05.05.2006 05:40
    Рубрика:

    Президентскому полку 70 лет

    Сегодня в центре Москвы москвичи и гости столицы станут свидетелями рождения нового ритуала

    В Александровском саду на спе5циально установленном флагштоке 5 мая в честь юбилея Президентского полка впервые был торжественно поднят Государственный флаг РФ. Отныне посмотреть на этот ритуал смогут все желающие - подъем флага в 7.40 и спуск в 20.00. Исполнителем церемонии определен почетный караул Президентского полка - он же несет службу на посту №1. Фото: Виктор ВасенинВ Александровском саду на специально установленном флагштоке в 7.40 будет торжественно поднят государственный флаг РФ.

    Исполнителем церемонии определен почетный караул Президентского полка - он же несет службу на посту N 1. Ритуал будет столь же красочным и ярким зрелищем, как смена караула у Букингемского дворца в Лондоне, или аналогичное шоу на площади дворца Амалиенборг - резиденции датских королей в Копенгагене. Таким образом, у Москвы появится еще одна "визитная карточка".

    Первые подъем-спуск флага приурочен к юбилею Президентского полка. Момент во всех смыслах исторический, но попасть в историю довольно просто: с 5 мая и навсегда ритуал доступен для обозрения всем желающим.

    Подробнее о новых ритуалах в Кремле и об их творцах корреспонденту "РГ" рассказал генерал-майор Олег Галкин, командир Президентского полка Службы коменданта Московского Кремля Федеральной службы охраны РФ.

    Российская газета | Олег Павлович, недавно случайно узнал: если у человека на лацкане маленькая рубиновая звезда, то это означает, что он - бывший солдат вашего полка. Правда?

    Олег Галкин | Честно говоря, про звезды первый раз слышу. Скорее всего, это наградной знак "Кремлевский полк". Но сейчас, на торжествах по случаю 70-летию полка, солдатам, служившим в разные годы в нашей части, будем вручать лацканные значки в виде нагрудного креста. Это уменьшенная копия официального "Знака отличия Президентского полка". Подчеркну: вручать лацканную копию знака мы будем только солдатам - ветеранам части. Тогда как сам знак вручается и солдатам, и офицерам.

    РГ | Во многих городах бывшие воины-кремлевцы объединились, создав крепкие и весьма сильные организации, занимающиеся патриотическим воспитанием. Как вы строите с ними работу?

    Галкин | Мы призываем солдат из 40 регионов. В течение двух последних лет провели большую работу, и с десяток ветеранских организаций уже объединены - в Самаре, Новосибирске, Ульяновске и других городах. В период призывной кампании они вместе с нашими офицерами активно работают в плане отбора кандидатов для службы в Президентском полку. Ребята прошли службу, отлично знают все требования, которые мы предъявляем к призывникам.

    Большой Кремлевский дворец вмещает примерно шесть тысяч мест. Так вот, на праздничном концерте около четырех тысяч билетов предоставлено ветеранам полка. Там будут самые разные ветераны - и весьма уважаемые и узнаваемые люди, и совсем молодые ребята.

    Барельеф "Смена", который мы 5 мая откроем в Александровском саду, также посвящен нашим ветеранам. Выглядит он так: трое военнослужащих идут на пост N 1. Но барельеф не посвящен исключительно часовым первого поста. В уставе гарнизонной и караульной службы есть такие слова: "Пост сдал" - "Пост принял". Вот уже 70 лет звучат в стенах Московского Кремля эти слова. Ежедневно сотни солдат и офицеров с боевым оружием заступают на посты для выполнения своих обязанностей по охране и обороне порученных им объектов. Само слово "Смена" символично. Это и смена часовых у Мавзолея В.И. Ленина, и смена часовых у Могилы Неизвестного Солдата, и сотни и сотни смен по всей нашей необъятной стране.

    Слово "Смена" включает в себя и смену поколений. Приходят новые солдаты на смену ветеранам. Но остаются традиции, которые сложились испокон веков. И самая главная традиция - это беззаветная преданность Родине, готовность в любое время встать на ее защиту.

    РГ | А кто автор барельефа "Смена"?

