Новости

29.03.2006 03:49
Рубрика: Экономика

Дороги без дураков

Полномочный министр сельского хозяйства США Аллан Мастард дает свой ответ на вопрос, почему в Штатах так дешевы продукты питания

Российская газета | Расскажите о главной форме государственного субсидирования АПК США - поддержке производителей зерна.

Аллан Мастард | Есть три программы: прямые выплаты, контрциклические выплаты (по сглаживанию колебаний цен) и займы, которые можно не гасить, если цены на зерно упадут (и вообще, вместо погашения займа он может отдать зерно государству). Первые две программы не связаны с тем, сколько зерна сеет фермер: он получает деньги, даже если в этом году он не занимается зерном.

РГ | Каковы объемы прямого субсидирования АПК США?

Мастард | ВВП США на конец 2005 года составлял 12,8 триллиона долларов, прямые выплаты всех видов (23 миллиарда то есть) 0,2 процента ВВП или 8,5 процента валового сельскохозяйственного продукта (он составляет 271 миллиард долларов).

РГ | Каков объем всех косвенных видов поддержки?

Мастард | В совокупности оценить сложно, поскольку многие программы идут вне рамок федерального правительства (на уровне штатов). На научные исследования идет 7 миллиардов долларов в год, из них 4 тратит частный сектор, остальное - либо федеральное правительство (2,5 миллиарда), либо местные власти. На развитие сельских территорий минсельхоз США тратит примерно 3 миллиарда долларов в год. На консалтинговые услуги федералы тратят 430 миллионов долларов, штаты - 1,4 миллиарда долларов. Большинство расходов на сельскохозяйственное образование несут сами студенты, хотя парламенты штатов субсидируют учебу "своих" студентов.

РГ | В чем корень противоречий США и ЕС по поводу аграрных субсидий, которые так обнажились на конференции ВТО в Гонконге?

Мастард | Мы будем добиваться в АПК того же, что сделал ГАТТ (предшественник ВТО) для промышленных товаров, снизив средний размер пошлин с 70 процентов до 7 и упразднив несправедливые субсидии (например, экспортные). Теперь очередь сельского хозяйства, в котором самые высокие тарифные барьеры и самые высокие субсидии, которые искажают торговлю. Надо снизить торговые барьеры таким образом, чтобы поддержать экономику развивающихся стран. США готовы снижать поддержку АПК, которая искажает торговлю, но только в том случае, если то же сделает ЕС. А поддержка в ЕС вчетверо больше, чем у нас. Пока ЕС не сделает встречный шаг, мы просто не можем позволить себе снизить поддержку в одностороннем порядке. Пошлины в 300-400 процентов - это слишком много для успешного развития АПК. Пока мы договорились с ЕС упразднить экспортные субсидии после 2013 года, но в будущем мы хотим отменить все субсидии.

РГ | Влияние минсельхоза США на рынок - мягкое и опосредованное, но почему же он тогда такой большой (100 тысяч сотрудников)?

Мастард | Есть такой анекдот: сидит сотрудник минсельхоза и плачет. У него спрашивают, в чем дело? "Мой фермер умер", - отвечает он. Конечно, это шутка: из ста тысяч большинство работают на местах, а не в центральном аппарате. 35 тысяч - в Лесной службе, 12 тысяч - в Национальной службе по сохранению природных ресурсов, 10 тысяч - в Службе безопасности и инспекции продуктов питания, примерно 2 тысячи - в Службе продовольствия и питания и 6 тысяч - в Инспекции здоровья животных и растений. В целом две трети наших сотрудников занимаются охраной окружающей среды и защитой здоровья населения, остальная треть занята наукой и стандартами (что является важной частью любого рынка), а также курирует программы поддержки села.

РГ | Как распределяется между фермерами земля (по формам собственности)?

Мастард | Около 30 процентов фермеров владеют землей сами, 28 процентов обрабатывают землю, которая принадлежит другому фермеру, и 42 процента работают на земле, принадлежащей человеку, который не является фермером. В среднем 40 процентов фермеров арендуют по крайней мере часть земли, так что аренда играет важную роль.

РГ | В США идет процесс укрупнения ферм. Что происходит с теми фермерами, кто лишается хозяйства, и не вырастают ли из крупных фермеров аграрные "бароны"?

