Новости

01.11.2005 06:00
Рубрика: Власть

Юрий Балуевский: С НАТО воевать не собираемся

Начальник Генштаба раскрыл "Российской газете" военные тайны нового оборонного госзаказа

Начальник Генштаба уверен: Сокращение армии у нас закончилось. Фото: Юлия Майорова.Куда прилетит "аварийный" пилот?

Российская газета | Юрий Николаевич, летчика Троянова, по вашим сведениям, наградят или расстреляют?

Юрий Балуевский | У меня был телефонный разговор с бригадным генералом Вайкшнорасом, который возглавлял литовскую комиссию. В Калининграде я встречался с нашим летчиком, когда его освободили. Отдельные детали он прояснил. А сейчас работает комиссия. Не хочу утверждать, что в том, что произошло, была прямая или косвенная вина пилота. Могу лишь сказать: не все там четко сработало, в том числе и приборы самолета.

РГ | А об инциденте с "Электроном" что думаете?

Балуевский | Ну, это же судно рыболовецкое, события вокруг него касались минобороны в меньшей степени. В большей - МИДа и погранвойск.

Хотя к защите госграницы в надводной и в подводной среде мы тоже имеем непосредственное отношение, и "Электрон" на границе территориальных вод встречал боевой корабль Северного флота.

РГ | Вернемся к недавним событиям в Нальчике. Как вы считаете, есть ли перспективы у силового решения кавказского вопроса?

Балуевский | Как человек военный, я могу с полной ответственностью сказать: действия, направленные на вывод любого субъекта из состава Российской Федерации, обречены на провал. И развитие республик Северного Кавказа возможно только в составе России. Мне кажется, народ Чечни это уже понял. Но я постоянно задаю себе вопрос: почему происходят события вроде нальчикских? Почему часть населения в них участвует? Мне кажется, сказывается неустроенность людей, отсутствие рабочих мест, нарушение их законного права на труд. Ведь население той же Кабардино-Балкарии крайне слабо занято в сфере промышленности, а безработица - благоприятная среда для криминальных дел, всего того, что мы называем бандитизмом.

Значит, на Кавказе надо в хорошем смысле слова подстелить подстилку - экономическую и социальную. Ну и, конечно, усилить борьбу с коррупцией во властных и правоохранительных органах.

Хотите историческую аналогию? Когда Каменев ехал в Среднюю Азию, он в поезде написал сотню тезисов о борьбе с басмачеством. И один из главных звучит так: надо максимально лишить бандитов социальной поддержки. Созвучно с сегодняшним днем, не правда ли?

Ракеты в стиле модерн

РГ | Ровно два года назад, в октябре 2003 года, минобороны презентовало так называемую Белую книгу, где содержались основные требования к развитию военной организации России до 2015 года. Какова судьба этой Белой книги?

Балуевский | В июне этого года на заседании Совета безопасности все вошедшие в нее предложения, к слову, выработанные совместно с другими силовиками, были утверждены.

РГ | Но почему Совбезу понадобилось целых полтора года на рассмотрение?

Армии всего мира сегодня идут в одном направлении - модернизируют свою боевую технику и создают новую

Балуевский | Шла непростая работа, поскольку определялись приоритеты каждого ведомства на значительную перспективу. Вот сейчас на выходе государственный оборонный заказ и бюджет на 2006 год, причем государство гарантирует серьезную финансовую поддержку силовым структурам. Хотя здесь есть одна опасность - можно иметь много денег и не иметь вооружения. Весь мир развивается по схеме: около 60 процентов идет на приобретение вооружения, научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, и где-то процентов 30-40 - на денежное довольствие и вопросы, связанные с материальным обеспечением и боевой подготовкой войск. Нам тоже надо искать оптимальный баланс расходов.

В 1992 году все было так разбалансировано, что говорить о каких-то перспективах было нереально. Если бы еще три-четыре года мы просуществовали в подобном состоянии, наверное, собрать Российскую армию было бы невозможно: процессы приобретали необратимый характер.

РГ | А сегодня стало лучше?

Балуевский | Конечно. Хотя я часто повторяю: хотелось бы получить сразу и много - имея в виду много оружия и денег. Но тогда не останется средств на решение социальных вопросов - образование, здравоохранение, науку и прочее. Потому и здесь необходим баланс.

