Новости

19.05.2006 01:30
Рубрика: Общество

Евгений Стычкин: Бесов в душу не пущу!

Российская газета | Сериал - все-таки жанр, рассчитанный на широкую аудиторию. Получился ли таковым "Бункер"? Мне кажется, в нем присутствует творческое хулиганство...

Евгений Стычкин | Думаю, наш сериал будет интересен как раз самой "широкой аудитории": и старым, и молодым, и веселым, и серьезным. А по поводу творческого хулиганства: им является при счастливом стечении обстоятельств вообще вся деятельность человека, занимающегося искусством.

РГ | Неужели образ помощника доктора потребовал от вас столько же сил, как, скажем, роль Прянчикова в экранизации произведения Солженицына "В круге первом"?

Стычкин | Роль, которую я сыграл в сериале "Бункер", нисколько не отличается от других по затратам на нее физических и душевных сил. И она далась мне ничуть не легче, чем роль Прянчикова...

РГ |  Логов - персонаж отрицательный. Сейчас заканчиваются съемки телефильма "Бесы", где вы вживаетесь в образ Петра Верховенского. Сознательно отходите от образов положительных героев?

Стычкин | Я пытаюсь, насколько это возможно, уйти от образов глупых, милых, положительных недотеп, сыгранных мною энное количество раз. И сейчас, если предлагают роль подобного плана, даже очень интересную, приходится отказываться. Мне нужно делать другое, чтобы приучить зрителей и режиссеров, что я в состоянии создавать в кино характеры абсолютно разного диапазона. И вот когда я это докажу, для меня не будет принципиальным, кого играть, останется лишь вопрос качества предлагаемого материала.

РГ | В этом телесезоне зрители увидели телефильмы "Мастер и Маргарита", "В круге первом", "Золотой теленок", "Доктор Живаго". Сейчас идет работа над телеверсией романа "Анна Каренина", "Бесы". Не кажется ли, что зритель может устать от экранизации классики?

Стычкин | Мне кажется, есть плохая литература и хорошая, и здесь не имеет значения, стала она классикой или нет. То, что сейчас в основу сериального производства берут много прекрасной литературы, - для нас, актеров, думаю, и для зрителей тоже - огромное счастье. Да, телефильмы, снятые по высоким образцам, смотреть труднее, чем незамысловатые ситкомы... Но я думаю, что если проектов, основанных на хорошей литературе, будет много, то это даст возможность если не повернуть вспять духовное обнищание, то по крайней мере приостановить его.

РГ | Когда вы приступали к съемкам "Бесов", не было ли страшно погружаться в непростой мир этого произведения Достоевского, да еще в столь чудовищном образе?

Стычкин | Было страшно. Я понимал и понимаю, что не может остаться безнаказанным (на внутреннем уровне) погружение в темные душевные конструкции Петеньки Верховенского. Ты, безусловно, соприкасаешься с ними и не можешь не пострадать. Но при этом работать над образом главного "беса" мне было очень интересно. Постараюсь, чтобы чудовище, которое я играю, не осталось во мне ни одной своей частичкой.

РГ |  Адаптируется ли в сериале произведение Достоевского к восприятию современного человека?

Стычкин |  Мне кажется, фильм будет звучать современно. К тому же мы не очень старались стопроцентно соблюсти историческую правду. Я имею в виду не вопросы этикета, одежды и так далее. Здесь как раз стремление передать, по возможности, как можно точнее реалии XIX века. А вот вопросы внутренней мотивации людей очень сильно изменились за прошедшее время, и мы пытались не забывать об этом.

РГ |  У вас трое детей. Два мальчика (шесть и пять лет) и девочка (два года). Трудно ли быть актером - многодетным отцом?

Стычкин | Думаю, не легче и не труднее, чем представителям другой профессии. На тебе лежит огромная ответственность. Но при этом я думаю, что тем, кому здоровье позволяет, обязательно нужно рожать много детей. По разным причинам. И потому, что это огромное удовольствие, и потому, что нашей стране это нужно как воздух...

Отец я очень-очень строгий: выбора у меня просто нет. Для того чтобы дети выросли в конце концов в нормальных людей, их надо воспитывать, особенно мальчиков, достаточно строго. Ни мама, ни те, кто их окружает, на эту строгость не способны. Если бы у меня была возможность проводить с детьми больше времени, пряники и кнуты чередовались бы чаще. Но из-за работы мы видимся не так много, как хотелось бы, и потому папа является для них олицетворением порядка и правил. К сожалению! Гораздо приятнее баловать их, но я не имею на это права.

РГ |  Вы занимаетесь боевыми искусствами, а ведь они, как правило, основаны на идеологии, далекой от российских традиций...

Стычкин | Думаю, эта идеология в своих простых основах не вступает в конфликт с традициями христианской морали. То, чем занимаюсь я, например, не усиливает в человеке злобу, не требует агрессивной практики. Скорее наоборот.

Общество Ежедневник Образ жизни Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы