Новости

02.12.2005 00:00
Рубрика: Культура

Савелий Ямщиков: Нужен мораторий на памятники!

Савелия Ямщикова знают как неутомимого борца за сохранение древнерусского наследия, спасавшего иконы, устраивавшего выставки отреставрированных шедевров, вернувшего современникам сотни забытых портретов XVIII-XIX веков из разрушенных дворянских усадеб. "Служа по России", он редко появлялся в Москве, проводя все время в Новгороде, Суздале, Карелии, Вологде, Ярославле и Костроме. Особенно близок ему древний Псков, где открыты уникальные памятники, где хранители культурных традиций, герои недавно вышедшей книги Ямщикова "Мой Псков".

Савелий Ямщиков | Советские тоталитарные времена "избаловали" меня и моих коллег. Тогда Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры диктовало властям, что и как восстанавливать в первую очередь. Свидетельством грандиозного объема реставрационных работ в СССР стала Всесоюзная выставка, занявшая все огромное помещение Центрального дома художника, которым руководил "музейщик N 1" Василий Пушкарев, нынче превращенное в заурядную ярмарку. На выставке было представлено около пяти тысяч произведений мирового искусства - от 3-го тысячелетия до н.э. и работ современных художников. ЦДХ при Пушкареве был "оазисом современной культуры". На вечерах и встречах выступали здесь Лев Гумилев, Альфред Шнитке, Эдуард Стрельцов, Вячеслав Зайцев, Маргарита Терехова, Аркадий Мигдал.

Вот уже почти двадцать лет я помогаю известному писателю и критику Игорю Золотусскому в тщетных попытках создать первый (!) в России музей Гоголя. В усадьбе Толстых на Суворовском бульваре, где жил и умер гений, сохранилась рабочая конторка, кровать писателя, обстановка тех лет. Близится 200-летний юбилей Гоголя, подготовлено постановление Президента о торжествах, а Федеральное агентство по культуре и кинематографии вместе со своими коллегами из московского правительства присылают в ответ на наши письма безразличные отписки, убеждающие, что такому писателю, как Гоголь, хватит и мемориальной библиотеки.

Российская газета | Всюду ли так обстоят дела с культурным наследием?

Ямщиков | К счастью, есть места на карте России, куда приезжаешь с радостью и надеждой - любимый мой Ярославль. Человек, хоть раз побывавший здесь, никогда не забудет сокровища музея-заповедника, богатейшее собрание Художественного музея, ухоженные ярославские храмы и знаменитую Волжскую набережную, сохранившую в первозданности старый колорит богатейшего некогда русского города.

РГ | Видите, все же есть и успехи в деле сохранения российского культурного наследия?

Ямщиков | Рассказываю о них, а сам думаю о том, как бы передать тревожные письма премьер-министру Фрадкову об угрозе исчезновения крупнейшего и единственного в стране центра, занимающегося реставрацией ценнейших памятников монументальной живописи XI-XIX веков. Здание, где расположен этот центр, стоит на Кадашевской набережной, рядом с Третьяковской галереей. Оно приглянулось кому-то из богачей, и культурное ведомство уже третий раз подряд выставляет его на приватизацию через Росимущество. Лакомый кусочек станет таун-хаусом, а свыше ста первоклассных специалистов окажутся на улице. Это равносильно оставлению в космосе пилотируемого корабля без экипажа. Некому будет хранить фрески Новгорода, Пскова, Вологды, Московского Кремля, Звенигорода и храма Василия Блаженного.

Спросил ли разрешение Церетели и его подельники, уничтожавшие Манежную площадь, у специалистов по охране памятников: можно ли ее реконструировать? Разве позволили бы они "расплодить" примитивный зверинец рядом со святая святых - Могилой Неизвестного солдата у Кремлевских стен? Неужели не дрогнуло сердце у заказчиков, когда смотрели они проект монструозного Петра-Колумба, возводимого на заповедной Стрелке? Ведь было ясно, что "восьмое чудо света" исказит облик столицы, изуродует панораму Кремля, открывавшуюся веками с Воробьевых гор. А как торопятся возвести уже памятники Собчаку, Бродскому или шемякинским порокам, цинично помещенных рядом с Третьяковской галереей и монументом Репину. Чудом удалось спасти Москву от примуса, которым Рукавишников хотел воздать дань Булгакову. Спасибо старожилам с Патриарших прудов, легшим под колеса самосвалов и не давшим надругаться над заповедным местом.

