Новости

Сеттер у нас был. Молодая и несмышленая псина по прозвищу Грёза. В роли петуха легко было представить фазана обыкновенного. Как-никак - собратья по отряду куриных. Тем более что мы знали место, где можно было легко и просто организовать встречу двух календарных символов и посмотреть, что из этого выйдет. Туда мы и отправились.

Усадьба из нескольких деревянных домиков, украшенных резьбой в традиционном русском стиле. Вокруг царит напрочь забытая за годы жизни в большом городе тишина, невесомыми кружевами закрывают горизонт заиндевевшие деревья. Все это благолепие и есть то самое место с фазанами, прячущимися где-то глубоко в снегу под кустами. И все это, заметьте, в каких-то 70 километрах от Москвы. Фазанья охота в Подмосковье? - воскликнут многие недоверчиво и с удивлением. Да. Именно она и именно здесь. Сюда стоило ехать уже хотя бы ради выражения лиц несведущих собеседников, которым, по-видимому, сразу представлялись пасторальные картины забытого дворянского быта - совсем как финскому гостю в "Особенностях национальной охоты". Но пасторального в этой рождественской сказке будет мало.

Мы немного подождали нашего провожатого - охотника и вообще главного здесь человека Дмитрия, который появился в сопровождении двух шотландских сеттеров (гордонов) - Фионы и Долы. Быстро переодевшись в полевую форму, крепко завязав бахилы, мы тронулись в путь в чистое заваленное снегом значительно выше колена поле.

Казалось бы, вот оно поле, вон она лесополоса, в которой, по словам нашего проводника, должна быть заветная птица. Каких-то полтора километра. Летом такое расстояние пройдешь и не заметишь. Но брести по колено в снегу - заметно труднее. И только собакам все было нипочем. Одна из них - наша молодая и "зеленая" ирландка - просто радовалась веселой прогулке, две другие предвкушали охоту - дело всей жизни для любого легавого пса. Их возбуждение нарастало по мере того, как наша разношерстная компания приближалась к лесу. Между тем на морде Грёзы вырисовывалось некоторое непонимание ситуации - она явно не "догоняла", почему ее новые товарки вдруг перестали играть и разом посерьезнели. На всякий случай наш символ года - рыжая сука встала чуть в отдалении от черных, то ли оробев, то ли соблюдая негласный собачий этикет: дескать, ваш хозяин с ружьем, вы и охотьтесь. Теперь и нам стало ясно - в этом перелеске наверняка водится дичь.

Откройте любую энциклопедию - там черным по белому написано, что фазан - птица южная. А за окном - не май месяц и не Гагры. Откуда бы взяться в этом заснеженном перелеске жар-птице (так, кстати, тоже называют этого представителя куриных). Конечно, фазаны не коренные жители местного лесочка. Их выпустили в "пампасы" поздней осенью специально на такой случай. Вдруг найдутся желающие поохотиться, собак поднатаскать, самим пострелять. Летом наш проводник Дмитрий устраивает здесь охоту с ловчими птицами. Зимой, как и в нашем случае, просто охоту. Стоит это удовольствие всего 6000 рублей за пять птичьих голов.

Ну, по последней сигарете - и в бой. В смысле, на охоту. Гордоны работали и действовали красиво. Закладывали петли, с аппетитом носились по перелеску и его окрестностям. Но не абы как, а так, как положено, держа нос по ветру. Одна из псин, которая постарше, буквально грудью продавливала заросли, разгребала ветки. Вторая, помладше, умудрялась прошмыгивать между хитросплетений зарослей. Но вот буквально спустя пять минут после команды "Ищи!" собаки замерли на одном месте, синхронно водя носами. Они очень недвусмысленно указывали на место в завале бурелома, где, по их мнению, должен был сидеть фазан. При этом одним глазом опытные псы косили на Дмитрия, ожидая от хозяина заветной команды "Пиль!" (в переводе с собачьего - "Вперед!"). Дмитрий скидывает ружье, некоторое время ждет, как бы убеждается, что псы не изменят своего решения. Вид у последних такой, как у взведенного курка: только чихни, и полетят перья незадачливой дичи. Охотник подходит ближе, и вот он, миг острого счастья, - птица, доведенная собачьей возней и человечьим топотом практически до нервного срыва, вырывается из сугроба в воздух. Выстрел. Тяжелый взлет и довольно шумное падение. Все-таки фазан был упитан и увесист. Не сказать, что земля задрожала, но сугроб тяжело вздохнул, принимая такой вес. Дрожа от волнения, собаки ждали команды...

