача этих островов Японии будет произведена после заключения Мирного Договора между СССР и Японией [...].

Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XVII-XVIII. С. 257-260.

"Не поверил своим ушам"

Российская газета | Сказать по совести, Анатолий Аркадьевич, Декларация эта вызывает смешанное чувство: 4-й, 5-й, 6-й и 9-й пункты можно расценить как безвозмездные подарки Японии. Почему же японцы отвергли такой великодушный жест?

Анатолий Кошкин | Да не японцы! Они-то как раз получили то, что хотели. Полномочный представитель правительства на советско-японских переговорах 1955-1956 гг. Мацумото Сюнъити признал впоследствии, что, услышав предложение советской стороны о готовности передать его стране острова Хабомаи и Шикотан, он "не поверил своим ушам", а "в душе очень обрадовался". Но то, что было выгодно японцам, не устраивало американцев. Госсекретарь США Джон Даллес в августе 1956 года открыто пригрозил: если японское правительство признает советскими Курильские острова, то США навечно сохранят за собой остров Окинаву и весь архипелаг Рюкю. И все же премьер-министр Хатояма Итиро пошел на подписание Декларации, ибо она отвечала интересам Японии. Но вскоре ему пришлось уйти в отставку, а новый кабинет возглавил Киси Нобусукэ, политик, настроенный открыто проамерикански. Его правительство стало уклоняться от дальнейших переговоров с Советским Союзом, а для обоснования такой позиции выдвинуло требование вернуть Японии уже четыре южнокурильских острова, включая наиболее крупные и освоенные - Кунашир и Итуруп.

РГ | Но ведь в Ялтинском соглашении 1945 года со всей определенностью сказано, что претензии Советского Союза на Южный Сахалин и Курильские острова "должны быть безусловно удовлетворены после победы над Японией". Подписали Рузвельт, Черчилль, не говоря уже о Сталине...

Кошкин | Смысл этих решений администрация США впоследствии переформулировала. В ноте, которую госдепартамент направил японскому правительству в сентябре 1956 года, сказано, что "США рассматривали Ялтинское соглашение просто как декларацию об общих целях стран-участниц Ялтинского совещания, а не как имеющее законную силу окончательное решение этих держав по территориальным вопросам". Отсюда произвольные толкования вроде, например, такого: "Правительство США пришло к заключению, что острова Итуруп и Кунашир (наряду с островами Хабомаи и Шикотан, которые являются частью Хоккайдо) всегда были частью Японии и должны по справедливости рассматриваться как принадлежащие Японии". Такими "заключениями" США открыто стали подбивать Японию на предъявление Советскому Союзу заведомо неприемлемых условий. Все это привело к тому, что содержание 9-й статьи Совместной декларации 1956 года в Москве и Токио ныне трактуется неоднозначно. И прав был президент В. Путин, когда в 2001 году во время Иркутской встречи с тогдашним премьер-министром Японии Мори Ёсиро подчеркнул необходимость "работы экспертов двух стран" для единообразного понимания этого документа.

У истоков конфликта

РГ | Тогда вопрос к вам как к эксперту: откуда такое разночтение истории? Чьей исконной территорией была земля Курильских островов?

Кошкин | Своим японским оппонентам я обычно предлагаю ответить на несколько "неудобных" вопросов, которые ставят их в тупик. Когда остров Хоккайдо вошел в состав Японского государства? Только в середине XIX века. А до этого японцы тут жили? Жили, но только на южной оконечности острова, где существовало небольшое японское княжество. Вся остальная территория была заселена айнами, которые даже внешне резко отличались от японцев: белолицые, с сильным волосяным покровом, за что русские и звали их "мохнатыми курильцами". Итак, раз даже остров Хоккайдо нельзя назвать исконно японской территорией, тогда что же говорить о более северных, где испокон веков жили айны, нивхи, орочи и другие аборигены? В том-то и дело, что продвижение японцев на Курильские острова осуществлялось как захват территории и сопровождалось таким же истреблением местных племен, как в Америке - индейцев.