Сегодня впервые за последние годы минобороны своевременно подало в правительство предложения по формированию государственного оборонного заказа. Расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы останутся на уровне этого года, а закупки вооружений планируем увеличить фактически на 50 процентов.

РГ | И что будете брать в первую очередь?

Балуевский | Для сухопутных войск промышленность серийно выпустит ракетный комплекс "Искандер", системы тактического звена, а также модернизированные танки, БМП-3 и БМП-4, бронетранспортеры.

Армии всего мира сегодня идут в одном направлении - модернизируют свою боевую технику и создают новую. Конечно, каждая страна имеет разные возможности. Если бы мы получили военный бюджет, скажем, в 400 миллиардов долларов, то могли бы себе позволить экспериментировать с новым оружием. Но мы имеем то, что имеем.

РГ | А какие танки будут модернизированы: Т-72, Т-80 или Т-90?

Балуевский | Самый, как мы говорим, ремонтно и модернизационно пригодный танк - Т-72. Хотя Т-90 с этой точки зрения тоже имеет неплохую перспективу.

РГ | Но ведь Т-72 - танк, мягко говоря, далеко не новый.

Балуевский | Американский бомбардировщик В-52 - тоже не новый - был принят на вооружение в начале 50-х годов, а перспективу модернизации имеет до 2030-2040 годов, то есть практически до середины ХХI века. Аналогично и М-113. Техника в первую очередь должна иметь именно модернизационный ресурс.

РГ | А что с авиацией?

Балуевский | Не скрою, больше всего беспокоит состояние вертолетного парка. Нам сегодня крайне нужны всепогодные ночные машины. И этим требованиям отвечает Ми-28Н.

РГ | Это значит на камовских машинах "Черная акула" и "Аллигатор" будет поставлен крест?

Балуевский | Мы не можем сегодня иметь Ка-50 и Ка-52 в таком же количестве, как милевские вертолеты. Но это не исключает необходимости оснастить "камовцами" подразделения специального назначения. Эти машины хорошо зарекомендовали себя в горных условиях, мы их проверяли в ходе боевых действий в Чечне.

РГ | Каковы перспективы фронтовой авиации?

Балуевский | Будем модернизировать все типы самолетов, одновременно сокращая их типаж. Но упор сделаем на Су-27СМ и Су-34.

Вообще же в ВВС приоритет отдается противовоздушной обороне, туда вкладываем больше средств. Деньги в том числе пойдут на модернизацию зенитно-ракетных комплексов С-300. В 2006 году мы приобретем и новую систему С-400. Правда, цена у нее кусается. Так что пока, видимо, закупим один полковой комплект для Командования специального назначения. Когда же "четырехсотку" запустят в серию, цена, надеюсь, должна понизиться. Проблема в другом: сегодня у Российской армии есть, если можно так выразиться, большой обоз вооружений, не имеющих перспективы применения.

РГ | Разве его нельзя продать?

Балуевский | Что-то продаем. Вот у тех же американцев, к примеру, есть форма продвижения на оружейные рынки стран третьего мира, именуемая "подарком". Но подарок этот - с двойным дном: я сегодня дарю вам технику и вооружение, понимая, что завтра вы обратитесь ко мне за обучением специалистов, запчастями и так далее. Увы, подобная форма у нас приживается слабо. Хотя торговать оружием мы умеем: сегодня Россия занимает второе место в мире по поставкам военной техники за рубеж. Но наши структуры, продающие военную технику и вооружения, интересуют в основном масштабные проекты и миллиардные заказы, иногда - миллионные.

РГ | Торговля запчастями и обслуживание техники - это невыгодная "мелочевка"?

Балуевский | Вот именно. Между тем сегодня весь мир работает так: я поставил технику, я же поставлю тренажеры, подготовлю сервисное обслуживание на территории страны-экспортера. Именно эту схему надо развивать и России.

РГ | Перепадает ли сегодня что-то от поставок оружия за рубеж на нужды армии?

Балуевский | Конечно, хотелось бы больше. И за интеллектуальную собственность - реализуемую конструкторскую документацию на технику и вооружение, и за сами самолеты, танки, подлодки. Сейчас возврат средств в пределах 10-15 процентов. Это мало. Но половина на половину тоже не лучший вариант.

