Новости

29.03.2006 04:00
Рубрика: Общество

Учиться и лечиться

Национальные проекты "Образование" и "Здоровье" в московской редакции

Об этом и многом другом шла речь на "деловом завтраке" с первым заместителем мэра Москвы Людмилой Швецовой.

Москвичей испортят гранты?

Российская газета | Президент и правительство назвали четыре главных национальных приоритета. Почувствовала ли в связи с этим Москва поддержку, например, финансовую? Что идет вслед за государственным вниманием?

Людмила Швецова | Во-первых, понимание. Мы очень рады тому, что наконец-то устами главы государства были произнесены слова, которых давно ждали. И в качестве приоритетных национальных проектов выбраны образование, здравоохранение, жилищная политика и сельское хозяйство. Я думаю, что никто не позволит себе оспорить приоритетность именно этих направлений. А вот после знакомства с конкретным их "наполнением" появилось много вопросов. Впрочем, это вполне объяснимо, ведь, по мнению президента, нацпроекты - это только сигнал к тому, что нужно делать. А реальные цели правительство и субъекты Российской Федерации должны ставить сами, учитывая свои возможности. У Москвы они есть. Свои предложения мы готовы озвучить на федеральном уровне.

РГ | По мнению многих, национальный проект "Образование" для Москвы - это пройденный этап. Что необходимо скорректировать?

Швецова | Действительно, многое из того, что обозначено президентом, уже реализуется у нас в городе самым активным образом. Я не хочу, чтобы вы восприняли мои слова как самолюбование: в московском правительстве это вообще не принято. Мы чаще занимаемся самокритикой - вы не раз, наверное, слышали замечательную фразу Юрия Михайловича Лужкова: "Работаем мы хорошо, но дальше так работать нельзя". Однако удовлетворены, что на основе того, что делается в столице, как раз и были сформулированы предложения для нацпроектов. Так, в правительстве Москвы по трем приоритетам из четырех уже приняты решения. До меня доходят сведения, что в некоторых субъектах Федерации завидуют руководителям московских департаментов. Мол, там много возможностей и денег для реализации нацпроектов. А я скажу так: с них и спрашивают очень строго. К примеру, на недавнем заседании по вопросам образования состоялся проблемный и весьма критический разговор по поводу того, что происходит сегодня в этой сфере в городе.

Мы законопослушны, живем целями, которые ставятся в государстве. Но в Москве не принято просто взять под козырек и бездумно исполнять то, что решено наверху. С нашей точки зрения, кардинально не изменят ситуации ни повышение оплаты классным руководителям, ни поощрение лучших учителей и школ, ни строительство современных университетов - хотя все это крайне важно.

РГ | А что вы лично добавили бы к проекту?

Швецова | Одной из главных задач я бы назвала борьбу с беспризорностью. Считаю, что этими вопросами в стране комплексно и серьезно никто не занимается. Вы только подумайте: сегодня в детских домах находится почти столько же детей, сколько их было после Великой Отечественный войны! Я знаю регионы, где хорошо решаются вопросы усыновления, закрепления детей в семьях. В Москве с этим сложнее, ведь многие беспризорники бегут именно в столицу. По последней статистике, почти 35 процентов тех, кто бродит на улицах и сидит в подворотнях нашего города, - москвичи. А остальные - дети из Подмосковья (12%), российских регионов (21%) и стран СНГ (32%). Справиться с этой бедой одному какому-то ведомству не под силу. Этим делом должны скоординированно заниматься на уровне руководства страны, а также МВД, социальные работники, представители образовательных учреждений, общественные организации. Все вместе.

РГ | А талантливым детям наше государство уделяет достаточно внимания?

Швецова | Это проблема номер два. Причем нужно не только выявлять одаренных, но и создавать условия, чтобы талант не погиб под грузом жизненных проблем. То есть вести их по жизни. Сначала с помощью образовательных грантов, потом подъемных на обустройство, льгот на покупку жилья и т.д. То есть делать все, чтобы одаренный человек закрепился в той сфере, где он "продвинут", талантлив. Я бы выстроила цепочку: хорошее школьное образование, вуз по профилю, получение более высокой научной квалификации и ведение его по жизни как ученого, как специалиста высокой квалификации. При этом важно дать раскрыться способностям не отдельных детей, а помочь найти себя в жизни всем ребятам.

РГ | Планируют ли столичные власти материально поддержать ученых и педагогов?