Поэт Юрий Кублановский в статье "Рецидив язычества" спрашивает: "Откуда взялся китчевый памятник Окуджаве на Старом Арбате? Люблю его песни, но почему он опередил многих выдающихся литераторов?

РГ

Как вы оцениваете состояние древних памятников сегодня?

Ямщиков | Испытываю страшную боль и тревогу, видя, как на глазах гибнет старый Псков. Когда гниют воды реки Великой и Псковы, радовавшие глаз прозрачностью вод, когда город зарос старыми полусгнившими деревьями, загораживающими архитектурные шедевры, когда бетоном закатывают археологические слои, хранящие уникальные свидетельства древности, когда рядом с полуразрушившейся церковью Богоявления с Запсковья (XV век), внесенной в золотой список ЮНЕСКО, отступив всего на тридцать метров, построен богатый отельчик. Псков освободили от фашистов 22 июля 1944 года, а уже 1 сентября началась реставрация памятников согласно Генеральному плану правительства. Нынешние же власти отмечают на фоне разрухи юбилей, городят картонные часовни, возводят безвкусные памятниками святым. Наше Общество охраны памятников третий год борется с вопиющим безобразием, в администрации президента проводятся чрезвычайные слушания, а воз и ныне там.

Сейчас на наших глазах гибнет усадебный комплекс "Абрамцево" - символ лучших проявлений русской литературы и искусства XIX-XX веков. Наша отечественная школа реставрации - одна из лучших в мире. Итальянские коллеги, которым я читал лекции, сказали: "На долю вашей страны выпало столько испытаний, что привело к становлению суперсовременной реставрационной науки. Мы восхищаемся работами ваших друзей". Но услышали бы оптимистичные итальянцы, что в министерстве культуры ликвидировано более полувека существовавшая Комиссия по аттестации реставраторов. Это значит, что даже самый одаренный специалист не получит диплом, подтверждающий его профессиональную принадлежность. Это грозит гибелью нашей реставрационной школе.

РГ | Что сегодня происходит с монументальной пропагандой, ранее проводившейся по согласованию с партийной верхушкой?

Ямщиков | Нынешнее время окрашено революционными потрясениями, и тут без монументальной пропаганды не обойтись. Вспомните послеоктябрьскую Россию: в стране горел пожар Гражданской войны, свирепствовал голод, а скульпторы по указанию Ленина варганили изваяния революционеров и деятелей культуры. Даже гипсовый памятник Иуде (!) умудрились водрузить. Благо памятники те быстро разрушались и оказывались на помойках.

Нынешние же властители дум и сердец стараются побыстрее увековечить своих кумиров, забыв о предписаниях ЮНЕСКО, не разрешающего ставить памятники творческим личностям ранее чем через 50 лет после их смерти. Тем не менее не спешат ставить памятники Марине Цветаевой, Пастернаку, Станиславскому, Гумилеву и Шостаковичу.

В дореволюционной России памятники ставили на народные пожертвования, публично выбирали лучшие проекты и полюбившихся скульпторов. Монументы возводились лишь по случаю больших событий. Потому и остались на века Медный всадник, Минин и Пожарский, Пушкин на Тверской, памятник 1000-летию России в Новгороде. Я не апологет тоталитарных времен, но не могу не признать, что всесильный Вучетич сделал за свою жизнь всего три монументальных колосса: берлинского воина-освободителя, сталинградскую Родину-мать и Железного Феликса.

Нынешние суетливо-плодовитые ваятели не хотят учиться сдержанности у предшественников. Вы посмотрите, сколько успели наставить скороспелых идолов Церетели, Клыков и Рукавишников? Разве подумал последний, нужен ли Москве аляповатый его Достоевский после замечательного меркуровского памятника писателю на Божедомке?

Давайте объявим на пару лет мораторий на все памятники! И уже потом начнем увековечивать память великих россиян, послуживших Отечеству не корысти ради, а из сыновней любви к нему.

В свое время вождь большевиков, под руководством которых произошло уничтожение культуры российского государства, подписал план монументальной пропаганды, по которому памятники знаковым личностям, по тем временам - революционерам, сочувствующим большевикам культурным деятелям, ученым "насаждались" в советских городах и деревнях как картошка в огороде.

Сегодня такого плана нет. Кому и как ставятся памятники в наши дни? Как можно оценить монументы, появившиеся в нашей столице и других городах России за последние десятилетия? Наконец, много их или мало? На эту тему мы попросили высказаться неистового борца за сохранение древнерусского искусства Савву Ямщикова и одного из самых плодовитых наших скульпторов Вячеслава Клыкова.

Культура Арт Архитектура