    Галкин | Александр Пальмин - воин-кремлевец, который нес службу на посту N 1 у Мавзолея. Скульптор сейчас проживает в Санкт-Петербурге, и его барельеф в бронзе, 160 на 160 сантиметров, тоже отлит в Питере. Замечу, что с открытием "Смены" мы открываем и новый ритуал в Александровском саду. Отныне ежедневно, начиная с 5 мая, весь почетный караул, заступающий на первый пост, ровно в 7.40 будут выстраиваться напротив караульного помещения для подъема государственного флага. Вечером - спуск. Церемония доступна всем посетителям.

    РГ | Полк, по слухам, посетит сам президент?

    Галкин | Седьмого мая полк будет представлен на Ивановский площади Московского Кремля президенту РФ Владимиру Владимировичу Путину - для вручения Боевого знамени нового российского образца. После вручения - мы на это надеемся - президент осмотрит расположение полка, ознакомится с жизнью и бытом военнослужащих.

    РГ | Владимир Владимирович уже посещал казармы в Арсенале?

    Галкин | Нет, он у нас еще ни разу не был.

    РГ | Вы сами о себе скромно сообщаете, что от других частей отличаетесь лишь местом службы и задачами. На вооружении - обычные армейские БТРы, "Калашниковы" и легендарные СКС... Олег Павлович, обывателю трудно поверить, что воинская часть в Кремле вооружена обычным оружием. Может, все-таки есть в арсеналах какое-то специальное, секретное супероружие?..

    Галкин | Самое мощное супероружие в любой воинской части - это воинские традиции. У нас в части это "секретное супероружие" имеется. А еще наши ветераны. Поверьте, это не громкие слова. Ветераны работают в подразделениях полка. Допустим, Геннадий Николаевич Зайцев, Герой Советского Союза, бывший командир "Альфы". Такие личности у солдат вызывают уважение, и визит одного такого человека в подразделение стоит недели воспитательной работы. Президентский полк в Кремле. Фото Виктор Васенин

    РГ | Ни в одном военном училище не готовят кавалеристов. Где же вы берете кадры для своих конных эскадронов?

    Галкин | К нам приходит офицеры из различных училищ: из МосВОКУ, из двух пограничных училищ, из училища внутренних войск и рязанского связи, академии тыла. Любое училище дает необходимый объем знаний по военным наукам и такой же объем знаний, необходимый для того, чтобы лейтенант мог стать военным педагогом. Поэтому мы не подбираем офицеров-кавалеристов, хотя курсанты Высшего пограничного училище в Голицыно у нас проходят конную подготовку. Мы кавалеристов сами из лейтенантов готовим. Кстати, замечу, что выпускники МосВОКУ, а я сам его заканчивал, служили даже заместителями командира атомной подводной лодки. И ничего, справлялись.

    РГ | Проблем с лошадьми ведь немало...

    Галкин | Проблем со всеми хватает. В 2002 году кавалерийский почетный эскорт, который сформировали на базе 11-го кавалерийского полка, так называемого Мосфильмовского, был введен в состав президентского полка с целью возрождения традиций. Возрождаем постепенно, потому что галопом в этой проблеме нестись нельзя. С постепенным переходом полка на контрактную основу будем увеличивать конный состав для участия в протокольных праздничных мероприятиях, в частности в разводе пеших и конных караулов. Конный состав будет увеличиваться, пеший - сокращаться.

    Сейчас у нас два кавалерийских эскадрона, порядка 108 лошадей. Для протокольных мероприятий достаточно одного эскадрона. Второй эскадрон мы хотим развивать в спортивном направлении. У нас хорошие показатели, один военнослужащий включен в сборную России по конкуру. На всех соревнованиях занимаем лидирующие позиции.

    РГ | Вы изучали не только российский исторический опыт, но и опыт Конного полка национальной гвардии Франции. У французов те же проблемы - доставка лошадей в столицу на каждую церемонию?

    Галкин | Нет, их кавалерийский полк размешается непосредственно в Париже, и для того, чтобы переместиться к месту исполнения протокольных мероприятий, им не требуется никаких коневозов. Гвардейцы конным строем в течение десяти минут выдвигаются на главные площади Парижа. А мы возим свой конный состав за 60 км из Подмосковья. Нужно до 3-4 часов, чтобы лошадь прошла адаптацию. Для животных это огромный стресс.

    РГ | В Кремле нет никакой возможности разместить эскадроны?

    Галкин | На сегодняшний день мы изыскиваем такие возможности, ставим временные денники.

    РГ | В полку создается рота спецназа. А для чего в Кремле спецназ?