Через тернии

РГ | В докладе для парламентских слушаний, написанном по просьбе депутатов Сахалинской областной Думы, вы сообщили поразительный факт: СССР мог вернуть эти территории и без войны. Японское правительство само предложило "отдать" Советскому Союзу Южный Сахалин и Курильские острова, если он сохранит нейтралитет в Тихоокеанском регионе войны. Может, так и следовало поступить?

Кошкин | Так поступать было нельзя. Наши союзники по антигитлеровской коалиции сочли бы это актом предательства. Сталин был верен союзническому долгу и считал, что Япония должна капитулировать, понести свою долю наказания за развязанную участниками Тройственного пакта кровопролитную мировую войну.

РГ | И никаких других политических расчетов у Сталина не было?

Кошкин | Они были у всех участников коалиции. Американское командование, например, подсчитало, что для вторжения на Японские острова потребовалась бы семимиллионная армия, а потери могли быть "неприемлемо большими". Поэтому Рузвельт так настаивал на привлечении СССР к разгрому японского милитаризма. После капитуляции Японии военное командование США намеревалось расчленить страну на четыре зоны оккупации - американскую, советскую, английскую и китайскую. Советские войска должны были занять остров Хоккайдо, весь северо-восток основного острова Японии - Хонсю и, само собой, Курильские острова. Если бы Рузвельт был жив, полагаю, что события пошли бы по сценарию Ялты. Но в Потсдаме, куда новый президент США приехал с атомной бомбой за пазухой, ситуация была уже другой. В направленном Сталину 15 августа "Общем приказе N 1" о капитуляции японских вооруженных сил Трумэн вдруг "забыл" указать, что японские гарнизоны на Курильских островах должны капитулировать перед советскими вооруженными силами на Дальнем Востоке. Пришлось настоять. Когда же Трумэн выразил желание "располагать правами на авиационные базы для наземных и морских самолетов на одном из Курильских островов, предпочтительно в центральной группе", Сталин ответил еще резче: "Требования такого рода обычно предъявляются либо побежденному государству, либо такому союзному государству, которое само не в состоянии защитить ту или иную часть своей территории".

РГ | Так нам пришлось добиваться возвращения Курил?

Кошкин | Нам пришлось добиваться выполнения Ялтинских соглашений. Главнокомандующий союзных держав генерал Макартур 29 января 1946 года вручил японскому императорскому правительству Меморандум, в котором указывалось: из-под юрисдикции государственной или административной власти Японии исключаются все находящиеся к северу от Хоккайдо острова, в том числе "группа островов Хабомаи (Хапомандзё), включая острова Сусио, Юри, Акиюри, Сибоцу и Тараку, а также остров Сикотан (Шикотан)". Кстати, японцы не возражали - таковы были условия капитуляции.

Десять лет, которые расшатали мир

РГ | Видимо, до 50-х годов в Японии существовал определенный консенсус в вопросе о послевоенном пограничном урегулировании, так как никаких претензий на "северные территории" она не предъявляла. Да и понятия такого в Японии не было. Когда же появились "сомнения"?

Кошкин | В связи с образованием Китайской Народной Республики госсекретарь США Д. Ачесон в январе 1950 года призвал "восстановить Японию как один из основных барьеров против коммунизма в Азии". Для реализации этой политики родилась идея "сепаратного мира с Японией без участия России". В таком духе и принялись готовить конференцию в Сан-Франциско для официального заключения мирного договора между Японией и 49 странами - ее противниками во Второй мировой войне. При этом вместо КНР на конференцию были приглашены чанкайшисты, с чем категорически не согласился Советский Союз. Возникли разногласия и по территориальным вопросам. В договоре, например, сказано: "Япония отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и на ту часть острова Сахалин и прилегающих к нему островов, суверенитет над которыми Япония приобрела по Портсмутскому договору от 5 сентября 1905 г.". Обратите внимание на саму формулировку: отказывается, как бы позабыв, что над этими территориями установлен суверенитет СССР. Не случайно в тексте было опущено и поименное перечисление островов, от которых отказывалась Япония, это тоже почва для произвольных и спекулятивных трактовок. В итоге делегация СССР отказалась поставить подпись под договором в Сан-Франциско. Кстати, японский парламент при ратификации договора принял позицию МИД, изложенную заведующим договорным департаментом Нисимура Кумао: "Территориальные пределы архипелага Тисима (Курильских островов), о которых говорится в договоре, включают в себя как Северные Тисима, так и Южные Тисима". Высший законодательный орган японского государства констатировал, таким образом, факт отказа Японии от всех островов Курильской гряды. Это очень важный аргумент для нашей дипломатии.

