20idei_media20
    30.11.2005 04:30

    Обнародовано расследование североосетинского парламента о Беслане

    Впервые обнародовано республиканское расследование о захвате школы

    Впервые в истории нашей страны страшный террористический акт расследовали не только прокуроры, спецслужбы, эксперты и другие профессионалы, которым по закону положено раскрывать преступления. Тайны и виновников Беслана взялись исследовать две комиссии - сенаторов Совета Федерации и депутатов парламента Северной Осетии. Они работали автономно друг от друга параллельно с официальным следствием. Это первый для России опыт парламентского расследования.

    С самого утра было известно, что у осетинских депутатов в повестке дня на вчера было записано 29 вопросов. Отчет комиссии по Беслану значился в этом списке последним. И было не ясно, успеют ли парламентарии даже к вечеру дойти до Беслана. Но учитывая общественный резонанс доклада, решили, что важнее этого вопроса сегодня для республики нет. О докладе постановили говорить первым делом.

    Представлял документ в тридцать страниц глава комиссии и вице-спикер парламента Станислав Кесаев. Событие это совсем не рядовое, причем не только для республики, но и для всей страны. Доклад ждали давно. Обнародование выводов комиссии уже дважды откладывалось. Комиссия просила отсрочку для того, чтобы внести в доклад структурные изменения.

    Что в итоговом документе оказалось главным? Республиканская комиссия фактически подтвердила официальную версию следствия. Об этом перед самым оглашением доклада комиссии сказал сам Станислав Кесаев.

    Готовился этот документ не только долго, но и тяжело. У всех на слуху к тому моменту были многочисленные рассказы жертв теракта, которые никак не состыковывались с официальными выводами следственной группы. Именно поэтому сначала высказывалось мнение, что парламентская комиссия найдет ошибки в действиях силовиков как при освобождении заложников, так и в ходе самого следствия.

    Одно из самых громких заявлений комиссии касалось названного прокуратурой количества террористов в школе, а также правильности применения огнеметов и танков при штурме школы.

    - Парламентская комиссия установила факт применения гранатометов, огнеметов и танкового огня при штурме школы, - сказал председатель комиссии. - Это в принципе не противоречит просочившимся в СМИ выводам федеральной комиссии Торшина. "Большая" комиссия установила, что военные применили девять снарядов для огнеметов "Шмель", но от них пожар в школе возникнуть физически не мог.

    Ставился под сомнение и профессионализм членов оперативного штаба по освобождению заложников. Очень распространенной была версия и о том, что оружие со взрывчаткой бандиты завезли в школу за несколько дней до захвата.

    Но в итоге, как сказал сам Кесаев, комиссия пришла к выводу, что террористов в школе было именно 32, как заявлялось с самого начала, а оружие боевики привезли с собой. Что же касается оценки работы оперативного штаба и правильности применения тяжелой техники, то такую оценку комиссия решила вообще не давать, посчитав, что это прерогатива экспертов. Сам Кесаев утверждает, что "упреки в адрес отдельных представителей правоохранительных органов о том, что они имели информацию о готовящемся теракте и не среагировали, наша комиссия не может подтвердить".

    Вообще по заключению вице-спикера, депутатское расследование имело скорее общественно-политический, чем юридический характер. Наша задача, подчеркнул Станислав Кесаев, - бить во все колокола, чтобы не дать замолчать эту трагедию.

    Пока парламентская комиссия из Северной Осетии работала, отношение к ней со стороны официального следствия претерпело изменения. Одно время представители Генпрокуратуры РФ скептически высказывались о работе осетинских парламентариев. Так, заместитель Генпрокурора Владимир Колесников обвинял членов комиссии в невыполнении своих обязанностей. Якобы они, когда общались с пострадавшими, не вели протоколов и не оформляли других официальных документов.

    Вчера же другой заместитель Генерального прокурора Николай Шепель перед началом заседания парламента пожелал республиканской комиссии успеха и сказал, что для прокуратуры важно это парламентское расследование. И еще добавил, что в последнее время комиссия много работала и обменивалась с прокурорами информацией. А парламентарии Северной Осетии передали прокурорам сведения о людях, которые располагают информацией о бесланском теракте. Прокуратура же, в свою очередь, информировала комиссию о предварительных итогах следствия.

