Новости

04.02.2006 04:00
Рубрика: Происшествия

Виноват, что не заметил "Мерседес"

Вчера суд огласил приговор по делу о гибели Михаила Евдокимова

Этот процесс с самого начала приковал к себе внимание общественности и СМИ: уж очень яркой фигурой был артист и губернатор Михаил Евдокимов. А его гибель произошла в разгар административного конфликта в регионе. Приговор вызвал неоднозначные оценки. Уважая решение суда, заметим, что многие связанные с аварией вопросы так и остались непроясненными и - главное - они не поняты общественным мнением.

Вернемся на полгода назад. В воскресенье 7 августа 2005 года примерно в 11 утра по местному времени губернаторский "Мерседес" летел по трассе Барнаул-Бийск. В пятнадцати километрах от райцентра Зональное в районе поворота на село Плешково автомобиль Евдокимова столкнулся при обгоне с "Тойотой", вылетел с трассы и врезался в дерево.

Губернатор Михаил Евдокимов, его водитель и охранник погибли на месте. Жена Евдокимова в тяжелом состоянии была доставлена в больницу. В "Тойоте", которой управлял железнодорожник из Бийска Олег Щербинский, на момент аварии находились еще и его жена с двумя детьми. Никто из них серьезно не пострадал.

Сразу после аварии было обнародовано, что машина губернатора ехала со значительным превышением скорости - цифры назывались от 110 до 250 км в час при ограничении скорости на трассе в 90 км в час. Общественность заговорила о политической подоплеке ДТП. Напомним, что между губернатором и депутатами краевого парламента существовал острый конфликт. При этом за несколько дней до трагедии у Евдокимова были отобраны машины сопровождения ГИБДД, как раз и призванные "расчищать" трассу перед автомобилем губернатора и исключать возможность происшествий. Руководство УВД объяснило, что губернатор не прислал на выделение машин сопровождения письменную заявку.

В поисках истинных причин, по которым Евдокимова лишили "гаишного" эскорта, журналисты выяснили, что в конце июля начальник алтайского УВД Владимир Вальков был вызван в Москву, где, по неофициальной информации, ему предложили оставить свой пост. Евдокимов за Валькова вступаться не стал. После возвращения Валькова из Москвы губернатор машин сопровождения больше не видел.

По свидетельствам очевидцев, Евдокимов сильно нервничал по этому поводу. Две недели перед смертью он жил в напряжении, постоянно требуя от УВД вернуть ему эскорт. Было ли это предчувствием, теперь уже не узнать.

Обвинения Олегу Щербинскому вызвало большой общественный резонанс, особенно среди автолюбителей. Автомобилисты из многих городов Сибири высказывались за невиновность Щербинского и перечисляли средства в фонд его поддержки. На эти деньги пригласили адвоката из Москвы.

По словам адвокатов, следствие считает, что "Мерседес" Евдокимова ехал с мигалкой, значит, Щербинский должен был уступить ему дорогу. Однако,говорят защитники, этот пункт в правилах нельзя трактовать однозначно. Он гласит: "Для получения преимущества перед другими участниками движения водители таких транспортных средств должны включить проблесковый маячок и специальный звуковой сигнал. Пользоваться приоритетом они могут, только убедившись, что им уступают дорогу". В ходе следствия, уверяют адвокаты, было установлено, что мигалка на "Мерседесе" работала, а специальный звуковой сигнал - нет.

Судебный процесс почему-то объявили закрытым для прессы. Потому вся информация о процессе поступала только от адвокатов Олега Щербинского и представителей семьи Евдокимовых.

По словам защитников, по непонятным причинам им было отказано в нескольких ходатайствах, тогда как проведение экспертиз, о которых они просили, позволило бы установить истинные причины ДТП. Среди этих ходатайств - запрос "краш-тестов", проведенных фирмой "ДаймлерКрайслер" по автомобилю "Мерседес-Бенц". Они показывают те последствия, к которым бы привела данная авария при условии, что все ехавшие в "Мерседесе" были пристегнуты ремнями безопасности.

Также было отклонено ходатайство о назначении экспертизы, которая могла бы точно определить скорость, с которой двигался автомобиль губернатора. Суд установил, что "Мерседес" ехал со скоростью 149 км в час, однако, согласно показаниям нескольких свидетелей, выступавших на суде, его скорость была около 200 км в час, считают адвокаты. Защита также просила суд пригласить на заседание заместителя Генпрокурора РФ по Сибирскому федеральному округу Владимира Симученкова, который на своей пресс-конференции 2 декабря заявил об обоюдной вине водителей в этой аварии. Но и эта просьба не была принята во внимание.

Общественность реагировала на сообщения о ходе процесса весьма активно. На известном среди российских автомобилистов интернет-форуме была организована акция в поддержку Олега Щербинского. А в день вынесения приговора автомобилисты решили приехать в Зональное с плакатами "Олег виновен в том, что остался жив".

