Новости

22.12.2005 03:03
Рубрика: Власть

Чрезвычайный правительственный час

Пока Сергей Шойгу выступал в Думе, бензольное пятно направлялось к Хабаровску

Вчера он был приглашен на Охотный Ряд, чтобы рассказать о мерах, принимаемых правительством по снижению степени отрицательного воздействия и ликвидации последствий аварии, происшедшей 13 ноября на нефтехимическом заводе в городе Цинь-Линь. В результате взрыва на предприятии в реку Сунгари, которая впадает в Амур, попало около ста тонн опасных химических веществ бензольной и фенольной групп.

Ядовитое пятно медленно потекло к российской территории, неся с собой угрозу для здоровья почти двух миллионов человек, живущих по берегам Амура.

Первая информация о происшедшем загрязнении реки Сунгари поступила в главное управление МЧС по Еврейской автономной области 22 ноября. В Приамурье начали готовиться к самому худшему. Был организован постоянный мониторинг состояния воды в Амуре, рассматривались разные варианты, как обеспечить людей питьевой водой, когда вредоносное пятно придет к амурским городам и поселкам. Создавались аварийные запасы активированного угля. На Пензенской протоке строилась дамба, которая позволила бы снизить концентрацию опасных химических веществ в зоне водозабора при подходе к Хабаровску грязного пятна. Китайцы также соорудили дамбу на пограничной протоке Казакевичева, грязь из которой также могла попасть в зону водозаборов. В Приамурье создан трехдневный запас питьевой воды.

"В результате проводимых мероприятий, - успокаивал депутатов Сергей Шойгу, - стабилизировалась социальная обстановка. Принятые организационные, инженерно-технические и технологические меры позволят решить задачу питьевого и технического водоснабжения Хабаровска при подходе пятна".

Однако оптимизма в голосе чрезвычайного министра не слышалось. Его ведомству успокаиваться было рано - опасность впереди. "Низкие температуры и льдообразование в нижнем течении Сунгари и на Амуре привели к замерзанию и связыванию льдом легких химических веществ". Тяжелые осели на дно. Весной во время ледохода вся эта грязь пойдет по Амуру. Не застрахованы жители Приамурья и от других чрезвычайных "подарков" от соседей. На территории КНР в бассейне реки Сунгари живет около ста миллионов человек. Здесь действуют десятки потенциально опасных производств. И "безусловно, возможность повторения подобных аварий полностью исключить нельзя", сказал Шойгу, предположив, что "уровень загрязнения реки Амур со временем будет нарастать" и создавать "перманентную угрозу нарушения условий жизнедеятельности города Хабаровска". Поэтому, считает Шойгу, надо ускорить строительство водозаборных сооружений на Тунгусском месторождении подземных вод, находящихся на левобережье Амура. И оперативно рассмотреть вопрос о финансовой помощи Хабаровскому краю, который потратил на чрезвычайные мероприятия около 200 миллионов рублей из своего бюджета.

Сергея Шойгу поддержал руководитель федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека Геннадий Онищенко, который считает, что российские города, пользующиеся водой из пограничных рек, надо переводить на "гарантированные источники обеспечения питьевой водой".

Депутаты с этим не спорили, но хотели бы уточнить "формулу загрязнения" - какие все-таки вещества "плывут" по Амуру. По словам Владимира Овсянникова (фракция ЛДПР), от китайской стороны по этому поводу не поступило исчерпывающей информации. Впрочем, и той, что у думцев была, оказалось достаточно, чтобы заместитель председателя комитета по экологии Александр Ищенко сделал вывод, что "потеря такого источника биоресурсов, каковым является река Амур, даже на ограниченный период времени - а правительство Хабаровского края уже подписало запрет на вылов рыбы на два года - может привести к крайне негативным последствиям". Регион лишится доходов, а местное население - малочисленные народности Приамурья - основного источника питания. Ищенко интересовало - и он инициировал соответствующий запрос в МИД, - имеется ли правовая база для возмещения российской стороне экологического ущерба, причиненного в результате аварии. Поскольку повторение подобных чрезвычайных ситуаций не исключалось не только на Амуре, но и на других приграничных реках, депутат полагал, что мы должны иметь механизмы для разрешения возможных конфликтов.

"Единоросс" Николай Ковалев конкретизировал вопрос - ведет ли кто-то переговоры с китайской стороной по компенсации ущерба и какую финансовую помощь правительство оказало пострадавшему региону. Замминистра финансов Антон Силуанов сообщил о выделении более 34 миллионов рублей на закупку активированного угля. Депутат от Хабаровска Борис Резник напомнил, что речь шла о выделении 250 миллионов рублей. Обосновывающие документы пришли только на 52 миллиона рублей, уточнил Шойгу.

Но деятельность министра Сергея Шойгу и его ведомства парламентарии в принципе одобрили, пожелав, "чтобы в их жизни было поменьше чрезвычайных ситуаций".

Когда на Охотном Ряду закончился "правительственный час", бензольное пятно подошло к Хабаровску.

Власть Работа власти Госуправление Общество Экология Законодательная власть Госдума Правительство МЧС Загрязнение воды в Амуре