РГ | Почему?

Балуевский | Расчет простой. Чтобы промышленность была способна создавать новую конкурентоспособную продукцию, ее надо не на коленке делать, а производить на современной технологической базе. То есть постоянно вкладывать деньги в развитие технологической базы производства.

Достичь правильного баланса поможет создание понятной схемы взаимоотношений между заказчиком и производственником. Тогда предприятие будет четко знать: от продажи техники и вооружения мы получим на развитие производственно-технологической базы такую-то сумму, столько-то отдадим министерству обороны, а столько-то сможем вложить в новые образцы продукции. Все обоснованно и предсказуемо.

РГ | Не боитесь, что, вооружая соседей новейшим оружием, оно завтра может повернуться против нас?

Балуевский | Экспортные образцы имеют загрубленные характеристики - то есть не полностью присущие данному виду оружия или боевой техники. Каждое государство-покупатель это знает.

РГ | То есть мы не вооружаем соседей лучше, чем собственную армию?

Балуевский | Естественно. Вот иногда, к примеру, спрашивают, почему мы вооружаем, скажем, Индию? Но если Россия не станет работать с этой страной, желающих занять эту нишу найдется достаточно.

РГ | А Китай? Куда завтра развернется этот гегемон?

Балуевский | Я, например, считаю, что именно завязки на российское вооружение, по крайней мере, заставят задуматься отдельных производителей вооружения в мире, которые хотят оторвать от нас этого покупателя. Российская промышленность, наши энергоносители предоставляют возможность развиваться и жить в мире миллионам китайцев. Не вижу я и опасности того, что завтра Китай выйдет на западный оружейный рынок. Их армия настолько привязана к нашим оружейно-техническим поставкам, что российской промышленности еще долгие годы придется ремонтировать и модернизировать китайский парк техники и вооружения советского и российского производства.

Армию сократят до миллиона

РГ | Что вы считаете главным приоритетом в оснащении армии?

Балуевский | Поддержание баланса стратегических ядерных сил. Вы, наверное, слышали про перспективный ракетный комплекс морского базирования "Булава". Мы видим его ракету как унифицированный комплекс морского и наземного базирования. Конечно, "Булава" тяжеловата, чтобы ее подвесить на самолет, но пока в этом и нет необходимости.

Давайте вспомним, какое наследство досталось Российской армии. Одних лишь наземных ракетных комплексов стратегического назначения - 17 видов! Не хочу критиковать коллег и промышленность, но тогда все во многом шло по принципу: кто первый откроет дверь, тот и получит заказ. А по большому счету и первый, и второй просители его получали.

Сейчас такое не пройдет. Наша цель - максимально сократить типаж ракет. Потому мы испытываем "Булаву", и то, что имеем в рамках этих испытаний, показывает надежность и правильность выбранного пути.

РГ | Сокращение армии у нас закончилось?

Балуевский | Практически да. Хотя внутренняя оптимизация численности будет продолжаться. На заседании Совета безопасности определено, что численность Вооруженных сил к 2016 году надо довести до миллиона человек.

РГ | Это вместе с гражданским персоналом?

Балуевский | Только военнослужащих. Утверждать, что за 10 лет количество гражданского персонала у нас сократится, допустим, до 700 тысяч, я бы не стал. Надо опять искать оптимальное соотношение численности военных и гражданских в армии и на флоте и учитывать специфику сегодняшнего и завтрашнего дня.

РГ | А в чем эта специфика?

Балуевский | Ну, скажем, 76-я псковская дивизия ВДВ перешла на контрактную службу. Солдата-профессионала уже не заставишь мести плац "от забора до обеда" или чистить картошку. Потому командование заключило контракт с гражданскими структурами, персонал которых теперь исполняет эти функции.

А вот, к примеру, в 42-й мотострелковой дивизии в Чеченской Республике специфика местных условий не позволяет замещать солдат гражданскими. Однако если говорить в целом, то постепенно военные перестают заниматься не свойственными им делами.

Сегодня мы видим свою задачу в создании договорной базы с обслуживающими Вооруженные силы фирмами и организациями. Пока с ними подписываются только годовые контракты. Кто придумал такой срок, я не знаю, но минобороны добивается его увеличения.

Горные стрелки по вызову

РГ | Система обслуживания армии меняется, а меняется ли сама армия?

