20idei_media20
    28.03.2006 03:00
    Рубрика:

    Менеджер до востребования

    Но многое

    Приватизация не оправдала всех тех надежд, которые на нее возлагались. Хотя такие достижения, как равновесие на потребительском рынке, ликвидация бюджетного дефицита, рост валютных резервов несомненны, но некоторые фундаментальные проблемы остались неразрешенными. Так, зависимость от экспорта энергоресурсов и металлов даже усилилась, а положение науки стало и вовсе критическим.

    Владельцы крупных нефтяных и газовых компаний после приватизации улучшили управление и повысили текущую эффективность их работы. Но одновременно они изобрели схемы сокращения налоговых платежей и не вкладывали средства в разработку новых месторождений, а тратили их на личное потребление, преимущественно за границей.

    Конечно, такое поведение крупных компаний во многом связано с теми условиями, которые задает государство. Нестабильность налоговой политики, отсутствие независимой судебной системы, способной защитить от захвата собственности, оставляет бизнесу узкий временной горизонт. В итоге предприниматель не заинтересован в долгосрочных вложениях, которые при существующем раскладе могут себя не оправдать. Есть два выхода из создавшегося положения. Первый - улучшить внешние условия деятельности бизнеса, создать стабильные правила его работы и гарантии их соблюдения. Второй - усилить государственный контроль над ключевыми отраслями, определяющими развитие всей экономики.

    Власть, много говоря о желательности первого пути, делает упор на второй. Отметим, что в пользу такого решения говорит и объективная необходимость повышения роли государства в связи с необходимостью принятия долгосрочных инвестиционных решений для обновления устаревших основных фондов. Крупные инвестиции требуют увязки в развитии взаимосвязанных отраслей. Например, для вложения средств в строительство генерирующих мощностей в электроэнергетике инвестору важно иметь точное представление о перспективах снабжения их газом. "Газпрому" же для определения будущего распределения газа важно иметь картину спроса потребителей. Все эти задачи невозможно решить без участия государственных органов. На современной стадии экономического развития возникает необходимость в индикативном планировании.

    Против экспансии госкомпаний нередко выдвигается идеологическое, по сути, утверждение о том, что государство всегда является худшим собственником, чем частник. В такой категорической форме оно далеко небесспорно. Как показывает исторический опыт, роль государства возрастает в периоды войн, потрясений и восстановления экономики и ослабевает, когда устанавливается устойчивое сбалансированное развитие. Так, после Второй мировой войны на протяжении многих лет в целом ряде капиталистических стран развивался государственный сектор, и госпредприятия эффективно конкурировали с частными компаниями. Выяснилось, что эффективность деятельности крупных предприятий зависит не столько от формы собственности, сколько от квалификации и мотивации менеджмента.

    Интересный опыт, как я уже говорил, был и в нашей стране в период нэпа, когда в России существовала смешанная экономика. Для восстановления промышленности, разрушенной в результате гражданской войны и политики "военного коммунизма", были образованы тресты, действовавшие на рыночных принципах. Во главе многих из них вместо коммунистов были поставлены специалисты, имевшие дореволюционный опыт хозяйственной деятельности. В труднейших условиях гиперинфляции, дефицита оборотных средств они сумели на протяжении 1922 года оживить производство. Государство в этот период предоставило возможность для проявления инициативы и конкуренции между трестами.

    Когда же положение улучшилось, правоверные коммунисты, работавшие в различных контрольных органах, стали критиковать руководителей трестов за то, что они использовали восстановление производства для собственного обогащения. Усилилась регламентация деятельности трестов, стала ограничиваться конкуренция, беспартийных руководителей начали заменять членами компартии, причем такими, которые выделялись не компетентностью, а готовностью выполнять все указания вышестоящих органов. Все это способствовало развитию кризиса сбыта промышленных изделий, который разразился осенью 1923 года.

    Зарубежные наблюдатели увидели в нем проявления пороков системы госкапитализма. Английский журнал "Экономист" писал в декабре 1923 года: "Капиталистические по форме, государственные тресты и другие хозорганы, безусловно, лишены того, что называется капиталистическим духом, и являются слабым подобием частной инициативы и ответственности. Единственным выходом из состояния депрессии было бы возвращение к свободной конкуренции во всех областях промышленности и торговли и отказ от государственного капитализма, который по существу является той же национализацией".

    В наше время вряд ли можно целиком согласиться с выводом английского автора. Разумеется, государственное вмешательство в хозяйственные процессы не должно быть чрезмерным(небольшое число крупных компаний в ключевых отраслях- не более!), не должно оно усиливать и монополистические тенденции. Необходимо также перейти от слов к делу и создать для бизнеса стабильные правила игры, гарантированные судебной системой. Но не менее важен субъективный фактор - подбор компетентных руководителей, которым предоставляются возможности для проявления инициативы.

    К сожалению, само понятие компетентности у нас стало чуть ли не сугубо политическим; в экономике, бизнесе трудно определить, кто действительно компетентен, а кто - нет. Лучших результатов нередко добиваются не профессионалы, глубоко разбирающиеся в конкретной области, а тот, кто имеет в правящих кругах надежные связи, которые позволяют получить преференции. Подбор работников на ответственные должности не по деловым качествам, а по принципу знакомства, землячества в духе российских традиций. Но в последние годы утрачено чувство меры.

    В результате снижается качество управленческих решений, что самым негативным образом сказывается на эффективности всей экономики. Достаточно вспомнить просчеты при подготовке и принятии закона о монетизации льгот или строительстве газопровода "Голубой поток", когда не были учтены очевидные риски, связанные с наличием единственного потребителя.

    Пока на страну льется золотой дождь вследствие благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры, просчеты в подборе кадров ощущаются не так остро. Но время идет, а важные реформы либо затягиваются, либо откладываются. Нет реальных подвижек в диверсификации экономики, ее модернизации. Осенью 2003 года правительство в своей пояснительной записке к законопроекту о создании Стабилизационного фонда указывало, что диверсификация структуры экономики займет не менее 3 - 5 лет. За прошедшее с тех пор время зависимость экономики от внешнеэкономической конъюнктуры на нефть и газ только возросла. За благоприятным текущим финансовым положением скрывается груз нерешенных проблем. Мы никак не можем придумать, как для их решения использовать громадные накопления, не ускоряя при этом инфляцию.

    Как-то премьер-министр Михаил Фрадков заметил, что некоторые экономические проблемы не удается решить по простой причине - "мозгов не хватает". Думается, что в стране они есть, только оказываются невостребованными.