Швецова | Интеллект и культура - наш национальный стратегический запас. К счастью, он не растерян окончательно и по-прежнему определяет нашу конкурентоспособность на мировом уровне. Однако мы все потеряем, если не поможем сегодня тем, кто воспитывает будущих нобелевских лауреатов. Ведь если преподаватели вузов еще худо-бедно держатся на плаву за счет репетиторства, то ученые, которые посвящают себя фундаментальным исследованиям, как правило, или гордо сводят концы с концами, или уезжают на Запад.

В ближайшее время зарплата московских школьных педагогов выйдет на средний уровень по промышленности. Это 16 тысяч рублей

Я недавно была в Хьюстоне на встрече с нашими соотечественниками. Это настоящий интеллектуальный цвет, но, увы, уже американской нации! Они работают в НАСА, медицинских центрах, преподают в американских колледжах, университетах. И отток одаренных специалистов продолжается. А нужно сделать так, чтобы талантливая молодежь не только могла хорошие деньги в России зарабатывать, но и находила применение своим способностям в серьезных отечественных проектах. А то ведь обидно до слез, когда, например, выпускник мехмата МГУ работает заведующим комбината питания...

РГ | Москва будет вмешиваться в распределение школьных и учительских грантов? По национальному проекту "Образование" материальную поддержку получит одна школа из двадцати и один учитель примерно на три школы. Как известно, учительские коллективы на 93 процента состоят из женщин. Не испортит ли москвичей вопрос денег, как когда-то испортил квартирный вопрос?

Швецова | Мы уже доплачиваем по 20 процентов всем классным руководителям. Есть и другие доплаты педагогам. В прошлом году средняя зарплата учителя со стажем и квалификацией достигла десяти с половиной тысяч рублей. Сейчас мы изучаем новые потребности и возможности и готовим предложения для мэра. Ориентир здесь такой: в ближайшее время вывести заработную плату школьных педагогов на средний уровень по промышленности. Это 16 тысяч рублей.

Что же касается грантов, то мы увеличим количество награжденных по федеральному нацпроекту в два раза. Это значит, что по Москве материальную подпитку получат 788 учителей и 6 школ.

Хотя, если честно сказать, для огромного количества московских школ шесть грантов - это капля в море. Я, конечно, и за них рада, но это не решит проблем - так же, как и гранты учителям, если учесть, что в Москве более 220 тысяч педагогических работников. Я думаю, что поощрение лучших школ должно идти более активно.

РГ | А конкурсы на гранты уже идут?

Швецова | Буквально на днях заседала комиссия по обсуждению процедуры их распределения. Создана группа экспертов, которые представляют многочисленные общественные организации, работают в образовательной среде. Они рассмотрят критерии и показатели для сравнительной оценки. Без них не обойтись. При этом важно не утонуть в манипулировании статистикой.

РГ | Одним из слабых мест нацпроекта "Образование", по мнению многих, является то, что в нем не уделено внимание детям-инвалидам. Как Москва обеспечивает образование этой категории маленьких граждан?

Швецова | У нас более 23 тысяч ребятишек с ограниченными возможностями. Для них в столице создана достаточно развитая система коррекционных школ. И ребенку практически с любым заболеванием можно подобрать специализированное учебное заведение. Помимо этого, в Москве создана уникальная вещь: так называемое дистанционное обучение. 1500 ребят-инвалидов сегодня имеют дома компьютеры, с помощью которых через Интернет получают среднее образование. Это рабочие места для них и одновременно надежда на будущую трудовую биографию.

Кто "косит" от поликлиники?

РГ | Что будет с зарплатами столичных медиков?

Швецова | То, что надо ее повышать и врачам, и среднему медицинскому персоналу, всем понятно. От этого напрямую зависит качество услуг, да и наличие этих самых услуг. Когда штат поликлиник заполнен только на 50 процентов, о какой ранней диагностике можно говорить? Вопросы вызывает распределение денег. Предложено на 10 тысяч рублей в месяц увеличить жалованье участкового врача и на 5 тысяч - медицинской сестры. А гастроэнтеролог, лор, стоматолог, которые по 30-40 посетителей в день принимают и проводят углубленное исследование здоровья человека? Они меньше работают? А те, кто трудится в стационаре? Получается, что хирургическая сестра будет получать на пять тысяч рублей меньше, чем та, которая выписывает рецепты. Правильно это? Наверное, неправильно. К тому же такая несправедливость создаст социальное напряжение в самих коллективах.

