20idei_media20
    09.12.2005 03:50
    Рубрика:

    Две причины для продолжения снижения налогов

    Возможен ли "налоговый рай" в России при падении цен на нефть

    Высказался по этому поводу и президент. "Если в Западной Европе общая налоговая нагрузка на экономику составляет около 38-40 процентов, у нас она за последние пять лет значительно снижена и составляет около 34-35 процентов. Мы и дальше планируем ее снижать", - пообещал на недавней встрече с японскими бизнесменами Владимир Путин.

    Это, конечно, общая картина. Но ситуация выглядит неплохо и в разрезе отдельных налогов. Например, если в России "основная" ставка налога на добавленную стоимость составляет 18 процентов, то в государствах Евросоюза она доходит до 25 процентов. Лишь у шести стран он ниже, чем в России. Причем в ближайшее время их число уменьшится: предполагается, что с приходом в правительство Германии г-жи Меркель НДС будет повышен до 19 процентов. Если же в России налог будет понижен хотя бы до 16 процентов (а этот шаг обсуждается давно), то впереди нас, да и то с минимальным отрывом, окажутся лишь "полуофшорные" Кипр, Мальта и Люксембург.

    Очень неплохо выглядит ситуация с налогом на прибыль. В России его ставка составляет 24 процента. В тех же странах Евросоюза, по данным на 2003 год, средняя величина налога на прибыль около 31-32 процентов.

    И уж совсем классический пример - налог на доходы физических лиц. В России установлена плоская шкала, составляющая всего лишь 13 процентов. Для сравнения: в той же Германии действует прогрессивная шкала, а ее верхняя ставка достигает 42 процентов. Мало того: с 2007 года, как ожидается, она повысится до 45 процентов.

    Получается, что за последние годы Россия действительно добилась неплохих результатов в деле снижения налоговых ставок. И это уже выразилось в росте конкурентоспособности отечественной экономики. Однако есть по меньшей мере две весьма весомые причины, требующие продолжения этого процесса.

    Во-первых, перед российской экономикой стоят весьма амбициозные задачи. Чтобы догнать по своему развитию (и уровню жизни) ту же Европу, нам нужно расти гораздо более высокими, чем в ЕС, темпами. Следовательно, бизнесу нужны и гораздо более льготные условия. А до этого пока далеко даже в части налоговых ставок (не говоря уже об их администрировании, многочисленных и весьма дорогостоящих бюрократических барьерах, слабой правовой системе, и т.д.). В Ирландии, например, размер корпоративного налога составляет всего 12,5 процента.

    Во-вторых, нужно понимать, что прямое сравнение налоговых ставок не совсем корректно. Ведь есть еще разного рода льготы, особые условия и т.д. Они существенно меняют картину. Например, в Эстонии налог на распределяемые дивиденды, т.е. получаемую акционерами прибыль, составляет примерно 35 процентов. По нашим меркам это очень высокая ставка. Зато нераспределяемая прибыль налогом не облагается вовсе - считается, что она идет на инвестиции. Российским предприятиям, годами добивающимся восстановления хоть какой-то инвестиционной льготы, о подобном подходе остается только мечтать.

    Таким образом, хотя успехи в снижении налогового бремени очевидны, выдающимися достигнутые результаты пока считать нельзя. И стимулирование экономического роста (да и вывода экономики из тени) за счет дальнейшего уменьшения фискальной нагрузки было бы отнюдь не лишним. Другой вопрос - есть ли у России соответствующие возможности? На первый взгляд он выглядит риторическим. В условиях, когда переисполнение федерального бюджета по доходам, как ожидается, составит в 2005 году порядка 1,5 триллиона рублей, такой проблемы, казалось бы, не существует. Однако даже самый элементарный подсчет показывает, что сверхдоходы в огромной мере определяются всего лишь одной статьей - экспортом нефти и газа. А вернее сказать, исключительно благоприятной ценовой конъюнктурой. Так, поступления в казну только от вывозных таможенных пошлин, как ожидается, составят 1 трлн. 324 млрд. руб., т.е. сумму, вполне сопоставимую с профицитом. А ведь экспортные пошлины - это не единственный источник поступления бюджетных нефтедолларов. Немалую долю они занимают и в налогах. По информации министерства финансов, за январь-сентябрь в федеральный бюджет поступило 1 трлн. 988 млрд. рублей налогов и сборов, администрируемых Федеральной налоговой службой. Из них поступления от налога на добычу полезных ископаемых - 604 млрд. рублей, т.е. более 30 процентов. Учитывая, что это данные за 9 месяцев, можно с уверенностью предположить, что доходы бюджета от экспорта нефти и газа составят порядка 2 трлн. рублей. И большую часть этой суммы, в случае резкого падения цен (хотя и маловероятного, но все же возможного) Россия может потерять.

    Так что снижение налогов действительно таит в себе определенные риски. И их обязательно нужно учитывать. Тут нельзя не согласиться с мнением минфина. Но, во-первых, столь масштабное падение цен - это все же "пиковый", самый негативный сценарий. И даже если он воплотится, произойдет это не за день, и даже не за год. За это время экономика успеет ответить на снижение фискальной нагрузки дополнительным ростом ВВП, и налоговой базы, что по крайней мере частично компенсирует падение бюджетных доходов. А во-вторых, если Россия не решится на дальнейшее снижение даже в существующих сверхблагоприятных условиях, когда цены на нефть зашкаливают за 50 долларов за баррель, то непонятно, когда вообще его можно будет продолжить.

    Другое дело, что снижать налоги придется предельно аккуратно, без популизма, контролируя при этом государственные расходы. Ведь именно их рост в случае падения цен на нефть будет главной угрозой для бюджета.