Балуевский | Бесспорно. К примеру, на Северном Кавказе мы создаем принципиально новую структуру - горно-стрелковые бригады. В Ленинградском военном округе весь минувший год проводился эксперимент по совершенствованию управления авиацией и ПВО, сейчас подводятся его итоги. Думаю, они лягут в основу очередного пятилетнего плана развития Вооруженных сил - этот документ мы должны утвердить у президента до конца года.

Приоткрою некоторые наши планы. Раньше состав Вооруженных сил складывался так: тактическая единица - батальон. Затем - полк, который входил в состав дивизии. Та - в состав армии, а армия - в состав округа или в военное время - фронта. Но назовите последний локальный конфликт, где бы воевали фронтами. Да и против кого воевать такими силами?

Значит, надо менять идеологию. Это сложно, потому что многие научные исследования и уставные документы построены как раз на ранжирной системе - батальон, полк и так далее. Но события в Чечне показали, что в локальных конфликтах наиболее успешно действовали самодостаточные батальонные тактические группы с автономными средствами разведки, связи и обеспечения. Вот почему мы сегодня рассматриваем возможность ухода от жесткого оргштатного построения. На стратегическом направлении должны быть войска и силы, из которых, грубо говоря, как из кубиков, можно было бы сложить группировку для решения конкретной задачи.

РГ | Например?

Балуевский | Скажем, возник локальный конфликт, вызванный территориальными притязаниями. В зависимости от того, насколько он серьезен, назначается та или иная группировка войск и сил. Это может быть полк, бригада или дивизия. Главное - обеспечить их всем необходимым для выполнения задачи. Нужна, к примеру, стратегическая разведка - значит она будет работать в их интересах.

Основной оперативно-тактической единицей должна стать бригада или дивизия.

РГ | Но ведь между бригадой и дивизией огромная разница - ничего себе "вилка".

Балуевский | Объясняю. Для Ленинградского военного округа, к примеру, наиболее оптимальна бригадная структура - на северо-западе страны места лесистые, болотистые, и там дивизии действовать будет сложновато. А в "плоскостном" Московском округе больше подходит как раз дивизионная структура. Хотя сегодня, честно признаюсь, с кем воевать на Северо-Западном или Западном стратегических направлениях, лично я не очень представляю. С кем сегодня вообще нужно воевать - это вопрос вопросов.

Зачем умирать в объятиях?

РГ | А разве НАТО уже не наш вероятный противник?

Балуевский | Взглянем на проблему шире: возможно ли вообще военное столкновение блока с Россией? Я считаю, что невозможно - в силу понимания того, что в НАТО нет желающих, грубо говоря, умереть вместе с нами в объятиях. Я часто привожу простую арифметику. Более 4,5 миллиона - это армия НАТО, чуть больше миллиона - наша армия. Если сойдутся эти два гиганта - мало не покажется никому.

Сегодня у НАТО и России хватает проблем, которые надо решать сообща. События 11 сентября показали, что даже такое мощнейшее в экономическом, политическом и военном отношении государство, как США, оказалось бессильным в одиночку противостоять террористам.

Конечно, разногласия и с НАТО, и с Америкой у нас остаются. Они неизбежны, ведь у каждого государства есть свои интересы.

РГ | Но гипотетически спровоцировать военный конфликт с НАТО способна неадекватная реакция новичков блока на какое-то действие со стороны России. Например, из полета Троянова при желании легко было раздуть не только политический скандал, но и войну.

Балуевский | Давайте вспомним, как сразу после непреднамеренного нарушения Трояновым литовской границы активизировалась полемика о полной демилитаризации Калининградской области. В Калининграде у меня спрашивали, как я это восприму? Пришлось объяснять, что полной демилитаризации области никогда не произойдет. Но и наращивания сил в регионе мы не предлагаем, в этом просто нет необходимости. Там произойдет минимизация группировки войск и сил для того, чтобы сделать ее мобильной, качественно оснащенной и способной решать поставленные задачи.

РГ | Не секрет, что в Западной Европе к нашим военным подчас относятся лучше, чем в странах-соседях.

Балуевский | Проблема есть, с теми же грузинами, например. В моей службе был период, когда я служил в Грузии и проникся уважением к этому народу. Но, честно говоря, уже тогда я шутил, что грузины привыкли жить по бумажке, где все расписано и остается выполнить лишь один пункт - накрыть стол. И это у них хорошо получается.

Все решения по выводу российских войск с территории Грузии приняты. Это закономерный процесс, я бы не делал из него проблемы. Есть законное право любого государства иметь или не иметь на своей территории военную базу. Единственное, на чем мы стояли, и грузинская сторона это условие приняла, - вывод не должен осуществляться, грубо говоря, в трусах и майках. По 2005 году мы все мероприятия выполнили, сейчас надо готовиться к 2006-2007 годам. И здесь вопрос упирается в выдачу и продление виз. Служба в Группе российских войск в Закавказье у многих заканчивается, люди уезжают. А технику надо выводить, но прежде - готовить к транспортировке. Необходимо эту технику подать к тому месту, где она будет грузиться на большие десантные корабли. Кто этим займется, если не выдают виз?

РГ | С Украиной нас ждут те же проблемы?

Балуевский | Есть соглашение о нахождении российского Черноморского флота на территории Украины до 2017 года. Хотелось бы верить, что украинская сторона будет соблюдать договоренности. Но иногда на полуофициальном уровне и из уст отдельных общественных деятелей звучит мнение - мол, пора быстренько вывести российских моряков. При этом не скрывается официальное стремление Украины вступить в НАТО, а при наличии в стране иностранных военных баз это невозможно.

Не хотелось бы, чтобы наши моряки спешно собирали вещмешки. Думаю, что и украинская сторона прекрасно понимает: вывод - это не процесс одного дня. Тем более когда мы говорим об уходе, хотим того или нет, сразу вспоминаем Крым, Севастополь - места воинской славы русских моряков. Хотя я уверен: не может быть никаких движений в сторону изменения тех границ, которые уже сложились и закреплены Хельсинкскими соглашениями.

Донесение вместо телевизора

РГ | Не интересовались, откуда пошла ваша фамилия?

Балуевский | Я родился в 1947 году на Западной Украине. Туда после войны моего отца Балуевского Николая Семеновича послали бороться с бандеровцами. А первые упоминания о роде Балуевских отыскались в середине ХV века. Так что мои корни берут начало в Вологодской области. Восстановить родословное древо помог земляк, полковник в отставке Владимир Анатольевич Наволоцкий. Это уникальный человек, обычно живет в Москве, но сейчас - в Кичменском Городке, есть такой в Вологодской области, к северо-востоку от Великого Устюга.

Я нашел в архивах документы за 1937 год, которые свидетельствуют, что отец начинал службу в Ребольском погранотряде. Кое-что Наволоцкий Владимир Анатольевич восстановил по записям в церковной книге. А именно, что в 1898 году мой дед сочетался законным браком с крестьянкой. Потом ушел на Русско-японскую войну, воевал в Первую мировую. Отец появился на свет в 1917-м.

РГ | А сын ваш в армии служил?

Балуевский | К сожалению, нет, хотя очень хотел стать офицером. Были причины... Но он окончил Московский институт электронного машиностроения, затем вечерний - юридический. Он весь в меня, такой же упертый. В свои 32 года ни разу не закурил, не пьет даже пива, признает только безалкогольное. Фанат спорта. Летом занимается серфингом, зимой - горными лыжами. До сих пор не женат. А от дочери есть внучка - Юля.

РГ | Чем занимаетесь в свободное время?

Балуевский | У нас с сыном общее хобби, за которое частенько влетает от моей супруги, - автомобили. Сейчас купили на двоих подержанный джип "Чероки". Вообще же я страстный автомобилист. Начинал ездить на дядькиной "Победе". Потом из Германии, где служил, приехал на 21-й "Волге" - сначала к теще в Вологду, оттуда к новому месту службы в Петрозаводск, оттуда - в Ленинград, затем в Москву. Только здесь ее продал, когда машине было уже 27 лет.

РГ | Случайно покупателем был не Путин? У него не так давно появилась старая "Волга", он на ней на юге катался.

Балуевский | Нет, к той машине я не имею отношения.

РГ | А окончили что?