Я думаю, что к сентябрю 2006 года мы в городе выровняем ситуацию с заработной платой в медицине для всех ее работников. С 1 февраля она уже выросла на 20 процентов, с 15 мая увеличится еще на 10 и еще на 10 - с 1 сентября. Так что в начале осени заработная плата врача в московских поликлиниках и стационарах по высшей квалификации будет примерно 26 тысяч рублей. Для медицинских сестер она составит от 10,3 тысячи рублей до 12,8 тысячи. Это решение уже стоило бюджету города 6,9 миллиарда рублей дополнительно к ранее принятым параметрам бюджета.

РГ | Деньги потрачены не зря? Какие-то позитивные сдвиги произошли?

Швецова | Судя по статистике, в первые месяцы реализации этой программы в поликлиники пришли новые кадры. Правда, пока повышение зарплаты здесь ни при чем. Часть попала туда по распределению из московского отделения медицинского университета. Другие пришли потому, что получат квартиры. Я думаю, что только деньги вопроса не решат. Должна быть создана система производственных и социальных приоритетов, которые обеспечат приток талантливых и молодых специалистов в медицинские учреждения, особенно в поликлиники.

РГ | Можно подробнее о жилье?

Швецова | Когда сдаются новостройки, в придачу к каждой открытой поликлинике или больнице город передает несколько квартир. Их и используют, чтобы набрать хороших специалистов. Это бесплатное муниципальное жилье. Кроме того, существуют другие возможности. К примеру, специальная подпрограмма для учителей и врачей в рамках программы "Молодой семье - доступное жилье". За время ее существования, а это три года, более чем 8 сотням молодых специалистов были предоставлены бесплатные квартиры практически на условиях служебного жилья. При этом если на первом этапе программы основной приоритет здесь отдавался семьям очередников и семьям с детьми, то на втором этапе (в 2006-2008 гг.) в программе смогут участвовать и не очередники, имеющие менее 18 кв. метров общей площади на человека.

РГ | Как это будет происходить на деле?

Швецова | Если вам не исполнилось еще 35 лет и вы работаете в городской школе или больнице, вы подаете заявление в свой профильный департамент - образования или здравоохранения. Там вам предлагают заключить договор найма жилого помещения на 5 лет с правом неоднократного его продления в дальнейшем, при условии сохранения места работы в школе или больнице (в той же самой или иной, но обязательно - городской). Если вы говорите "да", то полученную вскоре (обычно - в течение года) бесплатную квартиру вы будете оплачивать по расценкам договора социального найма (это самые дешевые из возможных цены на жилье в городе - менее 1 рубля за кв. метр в месяц). Выкупить полученное жилье в собственность нельзя. А по мере того, как у вас рождаются дети, возможны пересмотр договора и переселение на тех же условиях в квартиру большей площади.

РГ | Какой дефицит кадров в медицине сейчас испытывает Москва?

Швецова | Не хватает примерно 30 процентов врачей и 35 процентов среднего и младшего медицинского персонала. Скажу больше: среди участковых 80 процентов - это женщины от пятидесяти и старше. Я ничего плохого об этих специалистах сказать не хочу. Напротив, это самые опытные врачи, но что завтра будет? Скажем, в прошлом году в поликлиниках на участках было всего 10 процентов молодых специалистов, только что окончивших вуз...

РГ | А вопрос о распределении для выпускников государственных вузов не ставился?

Швецова | Во 2-м Медицинском институте с 1998 года работает московское отделение. Туда принимают абитуриентов с обязательным заключением контракта. Это значит, что после окончания вуза они должны три года отработать в наших лечебных учреждениях. Причем их распределяют в поликлиники, стационары или на "скорую помощь" - в зависимости от нужд города.

Кстати, есть такая же программа и по образованию. Иначе мы задохнулись бы от нехватки кадров. Благодаря такой системе в столичном образовании пустует всего 123 учительские ставки (раньше это были сотни вакансий). Естественно, кто-то их совмещает и дети не остаются без педагогов.

РГ | Неужели столичные выпускники не находят способа "откосить" от отработки?

Швецова | Сначала все с удовольствием подписывают контракт, лишь бы поступить в престижный медицинский вуз. А вот когда заканчивают его, начинаются звонки, в том числе из высоких кабинетов: отпустите моего ребенка из поликлиники! Но у нас есть договор с руководителем столичного здравоохранения Андреем Сельцовским - не уступать ни при каких обстоятельствах. Я считаю, что три года работы в профессиональном коллективе - почти гарантия, что мы не потеряем молодого врача.

