Новости

Российская газета | Иван Павлович, понимают ли в Москве проблемы единственной в стране островной области?

Иван Малахов | Есть вопросы, в которых точки над i может поставить только центр, глава государства. Например, вопросы политические, связанные с Курилами. Мы должны также знать: как развивать свою территорию, чтобы концепция ее развития корреспондировалась с видением правительства о развитии всей территории Дальнего Востока, с ролью Сахалина в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а не была бы только для "внутреннего пользования"? Если наш регион рассматривают как энергетическую составляющую России, тогда скажите об этом. Мы определимся именно с поэтапным развитием энергетики. Может быть, в этой энергетической составляющей должна быть глубокая переработка энергетических ресурсов, тогда мы здесь должны развивать, скажем, нефтегазохимическое производство?

Мы строим завод по сжижению природного газа, строим инфраструктуру, но нас беспокоит: когда правительство планирует провести тендер по "Сахалину-3", когда будем запускать "Сахалин -6, 7, 8"? А если будем запускать очередные "Сахалины...", то как привязываться к инфраструктуре? К той, что уже сделали? Или создавать новую? По мере добычи объемы месторождений падают, надо разрабатывать другие, чтобы труба была полная. Или строить еще линию по сжижению газа, добавлять пару насосных станций по пути большого газопровода, увеличивать объемы выпуска сжиженного газа для АТР, тем более что Китай наступает на пятки, строит свои новые терминалы под сжиженный газ...То есть должна быть государственная стратегия! И в ней четко должна просматриваться наша роль. А уж сидеть сложа руки мы не собираемся.

РГ | Но каждый ли министр доберется до вашего острова? Насколько тесно взаимодействуете с министерствами и ведомствами?

Малахов | После Послания президента Федеральному Собранию, после его открытого диалога с жителями отдаленных территорий отношение правительственных чиновников к Сахалинской области изменилось. У нас высадился большой десант - министр экономического развития и торговли Герман Греф, министр природных ресурсов Юрий Трутнев, министр транспорта Игорь Левитин, министр регионального развития Владимир Яковлев, министры силовых ведомств... Я полагаю, что в центре осознали: в области живут и работают люди, которые не собираются отсюда уезжать, а стараются работать, чтобы жизнь здесь на островах стала достойной.

РГ | Каков результат министерского десанта?

Малахов | Министры изучили наши особенности, а мы, в свою очередь, предложили им разработать совместный документ по развитию инфраструктуры Сахалинской области. На Сахалине, к примеру, большой объем угля. 70 процентов бурого угля (но он гораздо лучше, чем в том же Китае и Приморье) и 30 процентов - каменного. И рынок сбыта рядом - в Китае, Японии, Корее... Но у нас нет отгрузочного терминала, с которого мы могли бы поставлять большие объемы этого угля. У нас 20 миллиардов тонн запасов, а добываем 3,5 миллиона тонн... Несопоставимо! А ведь появляются новые технологии по сжиганию угля, глубинный способ получения газа... Сейчас бы развивать угольную технологию.

РГ | Приезд Игоря Левитина и Германа Грефа решил эту проблему?

Малахов | И успешно. Сахалинцы им благодарны. За короткое время успели сделать экономические обоснования проекта. И вот уже в Углегорском районе, это наш основной угольный бассейн, в этом году начинаем строить отгрузочный терминал. Первая очередь на три миллиона тонн отгрузки, следующая - на шесть миллионов тонн. Нам выделили на этот год 480 миллионов рублей на строительство порта.

Такие приезды министров,замечу, очень эффективны. Когда губернатор не в кабинете министру доказывает правоту, а у того то один телефон звонит, то другой, а на "проблемном" месте, понимание друг друга возрастает. Вот увидел Герман Греф нашу горнолыжную базу "Горный воздух", и не надо ничего объяснять ему. "Я готов вместе работать, 50 процентов - государство, 50 - вы",- заявил он. Мы в этом году введем подвесную дорогу, работаем над проектом гостиницы.

РГ | Много разных разговоров было вокруг нефтегазовых проектов "Сахалин-1" и "Сахалин-2". А что, область без них не могла обойтись?

Малахов | Небольшой штрих. Я в то время был мэром города Невельска. Начинал рабочий день с того, что ехал на шахту. Пока я не появлялся, шахтеры в забой не шли. Я должен был им сказать, когда они получат зарплату... Именно в то время рождались уникальные для нашей страны проекты, время, когда ни у государства, ни у наших нефтяных, газовых компаний на эти проекты не было денег. И не было доверия к нашим компаниям со стороны тех, кто эти огромные кредиты мог бы выдать. Напомню, тогда "Роснефть" вошла в проект. Замахнулась на 40 процентов акций, но потом была вынуждена 20 из них уступить индусам. Это первое.

Второе. Говорить, чего больше от проектов - плюсов или минусов, - это абсурд. На Сахалин пришли компании с мировым уровнем, они привезли совершенно новую технологию, научили, как вообще работать на таких проектах, какая должна быть сфера услуг. Привезли требования, о которых мы и не слышали, совершенно другую культуру строительства. Не все желающие получили рабочие места в этих проектах, не все компании прошли отбор и стали подрядчиками. Многие проиграли тендер и на поставку оборудования, потому что не выдержали экзамен на качество, на сроки... Мы приобрели огромный опыт. Сегодня уже не надо тащить на проекты малазийцев, мы можем для разработки шельфа Камчатки, Корякии, Магадана поставлять готовую квалифицированную силу, высококлассных профессионалов.

И третье. Стройка дала рабочие места. У нас было около 10 процентов безработных, сейчас -1, 7. На рынке труда заявок от работодателей больше, чем может предложить центр занятости. Не работают только те, кто не хочет переквалифицироваться. Наши руководители - нефтяники, газовики, строители вынуждены подтягивать уровень зарплаты, чтобы их персонал не перешел к конкурентам. Это выгодно для всех: растет подоходный дополнительный налог, увеличивается семейный бюджет. В 2000 году накопления на личных счетах сахалинцев в банках были около 2 миллиардов рублей, а в 2005 году - уже 11 миллиардов. Теперь мы говорим о другой проблеме, как эти деньги запустить в оборот - в жилищное строительство, в сферу услуг.

Наконец, от каждого проекта область получила по 100 миллионов долларов в качестве бонуса на развитие территории. На дороге Южно-Сахалинск - Оха протяженностью 850 км за счет этих денег заменили все гидросооружения - мосты, водопропускные трубы, которые еще в 1981 году снес тайфун "Филлис", и с тех пор никому до этого не было дела.

РГ | Если можно так сказать,то человек не почувствовал этих денег, потому что они вложены в инфраструктуру?

Малахов | А что такое "человек должен почувствовать"? Человек должен заработать. Ведь никто тебе не даст конверт с деньгами только потому, что ты родился на Сахалине. А проекты - это новые рабочие места, новый уровень менеджмента, возможность учиться зарабатывать, по-новому жить... Мы гордимся тем, что уже несколько лет опережаем средний рост заработной платы по стране. Да, на Сахалине дорого жить. Практически все доставляется с материка - от цемента до металла. Жизнь дорогая, согласен, но по росту заработной платы мы опережаем инфляцию на 13 процентов... А сколько ремонтируется школ, больниц, детских садов? Только строители дают дополнительно полтора миллиарда рублей налогов. Где бы мы их взяли?

РГ | Сахалинцы, с которыми мы разговаривали, жаловались на серьезные проблемы в традиционных секторах экономики. В рыбной промышленности, например, количество судов уменьшилось в разы... Есть ли целевые, долгосрочные программы?

Малахов | Раньше главенствовал вал: миллион тонн - за путину, устраивались соревнования, раздавались ордена, но эффективность использования ресурсов была низкой, рыбаки целыми куделями выбрасывали рыбу за борт, потому что плавбазы ее не принимали. На берегах лососевых рек гнили тонны горбуши, потом их убирали бульдозером. А рыбы в магазинах не было, это подтвердит вам любой сахалинец. Результаты такого хозяйствования не замедлили сказаться: когда-то рыбных ресурсов на Сахалине было около миллиона тонн, сейчас, по данным науки, их 438 тысяч тонн. Идет уменьшение ресурсной базы в целом. Поэтому мы отдали приоритет развитию лососевых. Сахалинская область воспроизводит 85 процентов всего лосося России. Поскольку государство перестало строить рыборазводные заводы, мы приняли программу искусственного разведения лососей, заложили деньги в бюджет. За прошлый год построили три рыборазводных завода, в этом году сдали еще три. И теперь рыбак уже не бегает по чиновникам с протянутой рукой, а делает заявку, подтверждающую свое финансирование и возможность строить. Здесь мы законодатели "моды", у нас прекрасные рыборазводные заводы и отработанная технология. Так что не думайте, что для нас нефть - это главное. Проблема в другом в ОДУ...

