Новости

02.02.2006 01:30
Рубрика: Культура

"Золушка" без опоздания

Большой театр предложил новую версию балета Сергея Прокофьева

Хореографией он занялся недавно, "Золушка" - его первый многоактный спектакль. Сюжет здесь излагается от лица Сказочника, направляющего события так же, как это делает Дроссельмейер в "Щелкунчике". Прототипом Сказочника, по словам постановщика, был автор балета Сергей Прокофьев. А Золушка поначалу предстает его горничной и лишь потом входит в роль героини. Накануне премьеры прима-балерина театра Светлана Захарова, исполнительница заглавной роли, рассказала о проблемах этих перевоплощений.

Российская газета: Кто же, все-таки, ваша Золушка: горничная, играющая принцессу, или принцесса, освобождающаяся от роли горничной?

Светлана Захарова: Я еще полностью не вжилась в этот образ, хотя все говорят, что роль получается интересной. Моя Золушка разносторонняя. Прежде всего я хочу провести границу между прологом, где она горничная, и сказкой. Действие строится таким образом, что моя героиня идет на бал, как бы зная заранее все, что с ней произойдет. Она узнает все это, прочитав страницы сказки, которые сказочник пишет и выбрасывает, потому что они ему не нравятся. А она их подбирает, разглаживает, читает. И когда он видит ее заинтересованность, предлагает ей отправиться в сказку.

Но все дело в том, что, отправляясь на бал с осознанной целью завоевать принца и даже зная заранее, что тебя ждет любовь, ты все равно испытываешь совершенно неожиданные состояния, когда она наконец-то приходит. Как ни рассчитывай, как ни предугадывай, есть чувства, которые все преображают и направляют, если ты их проживаешь. Вот это для меня самое главное - прожить и передать подобные чувства.

До сих пор у меня в репертуаре были разные героини, а здесь очень интересно в одной роли сыграть сразу нескольких персонажей. То есть персонаж вроде бы один, но он постоянно предстает в разных обличьях.

РГ: Вы - опытная балерина, а постановщик Юрий Посохов хоть и был хорошим танцовщиком, но как хореограф - почти дебютант. Он в какой-то мере учитывал ваши пожелания?

Захарова: Все, что вы видите, - его фантазии. Исполнители привносили только штрихи: варианты поз, детали взаимоотношений, не более того. Мы не пытались вмешаться в его работу, делали то, что он требовал. Это было непросто, не все сразу получилось. Мне и моему принцу Сергею Филину многое пришлось отрабатывать часами и днями. Так часто бывает: хореограф показывает движение, органичное для него, а другим исполнителям приходится искать, как сделать это движение своим, чтобы не думать о технических приемах, а передавать состояние персонажей.

РГ: Какие состояния героини в этом спектакле вам наиболее дороги?

Захарова: Объяснение с принцем в дуэте на балу, где происходит признание. Здесь должны возникнуть те душевные токи, к которым все стремятся, но которые невозможно заранее представить, то есть те неповторимые состояния, которые можно только прожить. И еще - встреча с принцем после разлуки. Здесь мы танцуем большое романтическое адажио, не радостное, а щемящее. Когда люди долго не виделись и наконец-то встретились, они испытывают не радость, а внутреннюю боль оттого, что так долго были разлучены и могли никогда больше не найти друг друга.

Культура Театр
Добавьте RG.RU 
в избранные источники