Новости

Почему в России строители становятся разрушителями

В понедельник среди пассажиров подземки только и разговоров было об этом ЧП. Вот и журналисты "РГ", когда вчера в редакцию газеты пришел на "деловой завтрак" начальник Московского метрополитена Дмитрий Гаев и появилась возможность получить информацию о случившемся из первых рук, начали разговор именно с этого небывалого случая.

Российская газета | Дмитрий Владимирович! Жители столицы да, пожалуй, и все россияне привыкли считать, что московское метро самое безопасное в мире. И вдруг по их уверенности нанесен такой сокрушительный удар. Оказывается, любой строитель может добуриться до подземки, и что упадет на голову пассажирам в следующий раз - просто трудно представить.

Дмитрий Гаев | А мне кажется, что этот случай как раз лишь подтвердил, что наше метро действительно самое надежное. Судите сами. На поезд упал столб. Но нет ни пострадавших, ни раненых, все пассажиры своевременно и без потерь эвакуированы. Их имуществу не нанесено никакого ущерба.

РГ | Что помогло избежать человеческих жертв?

Гаев | В московском метро надежная тоннельная обделка, которая ломается, но не разрушается, и достаточно крепкие вагоны. К тому же, как всегда, четко действовал персонал, выполняя должностные обязанности. Давайте восстановим случившееся.

Авария произошла в 14.29. Две-три минуты ушло на торможение поезда и его остановку. В это же время соответствующие службы оценили всю сложность ситуации. Чтобы начать выводить пассажиров, надо было сначала снять с тоннеля напряжение - на это ушло от 5 до 10 минут. А между тем даже через 30 минут после того, как произошло ЧП, сваебойная установка продолжала работать и сваи проходили в вагоны. Началась эвакуация пассажиров - в сторону "Сокола" и на соседний путь. Люди разные. Кому-то надо помочь сойти с поезда, кого-то лично провести по путям. По тому, как оперативно и грамотно все было сделано, я высоко оцениваю действия своих работников. Вот, например, молодой машинист Замоскворецкой линии Ульянов, который и вел в тот злополучный час поезд. Он точь-в-точь выполнил все, что от него требовалось, и тем самым уберег жизни пассажиров.

Метрополитен тем и силен, что основная масса персонала четко выполняет техинструкции, которые написаны и продолжают создаваться кровью. Вся эвакуация заняла от силы час десять - час пятнадцать. И уже на следующий день в 5.35 на зеленой ветке было восстановлено движение. Это и есть, на мой взгляд, лучшее свидетельство высокой надежности метро как технического средства перевозки, так и системы организации работы всего метрополитена.

РГ | Но как вообще, по-вашему, стало возможно подобное ЧП? Неужели свод тоннеля так близко расположен к поверхности земли?

Гаев | В той части, где произошел этот случай, толщина земной поверхности - три метра. Как дело было? Организация, не имея ни необходимых согласований и разрешений, ни проекта, осуществляла сооружение свайного фундамента под опору рекламного щита на территории Московской железной дороги. Когда мы получили информацию о случившемся, тут же выслали наряды милиции и задержали виновников ЧП. Так что зря СМИ писали о том, что кто-то куда-то пытался убежать.

РГ | Глава диггеров Вадим Михайлов сказал, что подобные случаи в Москве, когда тоннель метро пробивали сверху, уже были?

Гаев | Действительно, три года назад был случай, когда подземку пробурили на станции "Третьяковская". Правительство Москвы отреагировало мгновенно: были введены в действие жесткие правила по работе в технической зоне метрополитена. Увы! Очень трудно победить разгильдяйство и безответственность, царящие, к сожалению, в некоторых организациях, раньше славившихся своей полувоенной дисциплиной. По последнему случаю прокуратура уже возбудила уголовное дело. Когда четко будет определен виновник, Московский метрополитен выставит строителям санкции по возмещению ущерба.

РГ | Что бы вы посоветовали коллегам-метрополитеновцам в Новосибирске, Свердловске и других городах, чтобы избежать повторения таких случаев?

Гаев | Совет может быть один: жестко соблюдать должностные инструкции. Это относится ко всем без исключения - и к работникам метрополитена, и к организациям, работающим в его технических зонах. Слишком серьезный и опасный вид транспорта - метрополитен.

(Продолжение "делового завтрака" с Дмитрием Гаевым читайте в одном из ближайших номеров "РГ").

   Кстати

Виталий Аткин, начальник службы пути и тоннельных сооружений Новосибирского метрополитена:

- Борьба с теми, кто нарушает правила проведения работ в зоне метрополитена, идет постоянно. Город большой, желание воткнуть какой-нибудь рекламный носитель у предпринимателей огромное, и часто это граничит с вандализмом. Например, мы не разрешаем ставить рекламные конструкции с заглублением фундамента, но это все равно делают. И тогда нам приходится вмешиваться в срочном порядке. Пока обходится без ЧП. Вообще в Новосибирске существует установленный порядок получения разрешений на любые работы в зоне метрополитена. Без экспертизы наших проектировщиков мэрия города не утверждает ни проект самого сооружения, ни проект проведения работ.

Айдар Абдулхаков, председатель Комитета по транспорту и связи муниципального образования города Казани:

- Вряд ли у нас возможно подобное ЧП. Казанский метрополитен сейчас - один из самых безопасных. Наверное, еще и потому, что в нем пока всего пять станций. И никаких нареканий со стороны надзорного органа к метрополитену не звучало.