РГ | То есть?

Малахов | Раньше как было? По прогнозам, к Сахалину должно приплыть, например, 80 тысяч тонн лосося. Если мы эти 80 тысяч выбирали и видели, что рыбы больше, мы собирали оперативный штаб по лососю и принимали решение, что надо увеличить вылов еще на 15 тысяч тонн. Рыбакам выдавалось разрешение, отбивалась телеграмма в Москву, а на следующий день приходила уже телеграмма разрешающая. Но в Москве вдруг решили, что они умнее нас, и ввели ОДУ, так называемый, общедопустимый улов. Правда, лед вроде тронулся, министр сельского хозяйства Алексей Гордеев сказал: "Все, ОДУ в этом году последний раз!" Я очень этому рад.

РГ | На "деловом завтраке" в нашей газете первый заместитель директора ФСБ России Владимир Проничев сказал, что проблема браконьерства сегодня является серьезной национальной угрозой. Насколько эта "угроза" сильна в регионе?

Малахов | Честно говоря, мы, власть, сами создаем условия для вынужденного браконьерства. Смотрите, чтобы судно эффективно работало, оно должно за 200 суток в море выловить три тысячи тонн ресурсов. Вот тогда есть прибыль, зарплата для экипажа, возможность ремонта судов... А мы ему даем разрешение выловить только три тонны! Что остается делать? Капитан берет эти три тонны как разрешение на выход в море и действует, исходя из того, есть или нет рядом пограничники... Мы морского ежа с Южных Курил каждый год вывозим 5-7 тысяч тонн на японский рынок. В течение семи лет. Это при официально-то разрешенном вылове 1250 тонн. Причем наука подтверждает: объемы ежа не падают. Так давайте дадим разрешение на вылов 5 тысяч тонн краба! Браконьерство, уверен, исчезнет. Рыбаки будут платить официальные налоги и не будут воровать...

РГ | Полпред президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Камиль Исхаков, посетивший недавно Сахалин, подверг разгромной критике работу ваших чиновников. Чем это вызвано?

Малахов | "Разгромная критика" это громко сказано. Он не сказал ничего такого, о чем бы у нас умалчивалось. Полпред просто сознательно обострил те рабочие вопросы, которыми мы занимались, занимаемся и будем заниматься. И многие из них решить быстро просто нельзя. Почему не газифицирован остров? Да при такой плотности населения на островах, какая газификация?! Это будут огромные деньги в никуда... А вот газифицировать ТЭЦ и ГРЭС надо, с этим я абсолютно согласен.

РГ | Сегодня человек решил переехать к вам из ближнего зарубежья. На что он сможет рассчитывать? Будет ли он здесь принят? Готовы ли вы предоставить ему первоначальное жилье?

Малахов | Нет. У нас есть люди, которые по 20, 30, 40 лет живут на Сахалине, которые здесь родились, и живут в бараках. На Сахалине 10 процентов ветхого жилья. И я, как губернатор, в первую очередь должен думать о них. Я говорил и премьер министру, и министру регионального развития: ни в коем случае нельзя бросать программу ветхого жилья. Не виноват человек, 40 лет живущий в бараке, что его уровень образования и его возможности не позволили за это время получить квартиру. Ипотека для него сегодня - бесполезный вариант. Мы должны снести его ветхое жилье и за счет государства предоставить социальное жилье.

Скоро мы примем программу по переселению людей из неперспективных поселков. У нас более сорока поселков подходят под это. Программа большая - на 2,6 миллиарда рублей. Мы будем переселять людей ближе к районным центрам, где есть работа, инфраструктура, а поселки сносить. Уже начали это делать.

У сахалинцев самые высокие мерки. Когда они предъявляют претензии к власти, то сравнивают Сахалин не с Воронежем, Ярославлем или Иваново, а только с Москвой и Санкт-Петербургом. Мне это нравится, народ не смотрит вниз, а только вверх, ставит планки, к которым надо стремиться. Не зря многие уезжающие отсюда возвращаются обратно. Помните, Нострадамус сказал, что Россия будет прирастать островом, похожим на рыбу. Это про Сахалин.

Вели беседу Павел Негоица, Ольга Васильева

Власть Работа власти Регионы Власть Работа власти Внутренняя политика Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Сахалинская область Показатели развития регионов России
Добавьте RG.RU 
в избранные источники