Новости

22.12.2005 02:00
Рубрика: Власть

"Личный номер" предал главного героя

Создатели боевика поставили под угрозу жизнь реального разведчика

Потому как в этом фильме было собрано все, что только можно: и международные террористы, и коварные прибалты, и "нехорошая" страна Катар, и хорошие США, и плутониевая бомба, и цирк с заложниками, и лондонский олигарх-изгнанник, плетущий кровавые сети против России, и, наконец, герой-чекист, который, естественно, решил все проблемы и спас мир от нового Чернобыля.

Пересказывать сюжет фильма не имеет смысла - он, наверное, памятен тем, кто досмотрел до финала безумный калейдоскоп из погонь, выстрелов, интриг и прочих атрибутов среднего боевика. Настоящий, а не экранный финал этого фильма, даже несмотря на "киношную"победу наших, оказался весьма печален.

Фильм "Личный номер" заканчивается титрами, сообщающими, что прототипом киношного майора ФСБ Алексея Смолина стал реальный офицер-спецназовец Алексей Галкин, продолжающий военную службу и удостоенный за свои подвиги звания Героя России.

Вообще-то спецслужбы очень ревностно относятся к чести собственного мундира и практически никогда в качестве примера для подражания не берут в герои представителей соседнего ведомства. Но в этом фильме ФСБ (лента делалась при активной консультативной поддержке Лубянки и спонсорской помощи ветеранов этой организации) в качестве прототипа героя выбрала офицера ГРУ - разведчика специального назначения Алексея Галкина. С одной стороны, похвально, что создатели картины переступили через ведомственное самолюбие, но, с другой - такой поступок смахивает на явную подставу.

Что было в действительности? Алексей Галкин, действуя в составе строго засекреченной разведывательной группы, осенью 1999 года попал в плен к самому Басаеву. О том, что перенес офицер в неволе, лучше и не вспоминать. Сам Галкин говорил друзьям, что случалось: он молил Бога, чтобы при обстреле баз боевиков свой снаряд угодил бы в место его заточения. Однако судьба распорядилась иначе. Мужественному разведчику, прошедшему все круги чеченского ада, удалось бежать с оружием в руках.

Врачи, осматривавшие Алексея в госпитале, не нашли на нем ни одного живого места. Были повреждены все внутренние органы, в двух местах сломана челюсть, сломаны ребра, перебита рука... Молодой и красивый парень по сути оказался почти инвалидом. Со службой пришлось расстаться, поэтому бравурное заявление в финальных титрах о том, что Герой России продолжает оставаться в рядах Вооруженных сил, звучит странно. Кстати, указ о присвоении офицеру высокой награды был секретным, даже не все сослуживцы Алексея о нем знали. Откуда узнали постановщики "Личного номера"?

После побега из плена за голову Галкина Басаев и еще живой Хаттаб обещали миллион долларов. Офицер ГРУ был для них очень сильной козырной картой, и его действительно планировали вывезти в Лондон для неких политических интриг. И вдруг все сорвалось. Хозяева борцов за свободу Ичкерии были в гневе. Боевики, охотившиеся за Галкиным, являлись слишком опасными и серьезными противниками, чтобы их намерения легковесно проигнорировать. Тогда было принято решение - уволенного офицера увести в тень и постараться хоть на какое-то время в СМИ его фамилию не упоминать. И вдруг такая реклама!

Сам прототип "героя ФСБ" после первого просмотра картины испытал шок, а те, кто обеспечивал его прикрытие, были поражены - они-то были уверены, что без личного согласия самого Галкина его имя никто бы не мог предать гласности.

Вышло как обычно: если нельзя, но очень надо, то можно. Причем можно - все. И секретные базы данных пускать в свободную продажу, и секретных героев светить на весь белый свет. Да, разразился небольшой межведомственный скандал. Алексей Галкин даже решил было в суд подать на авторов "Личного номера". Однако собственники картины убедили "своего прототипа", что титры с упоминанием его имени из картины уберут, а ему выплатят денежную компенсацию. Лишь бы разведчик замолчал и ни в какие суды не ходил. Но Галкина банально обманули. И в титрах его имя оставили, и компенсации платить не стали.

Стоит добавить, что реальная боевая жизнь Алексея Галкина и его соратников по оружию гораздо более драматична и захватывающа, чем дешевый боевик "Личный номер". Фильм кстати, начинается с того, что пленного разведчика свои десантники сажают в клетку, а своя же прокуратура объявляет его государственным преступником. В реальной ситуации с Галкиным военные были куда более человечными. В отличие от создателей картины.