Новости

03.05.2006 04:00
Рубрика: Власть

Дружбой по газам

Россия и Германия хотят сотрудничать машинами, но получается только сырьем

Встреча в Томске президента Владимира Путина и канцлера ФРГ Ангелы Меркель явно открывает новую страницу отношений с ЕС, на которой заглавными буквами написано слово "Германия".

Германии не впервой быть нашим главным партнером на Западе. Но важно разобраться, почему именно сейчас из всех зарубежных стран для нас важнейшей оказалась именно Германия, а не Китай.

Каковы итоги встречи в Томске? Во-первых, это обмен активами между "Газпромом" и одной из ведущих в мире нефтехимических корпораций BASF. "Газпром" увеличит долю своего присутствия в российско-германском СП Wingas до 50 процентов минус одна акция, а также получит долю в одной из компаний группы Wintershall, завязанной на разведку и добычу в Латвии. Взамен BASF получает серьезный пакет в компании "Севернефтегазпром", что открывает ей доступ к Южнорусскому месторождению. Помимо этого, оба гиганта создают равными паями СП Wingas Europe - компанию для продажи газа в Европу.

Во-вторых, от германской стороны, судя по всему, получено принципиальное одобрение идее досрочного погашения долга РФ перед Парижским клубом. Из 20 миллиардов оставшегося долга мы можем погасить только 12, потому что остальное давно оказалось конвертировано в немецкие бумаги с длинными сроками погашения. Согласится ли Германия "поработать" с этими бумагами - пока вопрос, но сигналы из Томска вроде бы обнадежили.

В-третьих, эксперты продолжают строить догадки о других договоренностях, которые не были озвучены в Томске официально. Называют такие контракты, как поставки немецких труб для строящихся у нас продуктопроводов: как восточного на Китай, так и северного на Германию. Впрочем, уже сегодня ясно, что российские и сплотившиеся с ними на время украинские трубники такой контракт так просто не отдадут.

Теперь посмотрим, как выглядят эти итоги на общем фоне российско-германских отношений. За прошлый год товарооборот между нашими странами вырос на 38 процентов и составил или 33 миллиарда долларов - по оценке РФ, или 39 - по оценке германской стороны. Разницу в 6 миллиардов можно смело относить за счет серого импорта. Впрочем, в Томске на этом факте задерживать внимание не стали. Германия лидирует для России среди других внешнеторговых партнеров, занимая 13 процентов нашего совокупного торгового оборота, правда, при этом Россия для Германии остается лишь 13-м партнером, занимая 2,3 процента торгового оборота ФРГ. Зато почти 60 процентов немецкого импорта - это так нужные нам современные машины. Зависимость Германии от нашего ввоза более сильна: Россия покрывает треть потребностей этой страны в нефти и газе и 10 процентов нужды в цветных металлах и удобрениях.

Отметив явные подвижки в притоке немецких инвестиций, участники заседаний в Томске также ограничились констатацией успехов. Действительно, Германия остается одним из лидеров по числу накопленных ею в России инвестиций (9,7 миллиарда долларов). И в прошлом году объем инвестиций вырос на 73,7 процента. Однако приток российского капитала в ФРГ иначе как скромным не назовешь - 200-300 миллионов евро за весь срок наших отношений. К тому же немецкие инвестиции знали времена упадка, причем недавно: так, по итогам 2004 года, объем инвестиций сократился на 0,9 миллиарда долларов. История проникновения немецких фирм в РФ отмечена и тяжкими поражениями, как, например, попытка компании Siemens получить долю в компании "Силовые машины". Неудивительно, что доля России среди других стран, принимающих деньги из Германии, составляет всего 1 процент.

Совершенно очевидно, что, несмотря на общий настрой развивать несырьевые сектора, прорыв в Томске осуществлен как раз на сырьевой почве. Причины понятны. Германия заинтересована прежде всего в стабильных поставках газа и нефти, и ей хотелось бы держать руку на пульсе по всему протяжению руки, от месторождения до розницы. Однако нельзя и преуменьшать того, что случилось. Ведь риски, в том числе политические, были очень велики, и даже сырьевые договоренности достались нам не сами собой. Таким образом, переговоры в Томске - это настоящий перелом. Пусть это политический, а не экономический перелом. Пусть он не фиксирует нового качества наших отношений, но мы могли потерять и то, что завоевано в правление Шредера.

комментарий

Поставкой труб для строительства нефтепровода "Восточная Сибирь - Тихий океан" скорее всего будут заниматься три компании: две российские и украинская. А другие поставщики, в том числе немецкие, ранее заявлявшие себя на эту роль, останутся не у дел.

Как стало известно "РГ", поставлять трубы для ВСТО будут Выксунский металлургический, Челябинский трубопрокатный и Харцизский трубный заводы. По мнению экспертов, именно эти предприятия выпускают трубы лучшего качества. Что касается ВМК, то это - единственный поставщик труб для Северо-Европейского газопровода. Харцизский завод в случае с СЕГ заказчика не устроил.

- СЕГ сопоставим со строительством газопровода "Уренгой -Помары - Ужгород", - отметила директор ОАО "Сварочно-монтажный трест" Валентина Беляева. - В случае с СЕГ у "Газпрома" такие же требования. С этим проектом связано возрождение российских заводов и открытие новых производств. На Выксунском заводе, к примеру, под него построили новую линию труб большого диаметра, с прямым швом и многослойным покрытием. Причем там теперь делают те самые трубы, которые мы раньше закупали в Японии и Германии. Кстати, даже на сахалинских проектах, которые ведут иностранцы, сейчас используются трубы российского производства.

Власть Работа власти Внешняя политика В мире Европа Германия