Новости

09.11.2005 02:30
Рубрика: Власть

Кому достанется Северный полюс?

Россия готовит новые аргументы для Комиссии ООН

Российская газета | В каком районе Северного Ледовитого океана собирала материалы нынешняя геологическая экспедиция?

Виктор Поселов | Мы работали в Восточно-Сибирском море севернее острова Врангеля, на так называемом поднятии Менделеева. Экспедиция провела комплексные геолого-геофизические изыскания в зоне сопряжения этого поднятия с шельфом Восточно-Сибирского моря. А в 2006 году проведем аналогичные изыскания на хребте Ломоносова. Этот подводный хребет соединяет российскую часть Евразии и Канадский архипелаг. По сути, это трансарктический мост протяженностью полторы тысячи километров, шириной тысячу километров.

Океанические хребты и поднятия срединной части Северного Ледовитого океана по своему глубинному строению и по характеру сочленения с сушей являются продолжением континентов. Поэтому Россия претендует на расширенную шельфовую зону Арктики, вплоть до Северного полюса, в секторе, от 30 меридиана до 180-го градуса, с выходом на остров Врангеля. Здесь по оценкам геологов, имеются огромные запасы нефти и газа.

РГ | Но в 2001 году Россия уже подавала в Комиссию ООН по границам континентального шельфа заявку на юридическое право на эти территории. Судя по сообщениям СМИ, она отклонена.

Поселов | Эта информация, мягко говоря, не точная. На самом деле, заявка рассмотрена и по ней высказаны замечания, касающиеся, в основном, вопросов геологии. Дискуссия идет о геологической природе хребта Ломоносова и поднятия Менделеева, а также по зонам их сопряжения к прилегающим шельфам.
В Конвенции ООН по морскому праву однозначно заявлено: если любые поднятия коры в глубоководной части океана являются естественным продолжением материка, то они попадают под юрисдикцию прибрежных государств. В противном случае все претензии стран на эти территории неосновательны. Таким образом, нам надо доказать, что крупнейшие поднятия Арктического бассейна имеют континентальную природу.

РГ | Вам, как говорится, и карты в руки. В чем же проблема?

Поселов | В науке пока нет единого мнения, общепризнанной теории, как формировался рельеф дна Северного Ледовитого океана. Неопределенность дает простор для разных толкований. Скажем, ряд гипотез утверждают, что поднятие Менделеева — это мощное вулканическое плато, возникшее в более поздние геологические периоды, чем Евразийский континент. Если это так, то данное плато, в принципе, не может рассматриваться в рамках Конвенции ООН по морскому праву. Другие ученые, напротив, убеждены, что «менделеевка» — это древний раздвиг, в центральной части которого поднялась магма и образовалась океаническая кора. Иными словами, поднятие Менделеева — часть континента. Мы придерживаемся этой версии.

РГ | На чем основаны ваши доводы?

Поселов | Еще в 2000 году российская экспедиция привезла материалы, подтверждающие наши доводы. Например, было выявлено, что толщина земной коры на поднятии Менделеева очень мощная — около тридцати километров, что уже само по себе доказывает, что это продолжение материка. Ведь молодые породы намного тоньше.

Причем возраст породы, доставленной с поднятия Менделеева, а это граниты, — 600 млн. лет. Это еще один признак, что поднятие возникло одновременно с континентом. Казалось бы, убедительно. Однако некоторые западные ученые возражают, отмечая, что существует так называемый исландский тип породы. Дело в том, что вокруг Исландии мощность земной коры тоже достигает тридцати километров, но здесь другая порода, базальтовая, которой не более 150 млн. лет.

РГ | Но вы сказали, что порода на поднятии Менделеева старая. Разве это не сильный аргумент?

Поселов | Все не так просто. Например, в 2000 году мы привезли образцы породы, которым около 600 млн. лет, но тогда наши оппоненты заявили, что она не местная, а якобы попала сюда вместе ледовым разносом с прибрежных участков, с островов, с Канадского архипелага.

В этом году «Академик Федоров» вновь исследовал поднятие Менделеева, провел комплексные геолого-геофизические изыскания в зоне сопряжения поднятия с шельфом Восточно-Сибирского моря. Мы, в частности, изучали геологическое строение верхней части осадочного чехла, определяли время и условия его формирования. Провели сейсморазведку, аэрогеофизические исследования, привезли множество грунтовых трубок, образцов породы. И можем еще более аргументировано доказать, что поднятие Менделеева — это древняя континентальная кора.

Другой спорный момент связан с тем, с какой скоростью формировались слои породы. Дело в том, что у молодой и старой скорости разные. Так вот, исследуя на поднятии Менделеева скорости образования верхней и нижней коры, нам удалось найти все признаки, что это продолжение земной коры.

РГ | А какова ситуация с хребтом Ломоносова? По нему у международных экспертов тоже есть замечания?

