08.02.2006 01:00
    Рубрика:

    Вакарчук: рок-музыкантам легче пробиться в Украине, чем в России

    Святослав Вакарчук о новом альбоме и новом статусе

    Российская газета: Многие пишут "Океан Эльзы", другие - "Океан Ельзи" - как же все-таки правильно?

    Святослав Вакарчук: Пишите по-украински Okean Elzy. Либо первый вариант - "Океан Эльзы", второй не имеет смысла.

    РГ: "Глорiя" - первый альбом, записанный группой в измененном составе. Как он по звуку и тематике отличается от предыдущих?

    Вакарчук: Я думаю, что лучшим ответом на ваш вопрос будет - послушать этот альбом, и вы поймете, как он отличается. Мне кажется, в первую очередь вот что: мы использовали значительно меньше музыкальных средств, чем раньше, поэтому он получился очень четким и собранным. Отчего на концертах он звучит почти так же, как на дисках.

    РГ: Что мы услышим из старых песен на концерте в Москве?

    Вакарчук: Все, что захотите услышать.

    РГ: "Там, де нас нема"?

    Вакарчук: Если сильно захотите, то будет и эта песня.

    РГ: На вас вообще сильно повлияли изменения в группе и события в стране?

    Вакарчук: Как правило, на меня не производят впечатления процессы материальные - как то: политика или же какие-то рабочие процессы. Но взаимоотношения с людьми, наверное, все-таки привносят свою нотку. И думаю, что факт перемены состава дал как раз какую-то почву для размышлений. Эти размышления вы даже сможете услышать и в текстах "Глорiи".

    РГ: С ушедшими музыкантами вы в каких отношениях остались?

    Вакарчук: Я общаюсь достаточно регулярно с нашим бывшим бас-гитаристом Юрием Хусточкой.

    РГ: Могли бы сравнить, как относятся к рок-музыке в России и в Украине?

    Вакарчук: Думаю, что отношение к рок-музыке в двух странах одинаковое. Но думаю, что легче пробиться рок-музыкантам в Украине, чем в России. Это связано не с тем, что у нас больше любят рок-музыку, а скорее с тем, что в России намного жестче шоу-бизнес захватил все сферы влияния, в том числе масс-медиа. Искусственные проекты и продукты контролируют рынок.

    РГ: Остались в Украине какие-то традиции советского рока?

    Вакарчук: У нас их, в общем-то, по большому счету и не было, но у некоторых старых групп, наверное, остались. Все-таки это вопрос не к нам, это к группе "Братья Карамазовы". Лично для меня нет традиций русского рока, для меня есть хорошие группы, которые играли в то время, и плохие группы. Если группа "Кино" - советский рок, тогда мне это нравится.

    РГ: Вас позвали в советники к Ющенко. Как это произошло?

    Вакарчук: Сам указ был для меня сюрпризом, но я знал, что такая ситуация возможна, и был готов к ней.

    РГ: Вы, как человек творческий, пытались в этой революции обнаружить нечто романтическое, мятежное?

    Вакарчук: Она и была насквозь романтическая, ни одной капли крови. Такое бывает сейчас очень редко. Теперь на этом материале снимают фильмы о любви.

    РГ: Скажите, а какую музыку Виктор Ющенко любит для души послушать?

    Вакарчук: Всех это так интересует! Может, лучше у него спросить, или, в крайнем случае, у его пресс-службы? Они скажут лучше.

    РГ: А Юлия Тимошенко что слушает?

    Вакарчук: Думаю, себя.

    РГ: Она поет?

    Вакарчук: На самом деле, подозреваю, что она слушает много хорошей музыки. Например, группу, в которой играет муж ее дочери (Шон Карр - солист английской хеви-метал-группы Death Valley Screamers. - А.З.). Подозреваю, что ей приходится иногда слушать группу зятя.

    РГ: Вы еще и Посол доброй воли. Какие обязанности это на вас накладывает?

    Вакарчук: Посылать людям добрую волю! Это вопрос, на который очень сложно ответить однозначно. Я хочу, чтобы все люди в мире и в моей стране жили лучше. Что я могу для этого сделать, я сделаю. Буду отдавать все силы этому.

    РГ: Тут вы недавно в историю влипли: народный депутат Игорь Шурма обратился к генпрокурору с депутатским запросом проверить законность выделения вам земельного участка площадью в 1 га в поселке Буча.

    Вакарчук: Я уже давно говорил, что если бы у меня была эта земля, я бы подарил ее кому-нибудь. А так видите, как интересно, благодаря этой истории вы узнали фамилию депутата, о существовании которого вы никогда раньше и не догадывались. Так что, наверное, ему есть польза от всего этого. Теперь вот о нем напишут в "Российской газете".

    РГ: А вообще, я так понимаю, вас тянет на природу, сельским хозяйством заняться, да?

    Вакарчук: Очень люблю природу, как все люди земного знака. Я - Телец. Но связи с предыдущим вопросом тут никакой.

    РГ: Вы могли бы написать песню на заказ?

    Вакарчук: Однажды у меня это случилось. И получилось неплохо. А что это за песня - я уже и не помню!

    РГ: У вас есть традиция - повязывать шарфы на микрофон. Откуда она?

    Вакарчук: Эта традиция - дань уважения рок-н-роллу 60-70-х, которым я увлекаюсь. Тогда это делали многие. Сейчас, по-моему, никто. Хотя нет, Aerosmith делает!

    РГ: Большая у вас коллекция шарфов?

    Вакарчук: Довольно большая.

    РГ: Оранжевый есть?

    Вакарчук: Конечно, есть. Но в последнее время я предпочитаю шарфы желто-голубых оттенков.