Новости

27.02.2006 02:00
Рубрика: Общество

Рак пятится назад

Онкобольной не может ждать - в этом убежден академик РАН и РАМН Михаил Давыдов

 

Японский феномен

Российская газета | Михаил Иванович, лет тридцать назад свою беседу с одним из крупнейших советских онкологов я озаглавила: "Настанет день - рак будет побежден". С той поры появились новые методы диагностики, лечения злокачественных опухолей. А итог все такой же - трагический. По-прежнему раковый диагноз звучит как приговор?

Михаил Давыдов | Насчет приговора согласиться с вами не могу. И я, и мои коллеги приведут бесконечные примеры того, как люди, которые вовремя прошли современное лечение, нормально живут, работают. Здоровы они. А вот трагическая статистика действительно почти не меняется. Не стану перечислять все причины этой ситуации, назову две главные: позднее выявление болезни - на том этапе, когда даже новейшее лечение не спасает. Это первая причина. А вторая в том, что далеко не везде обеспечено адекватное лечение опухолей. То есть нет возможности использовать весь арсенал средств. А он, поверьте, сегодня весьма мощный для спасения человека.

РГ | Сейчас, когда начинает действовать национальный проект "Здоровье", предусматривающий возрождение профилактических осмотров, опухоли станут выявляться на ранних стадиях?

Давыдов | Я не преисполнен оптимизма. Какие это будут осмотры? Где? Кто, с применением какой аппаратуры станет их проводить? Не исключено, что все может свестись к рентгену грудной клетки, проведению маммографии, сдаче общих анализов крови и мочи. Так, как это делали раньше. Да, какие-то подвижки возможны и в этом убогом варианте. Не более того. Когда речь заходит о раннем выявлении рака, я всегда привожу в пример Японию. Крохотная страна. Не самая благоприятная среда обитания. Хиросима и Нагасаки в прошлом. А продолжительность жизни чуть ли не самая большая в мире. Раком страдают куда меньше, чем в других странах, а главное - опухоли не приводят к трагическому концу. В чем секрет? В этой стране почти 40 государственных программ раннего выявления и адекватного лечения опухолей на первых стадиях. Оплачивает это государство. Оно берет на себя все расходы, понимая, что они сторицей окупаются. Не так давно в Японии первенствовал рак желудка. Теперь он вовремя выявляется, а значит, от него можно человека избавить.

РГ | В Японии даже гастроскопия - обязательная процедура после сорока лет...

Давыдов | Почему даже? Там есть и другие более дорогостоящие исследования, включающие применение ультразвука, биологических тестов и так далее. В Японии, Южной Корее, других странах проводятся обследования на мультиспиральных электронных томографах, которые не пропустят ни одной опухоли. Стоит это дорого - почти 900 долларов. Не по карману большинству россиян? Знаю. Но за это должно платить государство. Надо, наконец, понять, что это выгодно. Выгодно со всех точек зрения: меньше больных, меньше инвалидов, длиннее жизнь, сохраняется трудовой потенциал. Выгодно экономически! Мы же никак не осознаем, что здоровье - главное богатство страны. Вот если осознаем, то найдутся средства и на истинную, а не для "галочки" профилактику, на создание условий для успешного лечения. Да, рак - это заболевание, а значит - это проблема медицинская. Но одолеть его можно только, если на уровне руководства страны эта проблема будет рассматриваться и как социальная.

20 сигарет риска

РГ | Вы любите повторять, что победа над раком связана с разработкой новых методов раннего выявления недуга. Будет это сделано - вопрос онкологии будет закрыт...

Давыдов | Убежден, что прав. Но точно сказать, когда настанет этот день победы, не могу. Онкология ныне - одна из самых развивающихся областей медицины. Мы научились лечить рак. Проблема именно в раннем его выявлении. На эту победу надо работать не только медикам. Сам человек должен возлюбить себя, бережно относиться к своему здоровью.

Среди врачей бытует поговорка: каждый человек доживает до своего рака. Предки наши долго не жили, уходили в мир иной в том возрасте, когда возникновение опухолей маловероятно. Теперь живут долго. Чем больше живут, тем больше болячек приобретают. Хронических. Болезни эти, в свою очередь, создают в организме неблагоприятную среду существования органов и тканей. Нарушается метаболизм, иммунная система утрачивает свое могущество. Создается благоприятный фон для развития опухолей. Люди же, к величайшему сожалению, нередко пренебрегают сигналами неблагополучия. Приведу элементарный пример. Сейчас идет сезонное наступление гриппа и ОРЗ. Мы воспринимаем эти недуги всерьез? Редко. Птичьего гриппа боимся, потому что СМИ как следует постарались, нагнали волну страха. Очередное сезонное наступление гриппа некоторые просто игнорируют. А он страшен своими осложнениями, тем, что часто приводит к воспалению легких, к развитию и обострению хронических недугов. То есть вносит свою лепту в создание того самого фона, на котором может в дальнейшем развиться опухоль. Запугиваю? Да ничуть! Весь мир сейчас борется с курением. Наша страна никак не активизирует этот процесс. Так я напомню данные статистики: 20 выкуренных в день сигарет увеличивают вероятность развития рака легкого в 20 раз. Есть над чем задуматься, прежде чем закурить? О нашем пристрастии к пьянству говорить уже как-то и неловко.