Поселов | Здесь картина аналогичная: у ученых тоже нет единого мнения. Мы доказываем, что это древняя континентальная кора. Нам возражают, мол хребет изолирован от прилегающего шельфа. Более того, он сдвинут в сторону, и в месте смещения существует мощный Северный разлом. А раз так, то значит, хребет не является продолжением материка, и поэтому Россия не может на него претендовать.

РГ | Так есть этот злополучный разлом или нет?

Поселов | Чтобы дать окончательный ответ, потребуются дополнительные исследования. Дело в том, что хребте действительно обнаружены и смещения и перепады глубин, которые наши оппоненты могут трактовать как разлом. Теперь все зависит от того, какие в нем породы. Если старые, ровесники материка, то мы правы: хребет — часть континента. Если породы молодые, то России придется отказаться от претензий на хребет.

РГ | Как известно, «Академик Федоров» добрался Северного полюса, на который Россия тоже претендует. Что там исследовали? Может, пробурили «пуп» Земли?

Поселов | Взяли геологическую пробу дна, опустив на глубину четыре километра гидростатическую трубку. Она внедряется в грунт на глубину шесть метров и берет образец.

РГ | Какие еще замечания Комиссии ООН требуют от нашей страны серьезных обоснований?

Поселов | Некоторые методические вопросы. Россия первой из стран, ратифицировавших Конвенцию ООН 1982 года о континентальном шельфе, предоставила заявку на юридическое установление их границ. Первопроходцам всегда трудно. Сейчас из приарктических государств конвенцию ратифицировали Канада, Дания, Норвегия, и только США отказались.

РГ | Действительно ли сроки утверждения российской заявки рассчитаны на десять лет и истекают в 2007 году?

Поселов | Нет. В приложении к конвенции разъясняется, что после ратификации любое прибрежное государство должно в течение десяти лет представить свою заявку по расширенному континентальному шельфу. После принятия заявки возникшие у комиссии замечания можно уточнять «в разумные сроки». А вот, сколько это конкретно лет — не определено. Поэтому у нас никакие сроки не истекают.

Надо сказать, что к России в этом вопросе есть некоторая предвзятость. Это не удивительно, ведь наша страна претендует на очень обширную площадь Арктического бассейна — 1,2 млн. квадратных километра. Ни одно приарктическое государство не имеет таких обширных претензий на арктический шельф. Когда мы подавали заявку, то получили ноту от США, которые категорически рекомендовали нам подождать до 2010 года, когда все остальные приарктические государства накопят хотя бы десятилетний срок изучения Арктики.

РГ | А что, действительно этот регион плохо ими изучен?

Поселов | Да. И поскольку Комиссия ООН не располагает исходными материалами других приарктических государств, то якобы нельзя должным образом проверить российскую заявку. Но Россия с этими возражениями не согласилась, и, как выяснилось, оказалась права. У нас единственных оказался уникальный, накопленный с советских времен научный материал по изучению акватории и геологической природе дна Арктики. Мы этой проблемой занимались сорок последних лет. Зачем же нам упускать свой приоритет в этой области? В последней экспедиции мы получили новые подтверждения своей правоты. И в 2007 году представим в Комиссию ООН по шельфам недостающие данные.

РГ | Хребет Ломоносова доходит до Канады, это ее сектор Арктики. Скажите, канадские ученые тоже спорят с вашей гипотезой эволюции арктического бассейна?

Опекунов | Они во многом согласны с нашими выводами о природе арктических поднятий. Вообще у Канады, Норвегии и Дании (Гренландский сектор) схожие проблемы, они также должны доказать Комиссии ООН континентальную природу и хребта Ломоносова, и хребта Альфа, и зону сочленения, и естественное продолжение материковой окраины.

РГ | В советские времена, наверное, не думали о разработке морского дна, Ледовитый океан считался, скорее, зоной особых геополитических и оборонных интересов. Тогда делили воду, острова, до дна и рыбы руки не доходили…

Опекунов | Вот поэтому, когда распался СССР, у России с Норвегией, к примеру, появилась «серая зона». По 30-му градусу у нашей страны существует секториальная граница, однако норвежцы с ней не согласны. Они предлагают делить акваторию по срединной линии, то есть, равноотстоящей от наших островов и от Шпицбергена.

Мы проводим границу по-своему, они — по-своему, а совпадающие части являются спорной «серой зоной». Она рассматриваются и нами, и норвежцами, как перспектива для разработки нефти и газа, причем наиболее перспективная часть Баренцева моря — российская. Но смежную с Норвегией зону, где стыкуются глубоководные части наших границ, мы на уровне экспертов практически согласовали.

РГ | После того, как будут утрясены все вопросы с Комиссией ООН, Россия должна сама объявить миру, что она приращивает новые территории?

Поселов | Нет, прежде чем это объявить, Россия обязательно должна согласовать свои претензии с соседями — с Данией, Норвегией, Канадой, США. Пока у нас будут какие-то территориальные споры, Комиссия ООН не утвердит нашу заявку.

Власть Работа власти Внешняя политика Общество Наука