    Галкин | При выполнении любой задачи у командира любого ранга должен быть под рукой резерв. Мы не создаем какой-то особый кремлевский спецназ. Наша 11-я рота - сильные, спортивные, обученные ребята, умеющие стрелять, применять вооружения. Именно таков наш резерв. Скажу так: он нужен для выполнения возложенных на полк задач по охране и обороне официальной резиденции президента.

    Президентский полк в Кремле. Фото Виктор ВасенинРГ | Олег Павлович, сегодня российская армия опять в эпицентре негативных страстей. И хотя вы, строго говоря, не армейская часть, а спецслужба, но полк есть полк. У вас служат обыкновенные солдаты, со своими проблемами. Насколько я знаю, есть факты неуставных взаимоотношений. Как осуществляется работа по их профилактике?

    Галкин | Спасибо за вопрос. Мы никогда не отделяли полк от Вооруженных сил. Во время призывов к нам приходят молодые ребята, и они - слепок с общества. Соответственно, все проблемы, которые существуют в обществе, привносятся сюда. Подготовка призывников очень слабая. К сожалению, часто нам приходится не продолжать воспитание молодых людей, а перевоспитывать их.

    Профилактика неуставных взаимоотношений - это огромный комплекс мероприятий, можно говорить очень долго. Не только в Президентском полку - думаю, в любой части Вооруженных сил можно найти положительный опыт. Прежде всего необходимо, чтобы каждый военнослужащий осознавал, для чего он пришел служить, понимать свою роль и место в подразделении. У нас в батальонах полка работают психологи. У каждого психолога есть "группа риска" - военнослужащие, которые тяжелее других адаптируются в воинском коллективе. С такими работают индивидуально. Также в батальонах работают священники, то есть еще один адрес, куда может обратиться военнослужащий, минуя командиров. Всегда найдется личность, которой можно излить свои чаяния и беды, но к командиру этот солдат не пойдет. Зато, побеседовав с батюшкой, будет нормально служить.

    Укрепили отделение воинского воспитания, очень плотно взаимодействуем с военной прокуратурой. Кроме того, мы наладили прямые контакты с местными администрациями. Очень наглядный пример - Кемеровская область. Там администрация курирует своих солдат с первого дня призыва и до увольнения. Утверждены пять губернаторских стипендий для лучших военнослужащих, им гарантированы места в лучших вузах. Положительно зарекомендовавшие себя на службе администрацией будут трудоустроены.

    Проводим дни открытых дверей. Недавно в первом батальоне принимали около 700 родственников солдат. Гости встречались с командирами, задавали любые вопросы. Мы им дали телефоны, если у родителей возникает какое-то беспокойство за своего сына, они могут в любое время звонить в канцелярию роты.

    РГ | Вы какой по счету командир полка?

    Галкин | До недавнего времени был тринадцатым. Но в результате огромной работы удалось установить еще двух командиров, которые командовали частью в 1937-1938 годах. Первый командир полка Петр Азаркин в 1937 году был репрессирован. Мы нашли братскую могилу, Петр Иванович был расстрелян и захоронен вместе с Якиром, Тухачевским. Реабилитирован в 1956-м. На могиле первого командира мы скоро установим мемориальную доску.

    Таким образом, я пятнадцатый по счету командир полка.

    РГ | Каким вам видится будущее полка?

    Галкин | Полк - это прежде всего профессиональная часть постоянной боевой готовности. Переход на службу по контракту сопряжен с большими трудностями, но полк будет профессиональным. Поскольку профессионал-контрактник - это другой уровень осознания, это совершенно иной человек.

    РГ | И вы, и комендант Кремля генерал-лейтенант Сергей Хлебников - оба служили здесь же лейтенантами, командирами взводов. Вы можете предположить, что кто-то из ваших нынешних взводных станет генералом - командиром полка?

    Галкин | Каждый солдат мечтает стать генералом. Вот вам пример: заместитель командира полка по тылу Павел Малышев. Мы прекрасно знаем, что тыловики редко становятся генералами, просто мало там генеральских должностей. Когда Павел Львович пришел в полк лейтенантом, и он, полагаю, мечтал в душе о генеральских звездах, но знал, что это будет трудно. Так вот сейчас он успешно продолжает службу в ФСО - генерал-майор.

    А что касается моих командиров взводов - кто-то из них обязательно станет командиром Президентского полка. Почему нет?..