РГ | Помню молодую женщину, которая на приеме у онколога буквально рыдала: "Никто не может помочь, а с грудью все хуже". Оказалось, что опухоль была выявлена вовремя, было направление на госпитализацию, была предложена операция и химиотерапия. Но в семье решили обратиться к "давно и успешно практикующему лекарю". Результат, как говорится, на груди. Исход проблематичен. И это не где-то в глубинке, в Москве...

Давыдов | Мы с этим сталкиваемся постоянно. Кто только не берется решать онкологические проблемы. Сколько чудо-препаратов уже заявляли о себе. Сколько людей становятся жертвами таких целителей и таких препаратов! Тому есть объяснение: очень хочется избавиться от недуга без того тяжелого комбинированного лечения, которое приносит избавление. Объяснение есть, оправдания нет. Лечиться надо у специалистов, в специализированных учреждениях. Пока же большинство пациентов с запущенными процессами поступают к нам из общей лечебной сети. В обычных больницах обычные хирурги без достаточного предварительного обследования оперируют опухоли. В таких стационарах нет возможности для проведения лучевого лечения, химиотерапии. О каких результатах тут можно говорить?

РГ | Вы рассуждаете с высоты центра, которым руководите и которому нет аналогов в мире. В вашем центре четыре института, которые одновременно решают клинические, фундаментальные, прикладные проблемы онкологии, разрабатываются отечественные противоопухолевые препараты. У вас трудятся ведущие онкологи страны. И медицина высоких технологий, развитию которой сейчас придается такое значение в национальном проекте "Здоровье", у вас в центре имеет место быть. Но как быть бабуле, которая живет далеко от Москвы, да и от любой иной цивилизации, где не только онкодиспансера, но и фельдшерского пункта нет? Куда ей податься со своей бедой?

Давыдов | Прежде чем ответить, два слова о том, в каком состоянии здание нашего центра, начавшего свою работу в 1978 году. Оно ни разу не удостоилось даже косметического ремонта. Изношенные кабели привели к недавнему пожару. Это я к тому, что строительство новых центров важно и нужно. Но нельзя допускать развала тех, которые давно состоялись, у которых мировой авторитет. Нельзя держать их в постоянном недофинансировании.

А теперь о бабуле из глубинки. В рамках проекта "Здоровье" предусмотрено создание центров высоких технологий именно с целью приближения, доступности любого вида лечения. В России есть лечебные учреждения, оснащенные новейшей медицинской техникой. И, конечно же, любая старушка, живущая в глубинке, имеет право и должна иметь возможность получать абсолютно такое же современное и эффективное лечение, как и жители крупных городов. Но для этого уровень квалификации врачей должен быть одинаково высок. И я вижу задачу нашего центра, в частности, в том, чтобы повышать квалификацию врачей, доносить до них все революционные инновации, которые используются в мире для лечения рака. Надо наладить взаимодействие, обмен опытом между центром и регионами. В нашем случае, например, между специалистами центра имени Блохина и хабаровскими онкологами. Вместе с губернатором Хабаровского края мы приняли решение открыть филиал нашего центра в Хабаровске.

Равное право на жизнь

РГ | Вы сказали, что каждый человек доживает до своего рака. Но почему этот диагноз все чаще удел детей?

Давыдов | В 23 экономически развитых странах смертность детей в результате злокачественных новообразований вышла на второе место, уступая лишь смертности детей от несчастных случаев. В России она успешно конкурирует с травмами и нередко выходит на первое место. Число ежегодно регистрируемых детей со злокачественными опухолями увеличилось за последнее десятилетие на 20 процентов. Тут Россия не исключение - подобные показатели соответствуют сведениям из других стран. В США, например, заболевает один ребенок из 330 американцев в возрасте до 20 лет. В России больше всего маленьких страдальцев в Дальневосточном, Уральском и Центральном федеральных округах. Причем на 100 выявленных заболеваний приходится 9-10 запущенных. И все-таки благодаря достижениям современной детской онкологии нам удалось повысить процент выздоровевших с семи до семидесяти.

Чтобы процент увеличился, нужно еще многое решить. Например, продолжить сертификацию врачей, работающих с детской онкологической патологией, с последующей аттестацией. Поставлен ребенку диагноз злокачественного новообразования, надо немедленно переводить его в специализированное учреждение. Должен действовать принцип преемственности: стационар - амбулаторное лечение - реабилитационный центр. Только так можно обеспечить адекватную противоопухолевую терапию и своевременную коррекцию нарушения органных систем. А значит, и качество жизни маленьких страдальцев. Надо разработать стандарты объема обследования и лечения в детской онкологии, надо учредить координационный совет по этим проблемам. Надо... Пожалуй, мне надо остановиться. Иначе не хватит газетных площадей.

РГ | Не раз была в вашем НИИ детской онкологии. Его создатель и руководитель академик РАМН Лев Дурнов обязательно подводил меня к окну и показывал жуткий недострой. Лев Абрамович умер, так и не дождавшись нового помещения для лечения ребятишек.

Давыдов | Даже комментировать это безобразие нет желания. В какие только двери и инстанции мы не стучались. И сколько раз! Если ситуация не изменится, то новоселье НИИ для спасения детей в лучшем случае может произойти через лет семь.

У нас готовится российская онкологическая программа "Равное право на жизнь". Государство, общество должны помочь каждому, тем более ребенку. Неважно из какой он семьи, где живет. Онкобольной не может ждать. Каждая минута промедления стоит жизни. И это вопрос не реформирования системы здравоохранения, а быстрых шагов к реальной помощи. Государству по силам помочь больным раком.

Общество Здоровье Онкология: как победить рак Реформа здравоохранения
Добавьте RG.RU 
в избранные источники