Новости

29.03.2006 05:00
Рубрика: Власть

Длинный Змей не помог

Михаил Фрадков оставил вопрос разработки Штокмановского месторождения без ответа

Если бы не болезнь, то сопровождать премьера в Норвегию, скорее всего, должен был бы министр финансов Алексей Кудрин. Недаром же он так часто приводит в пример опыт этой страны по формированию стабилизационного фонда. Может быть, норвежцы рассказали бы главному российскому финансисту, что не стоит верить доказательствам мирового опыта использования средств стабфондов только на внешние инвестиции, и предложили бы свои варианты решения спора о размещении нефтяных сверхдоходов.

Объем норвежского стабфонда уже превысил отметку в 190 млрд. долл., а доходность его вложений в последние годы достигала 8,9%. В этой стране, успешно управляющей нефтяными богатствами, официально разделены стабилизационная и накопительная части резервных фондов. Если стабилизационная часть в основном вкладывается в краткосрочные финансовые инструменты для поддержания ликвидности, то долгосрочная часть направляется в более доходные акции и облигации 3200 норвежских и зарубежных компаний, в том числе и в акции "Газпрома". Но нельзя сказать, что тратить средства внутри страны у норвежцев нет никакой необходимости. Эта страна, конечно же, устойчиво входит в пятерку самых инвестиционно привлекательных стран мира, иногда опережая по этому показателю даже США, да и с уровнем кредитоспособности и доступности краткосрочного финансирования в Норвегии тоже все в порядке. Тем не менее два года назад правительство приняло правила, запрещающие вкладывать деньги фонда в компании, которые могут преследовать "неэтичные" и "аморальные" цели. А заниматься распределением средств нефтяного фонда Норвегии стал философ-этик Хенрик Сюзе, которому поручено следить и за нравственностью компаний, в акции которых вкладываются нефтяные сверхдоходы. Как это ни удивительно, но философ убежден, что и российскому правительству стоит обратить внимание на столь необычный норвежский опыт и привлечь на помощь философов-этиков.

Пока же в российском правительстве предпочитают верить финансистам, экономистам и Бюджетному кодексу, а не философам. Однако Сюзе все же решился дать собственный совет: "Не класть яйца в одну корзину". По его мнению, инвестиции в иностранные компании и ценные бумаги вполне морально приемлемы, так как полученную прибыль можно использовать на социальные нужды внутри страны. Но, пожалуй, главной причиной, по которой выбор Алексея Кудрина пал на опыт Норвегии, является тот факт, что за 15 лет своего существования Стабфонд в этой стране доказал свою эффективность, помогая в обеспечении стабильности национальной валюты, сдерживании инфляции, в покрытии дефицита бюджета и обеспечении стабильного развития бюджетной и социальной сфер. Правда, в России мало кто верит в эффективность нефтяной заначки и постоянно предлагают поделить Стабфонд, использовав его для реализации различных целей.

Впрочем, тема Стабилизационного фонда практически не затрагивалась на встречах премьеров двух стран, хотя во время перелетов и переездов норвежский коллега Фрадкова Eнс Столтенберг, который весь день почти не отходил от главы российского правительства, с удовольствием бы раскрыл секреты сохранения нефтяных сверхдоходов для будущих поколений. Но программа визита настолько плотная, что в промежутках между встречами можно было лишь поделиться впечатлениями от происходящего.

Главное же, что ждали норвежцы от российского премьера, так это доказательств того, что у них есть шансы стать победителями в финальной борьбе за часть Штокмановского месторождения. Поскольку затраты на освоение месторождения могут составить 30-40 млрд. долларов, российский газовый монополист решился привлечь партнеров и до 15 апреля обещал озвучить состав участников консорциума разработчиков. В короткий список "Газпрома" попали две американские компании - Chevron и ConocoPhillips, французская - Total и две норвежские нефтегазовые - Norsk Hydro и Statoil. Из этого списка должны остаться только две или три компании. Причем "Норск Гидро" и "Статойл" предложили российскому монополисту 10% доли в разрабатываемых ими "Ормен Ланге" и "Снёвит", соответственно, в обмен на участие в проекте освоения Штокмановского месторождения. Поэтому недаром в программу визита Фрадкова было включено посещение газового месторождения "Ормен Ланге" (Длинный Змей), оператором которого выступает компания "Норск Гидро".

Штокмановское месторождение - лакомый кусок, ведь после реализации первого этапа проекта, стоимость которого оценивается в 20 млрд. долларов, уровень добычи на месторождении должен достичь 15 млн. тонн (22,5 млрд. кубометров) сжиженного природного газа (СПГ) в год. Предполагается, что при выходе на максимальный уровень добычи на месторождении будут добывать 67,5 млрд. кубометров "голубого топлива" в год. Последующие же этапы реализации проекта предусматривают строительство второй линии сжижения газа производительностью 15 млн. тонн, а также сооружение трубопровода для транспортировки газа к Финскому заливу, где будет начинаться Северо-Европейский газопровод.

Долгое время многие эксперты считали шансы "Статойла" на попадание в Штокмановский проект более предпочтительными. Но, с другой стороны, политические и финансовые риски для "Газпрома" от включения в консорциум "Норск Гидро" обещали быть существенно ниже. При этом норвежцы делали ставку на передовые технологии, в которых ни одна из компаний не уступает друг другу. Однако то, что Фрадков едет на месторождение "Ормен Ланге", которое разрабатывает "Норск Гидро", а не на "Снёвит", оператором которого выступает "Статойл", вселило в норвежцев уверенность, что именно "Норск Гидро" будет отдано предпочтение. Кроме того, именно эту компанию в России выбрали летом в качестве технического оператора для первых бурений на месторождении.

Однако российское правительство, судя по всему, не собирается вмешиваться в этот коммерческий проект. Хотя эксперты считают, что газовый монополист, отмечая продвинутость норвежских компаний в высоких технологиях, скорее будет ориентироваться не только на этот критерий. Для "Газпрома" немаловажно получить возможность осваивать рынки Северной Америки и участвовать в крупных проектах в других странах в обмен на участие в Штокмановском проекте. Приход же американских компаний в Штокман, по мнению экспертов, возможен лишь с жестким условием, что "Газпром" в обмен получит СПГ-активы в США.

Власть Работа власти Внешняя политика Правительство Председатель Правительства