Новости

11.11.2005 01:10
Рубрика: Культура

Открытое сердце

"АлисА" выпустила новый альбом

Константин Кинчев. Фото: "РГ"."Изгой" уже принято считать одним из наиболее жестких альбомов группы, причем не только в музыкальном смысле. Съездив в начале 90-х в Иерусалим, Кинчев неожиданно углубился в православие, и теперь тексты его песен все больше похожи на проповеди. В альбоме три хита, ставших, по словам музыканта, основой диска: "Изгой", "Крещение" и "Солнце-Иерусалим". Внимание привлекают довольно резкие песни "Звери" ("Зверя лечит только отстрел") и "Моя война". Часть песен нового альбома Кинчев представил в Лужниках. Были и старые "боевики".

Концерт выглядел традиционно: все тот же гитарный драйв и активный энергообмен. Кинчев исполнил две песни Виктора Цоя - "Песню без слов" и "Спокойную ночь", во время которой народ удивительно дружно сел на корточки. Вообще поклонники Кинчева - люди сплоченные. Многие уже выросли из кожаных курток в заклепках и теперь важно восседали на трибунах. Те, что помоложе, бесновались в танцполе. Основное развлечение - разжигание хлопушек и ярости представителей правоохранительных органов.

Сам Кинчев был в кожаном килте, ботфортах, черной майке, из которой все время вываливались крестик и медальон со святым Константином, Богоматерью и Александром Невским. Последний был подарен музыканту настоятелем храма Александра Невского. Однажды во время концерта Кинчев его потерял, но верные поклонники перевернули весь ДК и вернули медальон музыканту. В буклете альбома им объявлены благодарности.

После концерта усталый, охрипший, но довольный Константин Кинчев ответил на вопросы "РГ":

Российская газета | Как вам концерт?

Константин Кинчев | В общем и целом доволен, чуть-чуть голос подсел. Было слишком светло - наверное, потому что снимали для телеверсии. Не очень привычно для меня.

РГ | Вы уже новый альбом готовите?

Кинчев | Да. Но я впервые решил обуздать собственные желания и до выхода альбома не показывать новые песни.

РГ | Почему?

Кинчев | Потому что, когда альбом выходит, песни уже кажутся старыми и хочется чего-то еще. Чтобы эту ситуацию прекратить, я решил выдержать паузу и сделать новый альбом из никому не известных песен. Название альбома уже придумано - "Стать Севера". Северная музыка будет. Мы ж с Севера все. Россия - это Север. Мне так кажется...

РГ | Как вы песни пишете, какие условия для этого нужны?

Кинчев | Это происходит всегда спонтанно и может случиться в любом неподходящем месте. Например, четверостишие для песни "Моя война" я написал в стоматологическом кабинете, когда мне сверлили зубы.

РГ | Недавно Вячеслав Бутусов говорил мне о желании "уединенной молитвы". Гребенщиков в какой-то момент ушел в буддизм... Что это за тенденция такая - углубляться в религию?

Кинчев | Не буду хвалить своих коллег, просто это люди открытые. Сердца у них открыты. Человек в поиске и мается, и кидает его из стороны в сторону. Спасение придет для открытых сердец.

РГ | В пресс-релизе концерта читаем: "Я выстраиваю концерт таким образом - стараюсь показать, против чего протестую..." Против чего протестует Константин Кинчев?

Кинчев | Эта фраза выхвачена из контекста. Я выстраиваю концерт так: сначала показываю, против чего протестую, а потом - путь и выход, куда, на мой взгляд, надо идти. Нет тупика, безысходности нет. Есть выход. А протест - почитайте внимательнее тексты песен, о чем они? Это внутренняя борьба. Те же "Звери". Или "Моя война" - песня, с которой начинается альбом. Это то, что меня тревожит. Я вижу свою ущербность, несостоятельность. Очень много есть, над чем работать человеку, - и гордыня, и тщеславие, это связано с моей профессией напрямую. Очень много вещей, бороться с которыми нужно всю оставшуюся жизнь.

РГ | Вы по-прежнему считаете, что демократия вредна?

Кинчев | Конечно. Для России - абсолютно. Это очевидно.

РГ | Только для России?

Кинчев | Я о России говорю, поскольку я здесь родился и вырос. Другие страны - не знаю. Может, им полезно. Но знаю одно: что русскому благо, то немцу смерть.

РГ | Слышал, вы верите в самодержавие?

Кинчев | Так считает практически каждый, кто ходит в храм и причащается. Храм воспитывает любовь и ответственность, а когда это есть у тебя в сердце, приходишь к выводу, что единственный строй, при котором эта страна крепнет и становится могучей, - самодержавие. Или хотя бы преемственность власти. Чтобы власть передавалась по наследству - это маленький шажок к самодержавию. Гибель для России - когда каждые четыре года идет полная пертурбация, приходят новые и голодные, начинают рвать на себя, заботясь не о стране, а только о себе любимом. И в такой ситуации Россия просто перестает существовать. Поэтому я за самодержавие.

Культура Музыка Лучшие интервью
Добавьте RG.RU 
в избранные источники