Новости

16.02.2006 05:00
Рубрика: Власть

Иванов отчитался за "дедов"

Министр обороны предложил ликвидировать дисбаты

Что же конкретного предлагают военные для борьбы с дедовщиной? Условно эти предложения можно разбить на три группы. Первая направлена на повышение престижа и воспитательной роли офицеров. Вторая - на формирование корпуса профессиональных сержантов. Третья - на изменение дисциплинарной практики.

Сергей Иванов рассказал, что уже разработана и действует новая Инструкция по организации учета преступлений и происшествий в армии. Раньше как было: сообщил командир о ЧП, и по меньшей мере год на всех совещаниях его "полощут". Скрыл неприятности - процентов 20-30 вероятности, что это обойдется без последствий. Теперь снимать шкуру с офицера за отрицательную статистику опасно - можно запросто вылететь из армии. А скрывать преступления будет рискованно вдвойне: тут простым увольнением не отделаешься, в особо тяжких случаях это грозит скамьей подсудимых. Кстати, помимо командиров правом такого доклада наделяются офицеры-воспитатели и военные коменданты.

С воспитателями отдельная история. В недрах минобороны сейчас прорабатывается возможность возвращения к советской практике. Когда-то замполитов (комиссары, политруки, замполиты, воспитатели в армии - должности одного порядка) готовили по родам войск. Для танкистов и артиллеристов - в одном вузе, для связистов - в другом, для ВВС - в третьем и так далее. Нынче новые училища плодить не хотят, но 11 учебных групп будущих воспитателей разбросали по профильным учебным заведениям Вооруженных сил. В будущем году первую партию таких профессионалов - 452 человек - выпустят в войска. Как пообещал Сергей Иванов, для них введут различные льготы. В частности, для ротных воспитателей штатно-должностную категорию повысят до "капитанской", командир подразделения соответственно станет майором. Тех, кто сумеет наладить дисциплину в подразделении, станут чаще награждать, двигать по карьерной лестнице, в первую очередь отправлять на учебу в академию. Единственное ограничение для таких офицеров - на должности в роте им придется сидеть не менее двух лет.

А кто же будет следить за порядком в казарме и день и ночь? Такую задачу решено возложить на сержантов.

Теперь на такие должности станут назначать только контрактников, причем после специальной подготовки в учебных центрах. Учитывая, что сегодня в армии и на флоте почти 110 тысяч сержантских должностей, а из них заняты профессионалами чуть больше 23,5 тысячи, задача выглядит непростой. Надо, чтобы эти люди дневали и ночевали в казарме, превратились для солдат в тех "дядек"-старослужащих, которыми когда-то была сильна Российская императорская армия. Если говорить о финансовой стороне вопроса, то, по оценкам минобороны, его цена - 31 миллиард 189 миллионов рублей. Это немало.

Наконец, еще несколько практических шагов, которые министерство обороны планирует предпринять в ближайшее время. После отмены в 2002 году меры дисциплинарного воздействия на злостных нарушителей армейского порядка - содержания на гауптвахте - командиры лишились единственного реального способа воздействовать на нарушителей. Оборонное ведомство инициирует восстановление такого наказания. Между тем встал вопрос о создании еще одного механизма наведения порядка в казарме - дисциплинарных судов. По замыслу их компетенцией станет рассмотрение грубых нарушений дисциплины. А еще, что особенно важно для солдата, вопросов защиты чести и достоинства военнослужащих. Контроль за такими судами военные предлагают отдать командирам, а надзор - военной прокуратуре.

Среди других нововведений Иванов назвал военную полицию, но не стал детализировать ни ее численность, ни ее подчиненность. Позиция военных в этом вопросе известна - новая структура, считают они, должна войти в минобороны и замыкаться на одного из заместителей министра. А по-настоящему сенсационным выглядело предложение вице-премьера упразднить дисциплинарные батальоны. И передать их функции учреждениям службы исполнения наказаний. Эти части являются анахронизмом, считает Иванов. Зачем их держать, когда преступники могут отбывать наказание в тюрьме. Кстати, ни в одной стране мира аналогов дисбатам нет.

Вообще поведение вице-премьера на правительственном часе в Думе стопроцентно подтвердило старую армейскую истину: "Лучшая оборона - это наступление". В отличие от некоторых коллег по правительству, которым депутаты устраивали публичную порку, Иванов сразу дал понять: мальчиком для битья он не будет. Вместо запланированных двадцати минут его выступление и ответы на вопросы растянулись больше чем на час. Причем министр не столько оправдывался за безобразия в Вооруженных силах, сколько доказывал: на "гражданке" положение еще хуже.

- Вокруг армии нереально выстроить каменную стену, чтобы в обществе было одно, а в войсках другое, - уверен Иванов.

Если в среднем по стране на каждые 10 тысяч человек приходится 246 преступлений, то в армии - 167. Причем по некоторым видам военных правонарушений есть положительная динамика. Например, по сравнению с 2004 годом на 11,7 процента снизилась гибель военнослужащих, на 5,5 процента сократилось количество "неуставняка" и преступлений солдат и сержантов. Понятно, что речь идет об официально зафиксированных правонарушениях.

А как быть с теми, что не попали в сводки и замалчиваются командирами? Ведь тот же случай с рядовым Андреем Сычевым стал известен широкой публике благодаря прессе. Факты круговой поруки в минобороны не отрицают. Но у генералов свои аргументы, сбрасывать которые со счетов - значит, грешить против истины. По сведениям Главной военной прокуратуры, в прошлом году ее сотрудники выявили всего 155 из 20 390 армейских преступлений. Или один процент. Остальные 99 процентов на счету командиров и комиссий минобороны.

Власть Безопасность Армия Правительство Минобороны Реформа армии