20idei_media20
    21.12.2005 01:00
    Рубрика:

    Архипелаг Северная Земля предложили назвать именем Николая II

    В Архипелаге Николая II

    А я-то думал, что эпидемия переименования всего и всея, поразившая нас в начале 90-х годов, уже сошла на нет. Увы... На прошлой неделе информагентства стали будоражить общественность известием о том, что целый ряд авторитетных организаций выступил с инициативой вернуть архипелагу Северная Земля его первоначальное название - архипелаг Николая II. Потрясающая идея! И главное - как вовремя! Все остальное у нас уже хорошо, теперь давайте потратимся на переиздание географических карт и атласов.

    Действительно, когда-то очень давно, а точнее в 1913 году прошлого века, почти гипотетическая земля к северу от Таймыра была названа именем последнего российского самодержца. Я говорю "почти гипотетическая", потому что если кто и видел ее, то только издали. Этот архипелаг - последнее белое пятно на карте земного шара. Экспедиция Вилькицкого, случайно открывшая его накануне Первой мировой войны, смогла лишь ненадолго высадиться на восточном побережье одного из островов и зафиксировать наличие суши к северу от Таймыра. Но как велика эта земля, один это остров или их множество, горы там или равнина, ледник или тундра - все это долгое время было неизвестно.

    Всех, кто пытался затем пробиться к полярному архипелагу, ждала неудача. А какие это были люди! Участники экспедиции Руала Амундсена. Умберто Нобиле со своим дирижаблем "Италия". Знаменитые полярные асы Чухновский и Алексеев. Почти 20 лет после сенсационного сообщения Вилькицкого никому не удавалось хотя бы издали увидеть таинственную землю. В ученых кругах стали ставить под сомнение открытие русских моряков.

    В 1926 году по предложению Географического управления архипелаг был переименован и отныне стал называться Северная Земля. Но если поднять карты тех лет, то вы увидите в Ледовитом океане к северу от Таймыра лишь смутный пунктир, обозначавший скорее сомнение, нежели твердь.

    И лишь в 1932 году последнее белое пятно было стерто. И уж раз появился повод, то есть смысл рассказать о том, кто и как это сделал.

    Всего четыре человека - вдумайтесь только: всего четыре! - высадились с ледокола на подступах к таинственным островам и за два года, передвигаясь на собачьих упряжках, будучи полностью оторваны от Большой земли, смогли зафиксировать на картах, описать и максимально исследовать огромный архипелаг размером с территорию среднего европейского государства. Эта экспедиция - одно из самых захватывающих приключений XX века. В летописи освоения Арктики ее ставят рядом с великими подвигами Нансена и Амундсена.

    Начальником у них был 29-летний Георгий Ушаков, прежде прославивший себя трехлетней зимовкой на острове Врангеля. Наукой руководил блистательный геолог Николай Урванцев, которого затем назовут основателем Норильска. Радистом взяли юного комсомольца Васю Ходова. А завхозом (каюром, поваром, охотником) пошел знаменитый помор Сергей Журавлев.

    Весной 1971-го я с товарищами около месяца провел в тех местах, передвигаясь на лыжах по Северной Земле, и меня до сих пор пробирает озноб, когда вспоминаю этот суровый (самый суровый в Арктике!) край. Там и в мае температура опускалась до минус сорока, а с ледников дули ураганные ветры. Там гибель ждет человека на каждом шагу: зияющие трещины глетчеров, забитые айсбергами и торосами проливы, непуганые медведи... Но ведь нас в 71-м могла подстраховать авиация. А экспедиция Ушакова должна была полагаться только на себя. В предписании, которое перед высадкой получил от капитана ледокола Георгий Алексеевич, говорилось, что если по каким-то причинам через два года корабль не пробьется к ним, то четверке полярников надо самим идти на материк. А до ближайшего жилья были тысячи километров.

    Даже если бы они тогда просто выжили за те два года, это можно было считать почти чудом. Но они проделали колоссальную работу: на собачьих упряжках прошли семь тысяч километров, провели подробнейшую топографическую съемку, выполнили обширную программу астрономических, магнитных, ледовых и метеонаблюдений, провели геологические исследования, составили подробные атласы флоры и фауны. И за два года - ни одного контакта с внешним миром, ни писем, ни посылок, ничего...

    Те, кто знает, почем фунт лиха в Арктике, подтвердят мои слова: это была одна из величайших экспедиций в истории человечества.

    А теперь вернемся к этой идее с переименованием. Именно Ушаков и его товарищи присвоили наименования почти всем географическим объектам Северной Земли. Самые большие острова были названы так: Большевик, Октябрьской Революции, Комсомолец. Самый большой пролив получил название Красной армии. Еще есть острова Краснофлотские, бухта Советская, гора Серп и Молот и так далее. Получается, если возвращать архипелагу имя Николая II, то, сами понимаете, надо тогда менять и все остальное. Потому что не может быть на Земле Николая II пролива Красной армии и тем более - острова Большевик.

    Но не надо ничего возвращать. Не надо без конца перекраивать нашу историю, перекрашивать ее под текущую конъюнктуру. Что было, то было. Был подвиг советских (именно советских и никаких других) полярников. Были их жизнь, их убеждения, их вера. И в соответствии с этим они 75 лет назад давали имена своим открытиям. Это часть нашей истории, зачем же отказываться от нее?

    Мне посчастливилось застать в живых двоих из той легендарной четверки. В 70-е годы в Опалихе доживал свой век бывший радист Василий Васильевич Ходов. В Ленинграде читал студентам лекции почтенный профессор Николай Николаевич Урванцев. Вернувшись с Северной Земли, мы поспешили к ним. Хотелось увидеть этих былинных богатырей, убедиться, что они такие же, как и мы. Георгий Алексеевич Ушаков скончался в Москве в 63-м, однако прах его согласно завещанию был захоронен на Северной Земле. Затея с переименованием, кроме всего прочего, означает прямое оскорбление памяти этих выдающихся людей.

    Поделиться: