Новости

28.04.2006 03:32
Рубрика: Власть

Журавлевы не нужны России?

Текст: (председатель исполкома "Форума переселенческих организаций")
Молодую русскую женщину депортировали в Туркмению, разлучив с мужем и ребенком

Верните Данилке маму. Фото: Лилия Злаказова.Молодую русскую женщину, переселенку из Туркменистана, признали "нелегалкой" и депортировали из России, разлучив с мужем - гражданином РФ и маленьким сыном. Депортация происходила по решению суда, то есть по закону. Но вопреки здравому смыслу и закону жизни.

Итак, Людмила и Виталий Журавлевы поженились летом 2002 года в туркменском городе Мары, где их семьи жили по соседству. Сразу после свадьбы семья жениха, взяв с собой, разумеется, и невестку, отбыла на ПМЖ в Россию. У Журавлевых было российское гражданство, полученное уже давно в Туркменистане, а вот у Людмилы гражданства РФ не было. Она приехала по визе. Но муж-то у нее гражданин России.

Никто не предполагал, что у молодых могут быть какие-то проблемы с легализацией. Однако проблемы начались сразу же, как только в подмосковном Сергиевом Посаде Людмила со свекровью пошли продлевать визу. Им сказали: "Оснований для продления визы нет!" Как нет?! А законное супружество?! Оказалось, что брак, зарегистрированный в Туркменистане, в России недействителен - невесте еще не исполнилось 18 лет.

Дальше версия семьи и версия миграционных чиновников радикально расходятся. Чиновники говорили мне и официально сообщили в аппарат уполномоченного по правам человека в РФ, что якобы гражданка Туркменистана Л.А. Журавлева для продления въездной визы в ПВО УВД Сергиево-Посадского района не обращалась. И, получается, жила в России как нелегалка. "Впервые по решению вопроса дальнейшего пребывания в РФ гр. Журавлева обратилась в ЦПВР ГУВД Московской области 23 октября 2005 года (о чем имеется запись в журнале учета приема иностранных граждан)".

Что ж, вполне может быть, что в деле депортированной гражданки действительно есть только одна запись, сделанная, кстати сказать, за две недели до высылки "нелегалки": нужно было для отчетности. А вообще-то известно, как "привечают" мигрантов в паспортно-визовых службах, какие там очереди, какие кипят страсти и какая там неразбериха. И некогда - будем справедливы - задерганным, перегруженным паспортистам каждый приход-отказ в журнале фиксировать. А переселенцы - нужно сказать - и не требуют. Они просто не знают своих прав. Да и откуда им, "понаехавшим", знать уму непостижимое миграционное законодательство России?

Что касается версии семьи Журавлевых, то она похожа на сотни других издевательских историй, жертвам которых помогает наша организация. Так что у меня нет сомнений: Журавлевы действительно оббили множество порогов, пытаясь зарегистрировать невестку. А им отвечали что-то невразумительное. То пусть, мол, доживет до 18, мы, мол, детей отдельно от родителей не регистрируем. То давали "добрый" совет: постарайтесь добыть транзитную визу, и пусть "нелегалка" слетает в Туркменистан, чтобы получить новую миграционную карту и начать легализацию с нуля. Не удивляйтесь, читатель, нынешняя правоприменительная практика щедро тиражирует такую абсурдную процедуру: если просрочил срок миграционной карты, а еще хуже - визы, и не хочешь, чтобы тебя депортировали, найди способ вернуться туда, откуда приехал, получи новую миграционную карту, потом здесь, в России, обнови все справки, что требует, конечно же, приличной суммы и многих дней жизни, потраченных в очередях. И лишь после всего этого иди проси разрешение на временное проживание.

Но у Людмилы были другие заботы - она ждала ребенка. В роддом ее, иностранку, положили за большие деньги. Тут-то блюстители порядка о ней наконец и вспомнили. Впервые. Только вернулась из роддома счастливая мать с сыном, на пороге вырос участковый инспектор: когда будете оформлять регистрацию?

Поскольку в Сергиевом Посаде никакого выхода, кроме как "надо бы сначала ее как-то нелегально вывезти, а потом ввезти", Журавлевым не предлагали, они стали ездить в Москву. В ФМС их заверили, что депортировать Людмилу, разлучить с ребенком и мужем никто не вправе. Тем не менее 1 ноября прошлого года судья Сергиево-Посадского суда Московской области Е.П. Сысоева вынесла постановление, в соответствии с которым гр. Туркменистана Л.А. Журавлева была признана виновной в совершении правонарушения, предусмотренного ст. 18.8 КоАП РФ, и подвергнута наказанию в виде штрафа в сумме 1000 рублей с административным выдворением за пределы РФ.

И 8 ноября прошлого года Людмилу выслали. В Туркменистан. На самолете - ведь Туркменбаши закрыл железнодорожное сообщение с Россией. Авиабилет стоит $270. "Государство оплатило депортацию?" - спрашиваю у свекрови Валентины Андреевны. "Нет, что вы! Это мы у родственников и соседей в долг насобирали. Нам же пообещали, что, если она успеет быстро оформить там отказ от туркменского гражданства, ей разрешат вернуться". - "Но уже почти полгода прошло. Почему ж не возвращается?" Тут Валентина Андреевна начинает всхлипывать, а внук Данилка, сидящий у бабушки на руках, громко ей вторит.

Оказывается, их страшно обманули. Обещали оформить дело так, чтобы власти Туркменистана не узнали, что Людмила выдворена из России. Ведь люди рассказывают, что"перебежчиков" в Туркменистане чуть ли не в тюрьму сажают. Как изменников Родины. Может быть, это и неправда. Но факт тот, что вопреки всем обещаниям депортация юной русской женщины с ее исторической родины свершилась по полной программе, предусмотренной нашим иезуитским законодательством.

Штраф 1000 рублей и $270, занятых на билет, - нешуточный удар по бюджету необустроенных переселенцев, где работает пока один сын - муж Людмилы (удалось устроиться грузчиком). Но они даже не заикаются о том, что государство фактически повергло семью в нищету. Горе Журавлевых в том, что их нагло обманули. "Обещали не сообщать никуда о депортации, а сами запустили дело в компьютер, - говорит Валентина Андреевна.- И теперь нашу девочку пять лет в Россию не пустят".

Комментарий

В России, как известно, разрабатывается сейчас государственная программа содействия добровольному переселению соотечественников (проект должен быть готов к 1 июня). Сначала ее хотели назвать программой по репатриации, но не назвали - закона о репатриации у России нет.

На моей памяти депутаты и правозащитники не раз брались за разработку такого закона, но отступали: в нашей многонациональной стране невозможно дать внятное юридическое толкование слову "репатриант". Да и с "соотечественниками" тоже далеко не все ясно.

Впрочем, разве в словах дело? России люди нужны! Вымирает же наша Россия, самая большая по территории страна в мире. Сегодня происходит то, о чем давно предупреждали демографы: резко сокращается население именно трудоспособного возраста. Тут уже не о геополитических интересах речь, не о том, чтоб заселить мигрантами (удержать) Сибирь и Дальний Восток, а о насущных нуждах самих россиян.

И вот что необходимо понять каждому, кто заражен мигрантофобией: стремительно возрастающая нехватка рабочих рук грозит каждому из нас, а тем более нашим детям коллапсом экономики, а значит, снижением уровня жизни, уменьшением зарплат, пенсий, увеличением пенсионного возраста и ростом нищеты. А "скорой помощью" для России, теряющей (уже сегодня!) от семисот тысяч до миллиона человек в год, могут стать только мигранты.

Так что это весьма отрадно, что создана межведомственная рабочая группа по разработке программы добровольного переселения, а ей в помощь при разных министерствах и ведомствах образованы еще десять специализированных рабочих групп.

Российские переселенцы давно ждут, что родина повернется к ним лицом, большие надежды возлагают они на решение Совбеза, состоявшегося 17 марта прошлого года. На том заседании президент Путин резко осудил репрессивную миграционную политику, осуществляемую милицией, и заявил (не в первый, впрочем, раз), что России нужна новая государственная политика, привлекательная для мигрантов, и в первую очередь, конечно, для наших соотечественников.

На том же заседании Совбеза с тревогой отмечалось, что количество нелегалов в стране растет, а вот переселение наших соотечественников на ПМЖ практически прекратилось. Недавно я побывала в трех странах СНГ: Армении, Украине и Таджикистане. Встретилась не с одной сотней так называемых гастарбайтеров, желающих подзаработать в России. А переселяться к нам на ПМЖ из всех встреченных были готовы лишь пять семей. И то на таких условиях, которые программа содействия вряд ли предоставит. Нам же почему-то кажется, что соотечественники, о которых наконец вспомнили и поманили, должны броситься спасать историческую родину от демографической катастрофы.

Надо же понимать, что привлекательная миграционная политика зависит не только от материальных льгот и стимулов, а от человеческого отношения к мигрантам. Причем начинать нужно с тех, кто уже рискнул переселиться в нашу немилосердную Россию.

Одной такой истории-страшилки, как депортация Людмилы Журавлевой, достаточно, чтобы отбить охоту переезжать в Россию у тысяч. Тут рвется множество вопросов. Как мог суд так грубо нарушить международные обязательства России, касающиеся воссоединения семей и заключения браков между гражданами различных государств? Почему Журавлевы не обжаловали это дикое решение? Но нет смысла продолжать недоуменные вопросы. Замечу только, что, когда я разбиралась с этой историей, меня больше всего поразило, что никто из моих собеседников-чиновников ничуть не раскаивается. Все как автоматы-ответчики ссылаются на плохие законы, от которых, как выразился один из них, "крыша едет".

Ну, как известно, в закон о правовом положении иностранцев сейчас вносятся очень важные поправки. Дума уже приняла их в первом чтении, и, если не помешают "лоббисты", которым выгодно наживаться на несовершенстве миграционного законодательства, это будет нормальный, разумный закон. Но вот ведь вопрос: смогут ли быстро перестроиться миграционные чиновники (сегодня большинство из них - работники милиции), привыкшие в каждом приезжем подозревать преступника? Мне признавались некоторые из них, что боятся по-человечески отнестись к переселенцам, якобы за это их могут понизить в должности и лишить звездочек на погонах. Говорят даже, что в регионах есть некий план-разнарядка, сколько мигрантов надо оштрафовать и сколько депортировать. Но должно же быть наоборот: нужно наказывать именно тех, кто спешит выслужиться, без ума и сердца обращаясь с мигрантами.

Иначе не заманить нам в Россию наших соотечественников, и программа добровольного переселения останется, к сожалению, бумажной мечтой.

Когда верстался номер

Наш корреспондент позвонил в туркменский город Мары, где Людмила живет сейчас. 8 мая исполнится полгода, как она была разлучена с мужем и сыном. 6 месяцев - огромный срок для двухлетнего малыша, и как выглядит сейчас Данилка, чему успел научиться за это время, какие трогательные и неповторимые для любой матери моменты случились в его жизни, Люда узнает лишь из международных телефонных разговоров с мужем и свекровью. "Конечно, ужасно обидно! - сказала она нам по телефону. - За что с нами так? А главное - кому это принесло хоть какую-то пользу: нам с мужем? Данилке? России?.."

Не получилось ли так, что обиду на российскую бюрократию, выславшую ее из страны, оторвавшую от родных и любимых людей, Людмила невольно перенесла и на свою историческую родину в целом? "Нет, этого не произошло: чиновник - он чиновник и есть, и от плохого чиновника страдаю ведь не только я или другие люди, но и сама Россия".