Отметим, что последнее заседание, на котором судья Галина Щегловская зачитала приговор, впервые за все время процесса было открытым. Несколько часов судья зачитывала приговор, уместившийся на 90 листах. Она заявила, что "суд установил вину обвиняемого Олега Щербинского, который проявил преступную небрежность". А водитель Иван Зуев, бывший за рулем губернаторского "Мерседеса", "являлся в автохозяйстве краевой администрации единственным, кто имел большой опыт работы на автомобилях иностранного производства".

В зале суда Олега Щербинского взяли под стражу и отправили в Бийский изолятор временного содержания, где теперь он будет ждать, когда для него выберут место поселения.

Как только стал известен приговор, сторонники Щербинского, прибывшие в Зональное для участия в акции, но так и не попавшие к зданию суда, перекрыли выезд из райцентра в знак протеста. А адвокаты Щербинского заявили, что намерены добиваться оправдания своего подзащитного.

компетентно

НА ВОПРОСЫ корреспондента "РГ" отвечает Сергей Сергеев, начальник Управления ГИБДД Московской области, полковник милиции.

Российская газета | Всегда ли можно установить, с какой скоростью двигался тот или иной автомобиль?

Сергеев | С определенной долей вероятности, конечно. Скажем, до километра в час не установят, но приблизительно это все рассчитывается. Есть специальные методики. В некоторых случаях это бывает сделать трудней, в каких-то проще. Но это задача из разряда решаемых.

РГ | А если отсутствует тормозной путь?

Сергеев | Ну и что. Это не важно, скорость рассчитывается не только по тормозному пути. Есть несколько параметров.

РГ | На каком расстоянии водитель впереди едущей машины может рассмотреть автомобиль, двигающийся со скоростью сто пятьдесят километров в час и более?

Сергеев | Нет однозначного ответа. В каждом конкретном случае надо смотреть, в каком состоянии были зеркала заднего вида, какие погодные условия, условия видимости, в смысле день или ночь. Я не знаком с материалами дела в Алтайском крае, поэтому не могу ответить на этот вопрос. Но в любом случае в деле должны присутствовать результаты этих исследований.

РГ | А если их нет?

Сергеев | Их должны провести.

РГ | В каких случаях виновником аварии может быть признан водитель спецмашины? Или же водителям спецтранспорта вообще правила дорожного движения не писаны?

Сергеев | Правила дорожного движения писаны для всех. Другое дело, что в своде этих правил специально указаны случаи, когда и при каких обстоятельствах водитель спецтранспорта может позволить себе что-то, что не позволено обычным участникам дорожного движения.

РГ | А как в случае с губернатором Подмосковья Борисом Громовым? Ему также надо подавать каждый раз заявку на сопровождение своей машины сотрудниками ГАИ?

Сергеев | После трагедии в Алтайском крае этого делать уже не надо. А до нее из аппарата губернатора мы принимали заявки. Хотя и сейчас Борис Всеволодович нередко ездит сам за рулем и может вообще не пользоваться спецтранспортом и машинами.

точка зрения

Александр Обозов,
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОЛЛЕГИИ АДВОКАТОВ:

- В правилах дорожного движения раньше присутствовал один хороший пункт, который из нынешнего свода ПДД убрали. Он гласил, что каждый водитель обязан соблюдать настоящие правила, а также рассчитывать на соблюдение их другими.

Если бы этот пункт сейчас был, то доказать виновность или невиновность водителя было бы гораздо проще.

А чисто по-человечески приговор кажется мне несправедливым. Даже если шофер губернатора ехал с проблесковыми маячками и спецсигналом, он не мог объективно рассчитывать, что все видят его и слышат, если он летел с огромной скоростью. Представьте ситуацию, если дорогу бы стал переходить инвалид, который плохо видит и слышит, и губернаторская машина сбила бы его. Наличие спецсигнала не означает, что можно как угодно по собственному усмотрению грубо нарушать правила движения. Водитель, видя помеху в виде поворачивающего автомобиля, должен был предполагать, что тот водитель не успел его заметить и должен был со своей стороны предпринять меры для обеспечения безопасности движения.

мнение ГИБДД

В ГОСАВТОИНСПЕКЦИИ комментировать решение суда в отношении Олега Щербинского отказались. Впрочем, они и не вправе это делать. Наш источник рассказал, что понять, кто прав, кто виноват в подобной ситуации, на расстоянии невозможно.

Есть много нюансов. В Правилах дорожного движения говорится, что водители транспортных средств с включенными проблесковыми маячками синего цвета, выполняя неотложное служебное задание, могут отступать от требований некоторых разделов, касающихся в том числе обгона и маневрирования, но при условии обеспечения безопасности.

То есть они могут пользоваться приоритетом, лишь убедившись, что подаваемые ими сигналы восприняты другими участниками движения и им уступают дорогу.

В то же время водитель обязан уступить дорогу для обеспечения беспрепятственного проезда транспортного средства с включенным проблесковым маячком и специальным звуковым сигналом.

Очевидно, что в этих двух положениях нормативного акта заложена возможность противоречия, которая в экстремальных ситуациях может привести к трагедии. С другой стороны, это дает основания двояко толковать действия каждого из участников движения.

Происшествия Правосудие Суд Михаил Евдокимов погиб в автокатастрофе Суд по делу о гибели Михаила Евдокимова