Мастард | Бедность на американском селе сейчас - на самом низком уровне за всю историю США. Это связано с тем, что большинство фермеров имеют другие, не связанные с сельским хозяйством источники доходов (около 60 процентов аграриев вообще не считают АПК своей главной статьей доходов). Так что фермеры, лишившиеся аграрного бизнеса, не остаются без работы. Зато укрупнившиеся фермеры начинают зарабатывать намного больше. Так, если у тебя 200 га земли (это среднее хозяйство), ты зарабатываешь примерно 113 тысяч долларов в год, а если у тебя 800 га - уже 634 тысячи долларов.

РГ | Являются ли нехватка рабочей силы на фермах и приглашение гастарбайтеров социальной проблемой для минсельхоза США?

Мастард | Министр Майк Джоханнз полагает, что нам нужны сезонные рабочие руки. Без этого существует риск, что мы не сможем убирать урожай фруктов и овощей. Президент Буш предложил программу привлечения временных сельхозработников. Мы думаем, что было бы хорошо иметь программу, позволяющую им работать легально, но это - щепетильный политический вопрос, его еще будут обсуждать в Конгрессе.

РГ | Почему продукты питания в США так дешевы?

Мастард | Средний американский потребитель тратит на еду 10 процентов своего дохода. Первая причина дешевизны - то, что наш "кукурузный пояс" считается одним из самых благоприятных по климату и почвам аграрных регионов мира. Кроме этого США инвестирует в аграрную науку и образование с 1862 года. У нас самая передовая наука, а фермер достаточно образован, чтобы пользоваться ее плодами. Далее, частная собственность на землю позволила создать кредитную систему, а она, в свою очередь, способствует легкой капитализации фермерских хозяйств. Наконец важна отличная транспортная инфраструктура. Она позволяет выращивать продукты там, где выгодно и дешево возить продукты куда угодно, хоть на Аляску.

РГ | Сколько еды ввозит США?

Мастард | В прошлом году мы ввезли продуктов на 67 миллиардов долларов. Самая большая категория (11,4 миллиарда) - напитки (спирт, вино, пиво), затем идут рыба и морепродукты (9,3 миллиарда), фрукты с овощами (5,8 миллиарда) и мясо (5 миллиардов). Мы импортируем то, что не производим сами, или сезонные продукты. Так, мы ввозим из Латинской Америки фрукты, когда урожай у них, но вывозим свои фрукты к ним, когда урожай у нас. Мы ввозим мяса гораздо больше, чем вывозим, но в основном на переработку. Большую категорию составляют этнические продукты, то есть еда, которую привыкли есть наши эмигранты у себя на родине.

РГ | Можете ли вы допустить, чтобы армию США снабжали едой иностранные поставщики?

Мастард | Конечно, так и происходит на зарубежных военных базах США. Что касается внутренних войсковых частей, это также не исключено, но маловероятно, поскольку свой фермер под боком.

РГ | Существует ли концепция взаимодействия аграриев США с АПК России после присоединения России к ВТО?

Мастард | Сотрудничество было и будет вне связи с ВТО. Оно началось еще при царях, когда Луис Гай Майкл из Мичиганского штатного университета в 1910 году прибыл в Россию учить крестьян выращивать кукурузу, а в 1944 году он опять вернулся в СССР и стал первым сельхозатташе в посольстве США, моим первым предшественником. В 90-е годы я лично курировал программы объемом в 25 миллионов долларов по сотрудничеству с Россией. Сегодня мы помогаем Росстату и Минсельхозу России подготовиться к сельскохозяйственной переписи. Мы сотрудничаем также с вашими ветеринарами, а "лесники" тесно взаимодействуют уже лет 50. ВТО тут ничего не изменит.

РГ | Каков, на ваш взгляд, главный вызов, стоящий перед АПК США?

Мастард | Их очень много. Во-первых, понять, как подтянуть доходы тех пяти процентов сельского населения, которые еще живут за чертой бедности. Во-вторых, я считаю проблемой, что большинство американцев забыли, откуда берутся продукты питания, они не понимают, что такое сельское хозяйство, и это сказывается в том числе на законодательном уровне. Наконец, мы озабочены биотерроризмом, тем, что на США может быть совершено нападение через продукты питания. Но это далеко не полный список.

Экономика АПК В мире США