Дипломатия Хрущева

РГ | А не обманываемся, Анатолий Аркадьевич? Стоило ли вообще нам включаться в чужую игру, да еще с опозданием на пять лет?

Кошкин | Вы упрощаете ситуацию 50-х годов. Макартур сообщал в Вашингтон, что продолжение оккупации "может навсегда поссорить США и Японию". Сан-Францисской конференцией надеялись сбить волну антиамериканских настроений в Японии, но это не удалось. В апреле 1952 года оккупация страны официально закончилась, а в июле все ее политические партии приняли совместную парламентскую резолюцию, в которой поставили перед правительством задачу добиваться возвращения оккупированных Соединенными Штатами Окинавы, островов Огасавара и некоторых других, а также островов Хабомаи и Шикотан. Обратите внимание: о Кунашире и Итурупе речи не шло.

Сделав нас и японцев заложниками запутанной проблемы Курил, американцы все равно не смогли отвести от себя общественное недовольство. Все это в свое время и принял в расчет Хрущев, поставив вопрос о том, чтобы передача островов Хабомаи и Шикотан "последовала после заключения мирного договора и после того, как США передадут Японии Окинаву и другие исконно японские территории, которые захвачены США".

   прямая речь

Из протокольных записей бесед между Н. С. Хрущевым и полномочным представителем правительства Японии И.Коно. Москва, октябрь 1956 г.

17 октября

ХРУЩЕВ. Я знаю, что в Японии есть проамериканская группа, которая недовольна нашими переговорами, но с этим можно и не считаться. Главное заключается в том, что в итоге решения вопроса по нашему варианту Япония получит возможность оказать сильное давление на США. Имейте в виду, что без борьбы вам не вернуть ваших территорий, находящихся в руках американцев.

18 октября

КОНО. Мы решили просить вас, чтобы из вашего проекта удалить упоминание о передаче Соединенными Штатами Японии островов Окинава...

ХРУЩЕВ. Советская сторона в общем согласна с предлагаемым вариантом. Мы готовы пойти навстречу Японии и поэтому готовы снять ту часть нашего проекта, где говорится о передаче Японии Окинавы и других территорий.

Другой оказии может и не быть

РГ | Итак, на следующий день, 19 октября 1956 года, была подписана Совместная декларация СССР и Японии, но 9-й пункт не был выполнен и с тех пор не перестает вызывать размолвки. Можете объяснить, в чем дело?

Кошкин | Сначала проект договора завис из-за давления США. А в 1960 году правительства Японии и США заключили новый Договор безопасности, открыто направленный против СССР и КНР. Хрущев был возмущен, уязвлен, он воспринял действия Токио как личное оскорбление, как неуважение его усилий для нахождения компромисса по территориальному вопросу. Так провалился план Хрущева по "отрыву" Японии от США. Но и японцам остается пенять только своему правительству за то, что оно отвергло щедрый жест советского лидера. Такие оказии в истории повторяются редко.

РГ | По-вашему, поезд ушел?

Кошкин | Поезд-то ушел, да опоздавшие все еще ждут. Примечательный ответ дало японское правительство в 1960 году на ноту МИД СССР: "Наша страна будет неотступно добиваться возвращения нам не только островов Хабомаи и о-ва Сикотан, но также и других исконных японских территорий". Уже четыре острова вопреки самоочевидным фактам в одностороннем порядке "исключены" из географического понятия "Курильские острова". Отсюда и утверждение, что, отказавшись от Курил "вообще", "абстрактно", Япония никогда не отказывалась от конкретных островов. Это, конечно, казуистика. Японская политика никак не выберется из американской ловушки.