Таблетка ценой три миллиарда

РГ | Что происходит со столичной "скорой"? Врачи "скорой" - в основном иногородние. Водители зачастую плохо знают Москву, поэтому не 20 минут едут на вызов, а час-полтора...

Швецова | Во-первых, московская "скорая помощь" при всех ее недостатках, достаточно оперативна. И в критических ситуациях она приезжает первой. А потом уже пожарные, милиция, спасатели. Скорость в городе, где такое сложное движение, обеспечивается в основном за счет разветвленной сети подстанций. И еще. У нашего врача "скорой" - очень "вместительный" чемодан. Иными словами в нем есть все, что необходимо при оказании скорой помощи. Совсем недавно мы купили реанимобили для недоношенных младенцев.

РГ | Кстати, и в национальном проекте "Здоровье" большое место уделено теме "скорой помощи". Предложенных мер, с вашей точки зрения, достаточно?

Швецова | Если честно, у меня порой создается такое впечатление, что те, кто "придумывал" критерии оценки работы "скорой", не посоветовались со специалистами. К примеру, "за 20 минут помощь должна приехать к больному". Но кто изучал, какой транспорт в наличие, скажем, в Тульской области или на Чукотке? Какие там дороги? И главное, ну приехала "скорая", а есть ли поблизости стационар, где смогут оказать необходимую помощь конкретному больному, скажем, с инфарктом или черепно-мозговой травмой?

У нас, в Москве, существует, с одной стороны, централизованная система координации вызовов, но в это включены и округа. И это оправданно, особенно в случае потребности в специализированной медицинской помощи. Если, например, у человека спинальная травма, его нужно везти не в обычную больницу в своем округе, а в 67-ю, где хирурги в состоянии быстро его прооперировать. То же самое по детской или кардиологической тематике. И иметь такие медицинские центры в каждом столичном округе совсем необязательно. Нам удалось создать систему, которая позволяет, с одной стороны, регулировать этот процесс в городе в целом, а с другой - в округах обеспечивать оперативность вызовов.

РГ | А много ложных вызовов?

Швецова | К обычным симулянтам в прошлом году прибавилась еще одна категория. Это те льготники, которые отказались от бесплатных лекарств из "социального пакета", соблазнившись деньгами. Теперь покупать необходимые препараты им дорого. Как они поступают? Вызывают "скорую помощь", чтобы им вкололи тот же укол и дали те же самые таблетки, на которые сейчас не хватает денег. Есть такие, кто даже в стационар ложится, чтобы пропить курс дорогого препарата. Мы подсчитали, что это обойдется бюджету еще в три миллиарда рублей.

РГ | Относительно всей России москвичи неплохо обеспечены медицинскими услугами. А демографические показатели в столице хорошие?

Швецова | Младенцы, к счастью, у нас умирают реже, чем по России в целом. Детская смертность в Москве составляет условно 5,9 на 10 тысяч. По этому показателю мы находимся на мировом уровне. Неплохие результаты и по рождаемости.

И еще интересная деталь - столичные дамы начинают рожать гораздо позже, чем женщины из провинции: в среднем после 24 лет. Больший, чем по стране, у нас и процент "мамаш" в возрастной группе после 45 лет. Объясняется это просто: москвички нацелены на карьеру, да и роддома в городе обустроены лучше, а поздние роды требуют больше внимания.

РГ | Сколько Москва тратит на здоровье своих граждан?

Швецова | В 2006 году на городское здравоохранение мы потратим 76,8 миллиарда рублей. Только из бюджета города уйдет около 10 процентов. Для сравнения, по России эта цифра - 2,8 процента. А норма Всемирной организации здравоохранения - около пяти процентов. В Москве в 50 стационарах оказывают помощь по 60 видам высоких медицинских технологий. Мало того, свои высокотехнологичные научные разработки мы собираемся выставить на конкурс на получение федеральных квот. Если наши разработки выиграют, мы получим государственные квоты на их реализацию в Москве. Вкладывание огромных денег в строительство новых центров даст результат не так скоро. Ведь кроме зданий и оборудования потребуются новые медицинские кадры, а в Москве все это уже есть!

Общество Здоровье Общество Образование Общество Семья и дети Власть Работа власти Внутренняя политика Москва Правительство Москвы Национальный проект "Здравоохранение" Национальный проект "Образование" Деловой завтрак