Новости

17.05.2006 05:00
Рубрика: Власть

К свободе - короткими перебежками

Сегодня нам вряд ли удастся резко расширить зону экономической независимости бизнеса
Текст: Игорь Юргенс (вице-президент Российского союза промышленником и предпринимателей)

Через 25 лет российская экономика может выйти на третье место в мире, пропустив вперед лишь Китай и США. Таков прогноз ведущих мировых аналитических компаний. Правда, строится он главным образом на том, что, по мнению экспертов, все это время спрос на наше сырье будет расти по 4 процента в год. Перспектива заманчивая, хотя и не бесспорная.

Выходит, чтобы добиться столь соблазнительных результатов, мы должны полностью сосредоточиться на производстве нефти, газа, стали, цветных металлов и прочих природных богатств. Но вот другой прогноз - темпы роста мирового рынка информационных технологий таковы, что этот сегмент экономики в ближайшие годы сможет обойти и добывающую, и перерабатывающую промышленность. Тогда получается, что "почивать на нефти и газе" нам осталось не так уж долго. Так какому прогнозу отдать предпочтение? Это уже вопрос стратегии, выбора достигаемой цели.

На прошлой неделе президент страны в своем Послании Федеральному Собранию обозначил главные линии "основного удара" на ближайшее десятилетие. Они не на шутку взбудоражили экспертное сообщество. В прошлых посланиях формулировались государственные задачи, например, удвоение ВВП и реализация национальных проектов. На этот раз не был дан даже эскизный материал, по которому можно догадаться, какова она - достигаемая цель. Зато были сформулированы такие задачи, которые очень востребованы довольно широкими слоями общества, традиционно ориентированными на поддержку государства. Послание вообще, на мой взгляд, направлено больше на левый электорат, перехватывая инициативу у тех же коммунистов, забирая их наиболее яркие и острые лозунги.

Так что заведомо было ясно, что наиболее модернистски настроенная правая часть общества такой речью не могла быть удовлетворена, ведь в глубине души она всегда считала президента Путина "своим". Хотя на самом деле ничего экстраординарного не произошло. Страна развивается, меняются ее экономика, внешние обстоятельства жизни. Меняется и политика. И от либерализма этапа 2000 года можно прийти к левоцентризму или вообще к центризму этапа 2006 года. Самый ли это лучший алгоритм движения, с точки зрения решения каких-то задач, вопрос спорный. В левом лагере - смятение чувств. В большинстве своем здесь расценили происшедшее как неизбежное восстановление роли государства на фоне тех доходов, которые оно получает. А в прозвучавших предложениях увидели контуры мобилизационной модели военного капитализма при большом недоверии к Западу. Но есть и другой взгляд. Он выхватывает из Послания, безусловно, прогрессивные в социальном отношении меры, направленные на исправление демографической ситуации, на дальнейшее реформирование армии. Делает упор на концентрацию усилий в пяти-шести основных отраслях промышленности, где российская экономика остается конкурентоспособной.

Предприниматель без "тормозов" – это не российский бизнес. Это так - пена

Самое удивительное, что и те, и другие правы. А всех удовлетворить, видимо, невозможно. И надо ли? На мой взгляд, главный вопрос не в этом, а в том - насколько реализуема эта программа и какими методами. И тут для меня лично самое важное, что президент при левоцентричности и государственности Послания счел абсолютно необходимым выделить то место, в котором говорится об экономической свободе. Этот момент остался почти незамеченным экспертным сообществом. Помешал политический запал. Но именно здесь заложено то главное, что определяет генеральную линию власти. Президент видит, что достижение всех поставленных в последние годы целей невозможно более без того, чтобы не стимулировать продуктивный цивилизованный предпринимательский класс на еще более активную работу. Собственно, только это дает устойчивое расширение налогооблагаемой базы, необходимое для решения тех задач, которые стоят сегодня перед страной. И хотя в последние три года доля государства в экономике несколько увеличилась, все равно в частном секторе производится более 60 процентов ВВП и с большей эффективностью, чем в государственном. По своему складу я оптимист. И для меня слова о необходимости обеспечить должный уровень экономической свободы в стране являются центральным моментом Послания. Именно его необходимо продвигать как основополагающий, на нем сконцентрировать усилия и всего экспертного сообщества, и власти.

Такую уверенность мне придают и статистические данные стран - от Новой Зеландии, США, Великобритании до Франции и Ирландии, проходивших такого рода трансформации в экономике. Они показали, что чем меньше государственный сектор, чем больше экономической свободы, тем выше темпы развития. При 60 процентах перераспределения ВВП через государство в Швеции темпы роста составляют три процента в год - не более. И все шведские крупные предприниматели в основном уже являются налогоплательщиками и зарегистрированы либо в Великобритании, либо в Швейцарии, где совсем иная ситуация. И с другой стороны, скажем, в Ирландии или в США, где доля государственного распределения падает до 18-15 процентов, темпы роста составляют 7-12 процентов - и даже более. Это проверенные годами цифры. И это не сиюминутное "стечение обстоятельств", а устойчивая тенденция развития передовых экономик мира, основанная на сотрудничестве бизнеса и власти.

В то же время у нас, в России, мы не сможем точно скопировать опыт западных стран. По крайней мере сейчас - и это тоже надо понимать. Президент сместил акцент на социальную справедливость, нанося в какой-то степени ущерб росту экономики. Но он как глава государства не имеет права не обращать внимания на социально- протестные настроения, на ожидание обществом улучшения жизни. И сегодня перед государством поставлены очень масштабные цели, некоторые из которых действительно будут несовместимы с задачами экономической эффективности. Так что я не ожидаю резкого расширения зоны экономической свободы - двигаться придется "короткими перебежками". И к этому тоже надо отнестись с пониманием. Главное, чтобы движение не пошло вспять, чтобы и у бизнеса была уверенность, что этого никогда не случится. Это, может быть, у Рузвельта, когда страна была в диком кризисе, не оставалось других способов мобилизации масс, кроме как найти злодея в лице крупных собственников. Мы страна со своей историей и США, тем более образца 1934 года, нам в данном случае не указ. Тем более что перед российским бизнесом в Послании президента тоже поставлена масштабная задача - поднять свой авторитет в обществе. А как он зарабатывается? В первую очередь - деловой активностью. Когда наши компании растут как на дрожжах, когда некоторые из них становятся мировыми лидерами, разве это не повышение авторитета бизнеса? Если к тому же предприниматели ведут себя социально ответственно (что, кстати, уже характерно для большинства крупных компаний страны), это и есть слава и авторитет российского бизнеса. Кто-то в этом "цеху" ведет себя отвратительно. Наворовал. Так это не российский предприниматель. Это так - пена. Она есть в каждом деле и даже в государственных структурах, что продемонстрировали нам недавно аресты на таможне. Но с каждым годом ее становится меньше. Главное, чтобы вместе с пеной мы не выплеснули из страны то, что составляет основу ее экономического и социального благополучия - активно и свободно развивающийся бизнес.

Власть Позиция Президент Колонка Игоря Юргенса Послание президента Федеральному Собранию 2006 года
Добавьте RG.RU 
в избранные источники