Охотники тоже возбудились - от первой удачи. Ветераны начали поздравлять новичков "С полем". Наконец мы продолжили движение. Собаки челноками вспарывали снежную перину поля. Мы же внимательно осматривали кусты - вдруг удастся увидеть птицу раньше, чем ее учует собачий нос. Однако псы быстрее доказывают необходимость своего присутствия на охоте. Вновь выстрелы разбивают тишину на мелкие осколки. Мы записываем на свой счет еще один трофей. Можно идти дальше, но собаки упорно пытаются залезть под заснеженный куст.

- Ласка, наверное, спряталась, или горностай, - резонно замечает Дима. - Здесь их хватает.

Он отгоняет собак от куста и для очистки совести, отступив всего на шаг, пинает заснеженные ветви. И тут из снега с треском крыльев вырывается... фазан. Вот это да! Ленивая птица таки успела воспользоваться нашей секундной растерянностью. Увы, два патрона растрачены зря. Казалось, попал, птица чуть заваливается на крыло... Но, нет. Полет выровняла и с заполошным шумом вырвалась из перелеска и улетела в открытое поле. Мы напряженно всматриваемся ей вслед, пытаясь определить место посадки, - есть надежда позднее добыть ее со второй попытки. А пока продолжаем бороздить перелесок.

- Вот тут, похоже, фазаны ходили, - показывает Дима на мелкую линейку следов. Собаки старательно обследуют бревно с таким видом, будто там кто-то есть. Но потом бросают это занятие и уносятся к следующим кустам. След действительно ведет от этого бревна на бугорок.

- Сидел здесь и ушел. Ну, затоптали следы? Теперь ищите, - корит Дима своих подопечных.

Лезем на бугорок проверять наличие добычи - пусто. Но через пару десятков метров обе наших рабочих собаки начинают суетиться и юлить мелким бесом по небольшому пятачку леска. Раз - и Фиона вдруг ныряет под куст. На белом снегу остается лишь черный собачий круп и неистово мечущийся из стороны в сторону хвост. Наша Грёза тоже волнуется - скорее из-за собачьей солидарности, но общую суету приумножает заметно.

Тщательно обыскали все кусты, подняли все ветки, расшвыряли ногами подозрительные сугробики. Увы, безрезультатно.

- Ищите, ищите, - науськивает Дима. - Должен быть здесь. Уже и взлететь боится - обложили...

Фиона только с хвостом в снег не зарывается. Все облазила. Вдруг падает на брюхо и начинает лапой рыть прямо под сапогом у хозяина.

- Здесь, что ли? - Дима делает шаг в сторону, и тут утоптанный им пятачок снега взрывается. Из-под ног наших, буквально чиркнув по лицам, по одежде крыльями, свечой взмывает вверх крупная птица. Выстрел! Есть третий трофей. Охотники и собаки, слегка очумевшие от столь стремительного поворота событий, шумно переваривают происшедшее. Псы машут хвостами, люди - руками.

Если двух предыдущих фазанов иначе как петухами и назвать-то невозможно - пестрые и хвостатые, - то последняя, бесспорно, была женского пола - серенькая, скромненькая и хитрая: она единственная сидела в своем "бомбоубежище".

- Фазан - птица гордая, пока не пнёшь - не полетит!- резюмирует кто-то из нас.

Мы возвращаемся на базу в кружевную тишину зимних деревьев и резных домиков а-ля рюсс. Что ж, ожидаемое нами кровопролитие состоялось. Да, собственно, и не могло не состояться. Новое почти всегда пожирает старое. Насколько хорошо он его усваивает - это второй вопрос, но переварить пытается всегда. Так что нам остается только ощипать добычу, вкусно ее приготовить. Это совсем не трудно: достаточно духовки или углей, в которые надо засунуть птичью тушку, предварительно обернув ее фольгой. А затем угостить потрошками Огненную Собаку и предаться упоительному строительству планов на год, чей символ был нами столь удачно задобрен.

Общество Природа