    После того как вчера доклад утвердили депутаты, его должны опубликовать. Потом детутатские труды будут переданы в федеральную комиссию по Беслану в Москву.

    А что касается следующего доклада - федеральной комиссии, которую возглавляет член Совета Федерации Александр Торшин, то точная дата его оглашения еще точно не известна. По словам самого Торшина, это может произойти в 20-х числах декабря. Кстати, итоговый отчет федеральной комиссии по Беслану переносился куда чаще, чем осетинской - уже пять раз. Правда, и объем у федерального доклада в сотню раз больше - 300 страниц.

       прямая речь

    Александр Торшин,
    заместитель председателя Совета Федерации, глава парламентской комиссии по расследованию теракта в Беслане:

    Комиссия парламента Северной Осетии - Алании, федеральная парламентская комиссия, Генпрокуратура - все мы делаем одно дело - пытаемся выяснить обстоятельства и причины бесланской трагедии и, главное, понять, что надо сделать, чтобы подобное злодеяние не повторилось. Здесь никаких разногласий ни у кого нет. Несомненно, доклад наших коллег из Северной Осетии будет изучен и обсужден на ближайшем заседании нашей комиссии.

    Даже если выводы осетинской комиссии по каким-либо вопросам будут отличаться от заключений Генпрокуратуры и нашей комиссии - это нормальный рабочий процесс. В итоговый доклад федеральной комиссии войдут разные точки зрения. Вместе с выводами осетинских парламентариев будут представлены данные следствия - ситуационная экспертиза, пожарно-техническая экспертиза, приговор суда над оставшимся в живых террористом. Вместе это даст объективную картину произошедшего.

    Осетинская комиссия за 1 год и 3 месяца проделала огромный объем работы. Отличие в работе комиссии парламента Северной Осетии от нашей федеральной комиссии состоит в том, что мы имели возможность опросить главных должностных лиц, в том числе силовых министров Патрушева и Нургалиева, а также председателя правительства Михаила Фрадкова, секретаря Совета безопасности Игоря Иванова и других высоких чиновников. У осетинской комиссии таких возможностей и полномочий не было.

    Нас постоянно спрашивают, когда будет завершен итоговый доклад федеральной комиссии по Беслану. Сроки обнародования итогового доклада определяются исключительно соображениями объективности. По ряду важных вопросов у нас пока нет исчерпывающих ответов и экспертиз следственных органов. Как только у нас будет вся необходимая информация, мы опубликуем доклад в самые наикратчайшие сроки.

       дословно

    Станислав Кесаев,
    первый заместитель председателя парламента Северной Осетии, председатель республиканской комиссии по расследованию теракта:

    - Главная цель работы комиссии, созданной 10 сентября прошлого года, было выяснение причин обстоятельств гибели жертв бесланской трагедии, и никаких других задач комиссия перед собой не ставила. Наш итоговый документ направляется в федеральную парламентскую комиссию, текст будет отредактирован с учетом всех замечаний, предложений и вопросов, которые прозвучали как со стороны наших депутатов, так и пострадавших.

    Мы приняли решение распустить парламентскую комиссию республики, как выполнившую свои функции. Тем не менее, после завершения "дела Кулаева" будет более обширный судебный процесс по бесланской трагедии.

       позиция

    Лариса Хабицова,
    председатель парламента Республики Северная Осетия - Алания:

    - Несмотря на то, что комиссия закончила свою работу и упразднена, наш парламент не завершает работу по оказанию помощи Беслану. Депутаты будут и впредь держать под контролем все вопросы, связанные с реабилитацией и оказанием медицинской и материальной помощи пострадавшим в той трагедии. Мы очень рассчитываем на то, что и федеральная комиссия займет принципиальную позицию, и так называемое "большое дело" по теракту будет передано в суд по окончании работы бригады Генеральной прокуратуры.

    Фото с сайта www.vesti.ru