Балуевский | Военное училище под Ленинградом. И еще про хобби. Тогда обучение у нас шло с упором на физвоспитание, по программе института физкультуры. Изучал анатомию, биохимию, биологию. Надо было сдавать экзамены и зачеты по всем видам спорта, включая игровые, показав не ниже третьего разряда. Сдавали даже гимнастику - вольные упражнения, кольца, упражнения на коне. Когда я заканчивал военное училище, надо было выбирать - или командир взвода, или начальник физподготовки полка (сразу капитанская должность). Выбрал первое.

Я был мастером спорта по лыжам, призером Белорусского военного округа по биатлону, получил второй разряд по плаванию, занимался боксом. Будучи курсантом, тренировался вместе с Олегом Райко, был такой олимпийский призер по легкой атлетике в Мехико. В свое время пытался моржевать - когда переехали в Москву, бегал на Воронцовские пруды недалеко от Ленинского проспекта. Но этим надо системно заниматься - у меня не вышло. Потом, пока учился в Академии Генштаба, за два года довел фигуру до лейтенантской - даже надел брюки и китель той поры, но с погонами полковника. А сейчас из-за сидячей работы немножко поправился.

РГ | А каков у начальника Генштаба распорядок дня?

Балуевский | Я на службе - в 7.40. Первый доклад принимаю от начальника Главного разведывательного управления, заслушиваю доклады дежурных служб. Потом первая часть почты, которая пришла за ночь, самая горячая. С 9 часов - плановая работа: встречи, совещания, доклады министру обороны. В течение дня, как правило, выхожу на прямую связь с ним несколько раз.

РГ | Телевизор смотреть и газеты читать успеваете или их вам заменяет начальник ГРУ?

Балуевский | Телевизор - иногда смотрю, а вместо газет - ежедневный дайджест с публикациями по военной тематике. Вообще же число бумаг приходится измерять не экземплярами, а высотой пачки на столе, которая постоянно растет. Раньше 22 часов домой не появляюсь, включая субботу. Иногда выдается свободное время в воскресенье. Тогда, будь я в Москве или в командировке, в 9.15 еду в бассейн и ровно час без остановки плаваю. Хотелось бы заниматься спортом в течение недели, но на это просто нет времени.

Нагрузки огромные и постоянные. Сейчас, с назначением статс-секретарем-замом министра обороны Николая Александровича Панкова - должно полегчать. Зная его потенциал, я в этом не сомневаюсь. А вообще введение этой должности в военном ведомстве крайне своевременно. Был нужен человек, который брал бы на себя функцию общения с органами законодательной и исполнительной власти, понимая, конечно, что доносит до законодателей коллективный труд руководства минобороны.

Загадка от начальника Генштаба

...Когда мы стали прощаться, генерал армии вдруг остановил нас:

- А вот отгадайте напоследок одну загадку.

И с выражением начал читать тщательно выписанную в блокноте с надписью "Министерство обороны РФ" на обложке цитату:

- Какой цифрой ограничить численность наших Вооруженных сил в мирное время? Предлагаю один миллион. Цель: освобождение материальных средств для приведения в исправность материальной части армии, поднять боевую готовность войск до уровня современных требований. Эта армия будет совершенно достаточна для удовлетворения военных потребностей нашего государства. Два пути уменьшения численного состава: сокращение штатной численности (выщипывание - чем мы занимаемся) и ликвидация ряда воинских формирований. Я - за второй. Годы идут, жизнь властно выдвигает вопросы, один важнее другого. А мы все продолжаем топтаться на месте, опасаясь затронуть подгнившие части нашей военной системы в надежде на то, что все это образуется само собой с течением времени.

- Отгадайте, кому принадлежат эти слова или хотя бы к какому времени относятся? - спросил генерал, закончив читать. И, когда мы пожали плечами, выдал ответ:

- Эти слова написаны в 1909 году русским генералом тогда Генерального штаба, потом преподавателем Академии Генштаба Василием Федоровичем Новицким. Так вот и мы в определенный период развития страны боялись тронуть подгнившее. Сейчас такой боязни нет. Есть понимание того, что если мы не предпримем решительных мер, завтра это подгнившее, образно говоря, рухнет и похоронит нас всех.

Власть Безопасность Армия Русское оружие Правительство Минобороны Генштаб ВС РФ Деловой завтрак Лучшие интервью Реформа армии
Добавьте RG.RU 
в избранные источники