20idei_media20
    18.04.2006 01:30
    Рубрика:

    Присяжные с судимостями оправдывают преступников

    Закон не предусмотрел механизма проверки судей из народа

    Эта ситуация была во многом спровоцирована тем, что в нашем законодательстве до сих пор четко не прописан целый ряд важнейших нюансов, связанных с деятельностью присяжных. В первую очередь это касается процедуры их проверки.

    Уголовно-процессуальным кодексом РФ предусмотрено, что секретарь судебного заседания или помощник судьи должен проверить кандидатов в судьи из народа. Для тех, кто был судим, путь в коллегию заказан. Не попадут туда и те, чьи близкие родственники имели проблемы с законом.

    Но как это выяснить? Ответ на этот вопрос ни УПК, ни какой другой законодательный акт не дает. Более того, по Конституции РФ гражданам нашей страны гарантируется неприкосновенность частной жизни, а также личной и семейной тайн. В результате проверка сводится к формальному опросу, а судьям ничего не остается, как верить, что, отвечая на контрольные вопросы, кандидаты не врут. Но на одной вере далеко не уедешь. Неудачный итог многих процессов как раз и связан с тем, что в группу "двенадцати справедливых" могут попасть люди с темным прошлым.

    Одна из главных причин, по которой отменяются оправдательные приговоры, вынесенные присяжными, - это то, что среди них попадаются судимые. Так, Верховный суд РФ заставил Тамбовский областной суд законово пересмотреть уголовное дело некоего Мартынова, обвиняемого в разбойном нападении и умышленном убийстве. Судьи из народа посчитали, что его вина не доказана. При этом, как выяснилось, семеро из двенадцати присяжных заседателей, включая старшину, сами нарушали закон либо этим грешили их близкие родственники. Во время опроса эту информацию они, естественно, скрыли, поэтому государственный обвинитель не смог своевременно заявить им отвод. И только после приговора стало известно - этот состав присяжных не имел права судить.

    По этой же причине был отменен оправдательный приговор и по делу Вяльцева, который обвинялся в целом букете тяжких преступлений. Один из народных судей скрыл, что он шесть раз привлекался к административной ответственности, дочь дважды сидела за кражу, а сын отбывает наказание за злостное хулиганство.

    Все это приводит не только к неоправданной затяжке процессов, но и бьет по карману государства. Не будем забывать, что за каждый день заседания в суде присяжные получают деньги в размере половины оклада судьи. Так, дело Мартынова и Вяльцева с "неправильными" составами присяжных стоило бюджету больше 70 тысяч рублей. Можно предположить, что их пересмотр обойдется также в кругленькую сумму.

    Нередки случаи, когда людей вычеркивают из списков присяжных заседателей и по другой причине, причем весьма банальной. В базах данных, которые представляются в суды, вкрадываются элементарные технические погрешности. Например, искажаются инициалы, год рождения или адрес. За последние полгода в Тамбовской области таких ошибок набралось около 180.

    Открытым остается вопрос и об отвественности тех, кто уклоняется от участия в процессах в качестве присяжного. В законе написано, что быть присяжным - это право. А является ли это объязанностью, нигде не сказано.

    Очевидно, что назрела острая необходимость принять законодательный акт, который позволит проводить предварительную проверку кандидатов в судьи от народа. В противном случае мы и дальше будем сталкиваться с ситуациями, когда в суде заседают люди с темными пятнами в биографии. Тем более что такая проверка, правда, негласно уже проводится. Только представителями государственного обвинения. Причем ее результаты зачастую используются для обжалования вердиктов, вынесенных присяжными.

    Без нормативной базы, которая позволила бы задавать кандидатам нескромные вопросы о их личной судьбе и проверять правдивость ответов, мы будем и дальше сталкиваться с проблемой доверия к присяжным, к самой идее народного правосудия.