РГ | Поскольку это мы предложили вернуться к 9-му пункту Декларации, чтобы разобрать послевоенные завалы, а формально он требует разработки мирного договора,встает вопрос: а нет ли каких-то новых препятствий для его заключения?

Кошкин | Есть, и весьма серьезные. На это недавно обратили внимание сахалинские депутаты в своем открытом обращении к министру иностранных дел С. Лаврову. В 1956 году, пишут они, еще не существовало международно признанных 200-мильных экономических зон. Поскольку исходной точкой отсчета для них являются побережья Курильских островов, то в случае передачи территорий объектом передачи будут уже не только острова, но и неотделимые от них прилегающие экономические зоны. Это то, что на языке Венской конвенции о праве международных договоров (1969 г.) называется "существенным изменением обстановки". "Договор может быть не исполнен (или отложен с исполнением) полностью или частично в том случае, - гласит 52-я статья этой конвенции, - если после его заключения возникли обстоятельства, существенно изменившие первоначальные условия, из которых стороны исходили при его заключении". Отсюда логичный вывод: правительство РФ в связи с указанными выше изменившимися условиями свободно от обещаний 1956 года. Поэтому лично я рассматриваю предложение С. Лаврова не как "выполнение обязательств", а как жест доброй воли, причем весьма щедрый.

По законам сумо

РГ | Но жест был с ходу отклонен, а в политике это не остается без последствий. Не случайно президент Путин 27 сентября, во время телевизионной "Прямой линии", со всей определенностью заявил, что Курильские острова находятся под суверенитетом России, это закреплено международными договорами как результат Второй мировой войны, "и мы не собираемся это обсуждать". Но тогда что же мы собираемся обсуждать?

Кошкин | Больше всего японская сторона обескуражена тем, что в речи нашего президента не упомянут так называемый "компромиссный вариант" по поводу двух островов. Смоленской площади пришлось объясняться - дипломатам было поручено растолковать японским журналистам существо фактически новой позиции российского руководства. Она, как выяснилось, состоит в том, что правительство Японии сначала должно подписать мирный договор, в котором был бы официально подтвержден суверенитет Российской Федерации над всеми четырьмя южнокурильскими островами, и только после этого российская сторона сможет вступить в переговоры о принадлежности островов Хабомаи и Шикотан.

РГ | А если политики и на сей раз не найдут взаимоприемлемых решений, что тогда?

Кошкин | Как человек, много лет занимающийся двусторонними отношениями не только в научном, но и в практическом плане, возьму на себя смелость и ответственность утверждать, что японо-российский территориальный спор едва ли найдет свое разрешение в обозримом будущем. И дело тут не в политической воле или ее отсутствии. В известном смысле и русские, и японцы остаются заложниками взаимной недружественной пропаганды времен "холодной войны".

Часто бывая в Японии, я при всякой возможности с удовольствием смотрю трансляции соревнований борцов сумо. Это такая борьба японских толстяков, когда нужно одним из установленных приемов вытолкать соперника за очерченный круг арены или повалить его в круге. Всего в сумо существует 48 приемов. Но есть и довольно редкое положение, когда два борца, сцепившись в центре круга, стоят неподвижно минуту, другую, третью... Публика начинает выражать недовольство, и тогда рефери дает команду "мидзуири". Борцы отпускают друг друга и расходятся, чтобы, отдохнув, еще раз попытаться выяснить отношения.

Не напоминает ли такое положение в сумо территориальный спор наших стран? Все 48 приемов уже давно использованы, но соперники полвека не могут стронуться с места. Так, может быть, воспользоваться правилами сумо и взять продолжительную паузу, что ни японцам ни нам не угрожало бы потерей лица? Ведь мы еще не пробовали пожить, отложив территориальный спор в сторону. Кстати, мудрый Дэн Сяопин в свое время подписал с Японией мирный договор именно на таких условиях. В любом случае надо обоюдными усилиями ослабить полувековое напряжение. Судя по последним высказываниям российского руководства, в Москве считают, что мяч на японской стороне...

