05.05.2006 04:50

    Игорь Левитин: Самописцы с погибшего самолета могут быть подняты в ближайшее время

    Фото: www.vesti.ruВ связи с катастрофой министр перенес свою поездку в Копенгаген на сессию Межправительственного российско-датского совета экономического сотрудничества, сопредседателем которого он является. И в тот же день вылетел в Сочи, где вчера встретился с родственниками погибших.

    Российская газета: Игорь Евгеньевич, родственники предъявляют какие-нибудь претензии к российским специалистам?

    Игорь Левитин: Нет. Они только просят не заканчивать поисковые работы и обязательно найти все тела или хотя бы их фрагменты.

    РГ: А есть ли в наличии средства, с помощью которых их можно поднять с такой большой глубины?

    Левитин: Задействована самая современная глубоководная спасательная техника. И в дополнение к ней военно-морской флот сейчас передислоцирует из Новороссийска на место катастрофы новый уникальный аппарат. Как заверяет МЧС, этого должно хватить.

    РГ: Как ведутся поиски "черных ящиков"?

    Левитин: Помочь в этом мы попросили французских производителей самолетов А-320. Дело в том, что свои "черные ящики" они снабжают специальными радиобуями, которые работают на определенной частоте и с определенными интервалами. Естественно, их специалисты в этом лучше осведомлены и поиск могут провести быстрее. Но они намерены не ограничиваться только розыском "черных ящиков", а хотят сами поднять все фрагменты самолета, потому что как производителям им важно выяснить, не была ли связана причина крушения с его техническим состоянием.

    РГ: А пока не подняты ящики, российские специалисты могут каким-то образом проанализировать, что происходило с самолетом на подлете к Адлеру?

    Левитин: Пока мы только точно знаем, что он ушел на второй круг разворота. Но сейчас наши технические эксперты ведут посекундную расшифровку переговоров адлерских диспетчеров с экипажем. Она должна дать более ясную картину. В частности, когда и как экипаж получил информацию о неблагоприятных метеоусловиях.

    РГ: Вы придерживаетесь версии, что причиной катастрофы была именно плохая погода?

    Левитин: Во всяком случае ее подтверждают те части расшифровки переговоров, которые уже сделаны.

    РГ: Но разве в таком случае самолет не мог уйти на другой аэродром?

    Левитин: В авиации есть такое понятие, как "нижний уровень", когда решение садиться или уходить на другой аэродром принимает самостоятельно командир судна. Это был как раз такой случай. По переговорам с диспетчерами у нас нет информации, что он не мог уйти. Но судя по тому, что самолет пошел на второй разворот, командир, видимо, решил этого не делать.