  СТАРЫЕ ХРОНИКИ

Русские люди появились на Курильских островах еще в первой половине XVIII века. Спустя сто лет Россия фактически установила над ними права владения. На русских и западноевропейских картах того времени вся Курильская гряда обозначалась как составная часть Российской империи.

В своей книге "Японцы и русские" (Токио, 1978) Накамура Синтаро приводит интересный факт: в 1786 году, когда первые японцы попали на остров Итуруп, "некоторые из местных жителей айну уже свободно владели русским языком и могли быть даже переводчиками". Тот же японский исследователь сообщает и о первых русско-японских конфликтах: "Высадившись 28 июля 1798 г. на южной оконечности острова Итуруп, японцы опрокинули указательные столбы русских и поставили столбы с надписью: "Эторофу - владение Великой Японии". В 1802 году в г. Хакодате на Хоккайдо была создана специальная канцелярия по колонизации Курильских островов, и с этого момента японская экспансия приняла регулярный характер. Прибывший в Токио в 1805 году российский посланник Н. П. Резанов заявил протест правительству Японии: "На север от Матсмая (Хоккайдо) все земли и воды принадлежат российскому императору, и чтобы японцы не распространяли далее своих владений..." Однако японцев это не остановило: следующим объектом их притязаний стал остров Сахалин.

В 1855 году Россия, ослабленная Крымской войной, вынужденно подписала Симодский трактат - уступила Японии южнокурильские острова Хабомаи, Шикотан, Кунашир и Итуруп в обмен на "вечный мир" и "искреннюю дружбу". Но "дружбы" хватило только на двадцать лет: в 1875 году был заключен Петербургский трактат. Тогда Россия уступила Японии уже всю гряду Курильских островов в обмен на формальное признание российских прав на Сахалин, иными словами, на обещание Японии больше не претендовать на территорию, которая никогда ей не принадлежала.

Через тридцать лет и это обещание оказалось забыто: поражение России в войне 1904-1905 гг. стоило ей унизительного Портсмутского договора, которым Япония отторгла южную часть Сахалина. Но тем самым она разом зачеркнула и Симодский, и Петербургский трактаты. По строгой формуле международного права Япония лишила себя оснований владеть Курилами. Эта констатация в полной мере относится и к последующему периоду: интервенцией против Советской России, многолетней оккупацией Приморья, Приамурья, части Забайкалья и Северного Сахалина Япония грубо нарушила положения Портсмутского договора. Заклейменная как агрессор во Второй мировой войне, она неминуемо встала перед судом истории за свои старые и новые территориальные захваты. К этому и свелся смысл решений Ялтинской (февраль 1945 г.) и Потсдамской (июль 1945 г.) конференций антигитлеровской коалиции.

По материалам сборника документов "Русские Курилы", М., 2002 и по книге А.А. Кошкина "Японский фронт маршала Сталина",
М., 2004, С. 240-247.

 Мнение эксперта   

Уступка Японии части советской территории, на которую без разрешения Верховного Совета СССР и советского народа пошел Хрущев, разрушала международно-правовую основу Ялтинских и Потсдамских договоренностей и противоречила Сан-Францисскому мирному договору, в котором был зафиксирован отказ Японии от Южного Сахалина и Курильских островов. Это недальновидное самоличное решение Хрущева стало миной замедленного действия, которая вот уже 40 лет продолжает угрожать добрососедству народов России и Японии (к сожалению, это был далеко не единственный акт самоуправства Хрущева: передача Крыма Украине, части земель на Северном Кавказе - Чечне, ряда российских областей - Казахстану стоят в том же ряду его волюнтаристских поступков, нанесших огромный вред России).

С.Л. Тихвинский, участник советско-японских переговоров 1955-1956 гг., академик РАН, из книги "Россия - Япония. Обречены на добрососедство".