Новости

02.06.2006 03:01
Рубрика: Общество

Владимир Шевченко: Не обойдемся без церемоний

- Стою здесь внизу, около милиционера.

Из-за рамки металлоискателя выходит молодой человек в форме ФСО и обиженно говорит:

- А вот милиционерами нас еще никто не называл...

Российская газета | Владимир Николаевич, я как только вошла, то протокол сразу нарушила?

Владимир Шевченко | Милиция никогда не охраняла Кремль. Это обязанность Федеральной службы охраны. Но нарушением протокола данный случай назвать нельзя.

РГ | На ваш взгляд, изменилась ли культура поведения наших политиков за последнее время? Как когда-то вице-премьер мог появиться на официальных приемах в клубном пиджаке и в белых брюках - таких примеров уже нет?

Шевченко | К руководству страны пришло новое молодое поколение. Люди воспитывались, росли уже после постсоветского периода. Мы-то жили в закрытом мире и представляли все так, как происходило на Красной площади или в Кремлевском Дворце съездов. Не с чем было сравнивать.

Я стоял у истоков создания протокола и президента Советского Союза, и первого президента России. Написал книги "Протокол Российской Федерации" и вот ту, которую вижу, вы принесли с собой: книгу-пояснение "Повседневная жизнь Кремля при президентах". И я рад, что к службе протокола за последние годы стали относиться уважительно.

РГ | Как люди узнают о том, как правильно приходить на мероприятие к высшим чинам?

Шевченко | В данном отношении все продумано. Когда приходит приглашение в Кремль на прием, всегда пишется, в какой форме одежды гость должен быть. Для мужчин - темный костюм или смокинг, для женщин - платье вечернее или обыкновенной длины.

РГ | Бывали случаи, когда на прием в Кремль женщины приходили в одинаковых платьях?

Шевченко | Такого не было. Бывают случаи, когда дамы приходят в одежде одних и тех же тонов. Ведь мода на цвета меняется каждый год. В позапрошлом году, если мне память не изменяет, в моде были сиреневые, фиолетовые цвета. В этом году предпочтение отдается более темным тонам, вплоть до черного. Платья могут быть разных фасонов, декольтированные или нет, но если написано, что длинное, то должно быть именно таким. Недопустимо следующее: когда идет прием, чтобы, например, супруга нашего президента и супруга главы государства, которого мы принимаем (или наоборот - они нас принимают), были в нарядах одинакового цвета. Так уж сложилось в международной практике. Для этого протокольная служба и существует. И я всегда спрашиваю у сотрудников службы протокола других государств, во что будут одеты представители их страны, чтобы нам не попасть впросак.

РГ | Как вы держите всю "протокольную" информацию в голове? Как сами не забываете, что куда положить, какой стол где и чем накрыть, кто где должен сидеть?

Шевченко | В Кремле сложились уже какие-то давнишние традиции. Изменения происходят не так часто. Скажем, вначале на приемах были Т-образные столы, потом подумали - а не лучше ли расставить овальные или круглые? Поскольку то, что можно сделать, условно говоря, на улице, нельзя в кремлевском помещении. Значит, нужно думать, подбирать. Для этого есть Управление делами президента, другие службы, которые тоже в этом отношении работают и над конфигурацией столов, и над цветами, посудой. Раньше посуда была вся сделана на Дулевской фабрике с гербом Советского Союза. Сейчас на ней наша -кремлевская геральдика. Есть посуда президентская - на ней был вензель Бориса Николаевича, сейчас - Владимира Владимировича.

РГ | Какого цвета президентская посуда?

Шевченко | Посуда рассчитана под разные варианты приемов, ведь не один и тот же сервиз используется. Есть и в светлых тонах, и в бежевых. Бывают варианты под позолоту. При Ельцине в Кремле было два-три сервиза.

РГ | Как сами президенты и другие высокие чины относятся к непривычным нововведениям?

Шевченко | Президент - это человек. У него тоже есть свой вкус. Кроме того, с ним все согласовывается: рассказывается, показывается, принимается. Если ему удобно, значит, будем так делать.

РГ | И президент находит время для таких вот мелочей?

Шевченко | Любой хозяин, когда принимает гостей, обязательно смотрит, как у него в квартире. И в данном случае президент находит время. Ему показывают, как делается сервировка, что и как будет. Или приносят фотографию.

Здесь исходить всегда нужно из одного: какой прием окажете, на такой же стоит надеяться, когда гостем будете сами. Поэтому в Кремле у президента в этом отношении если идет государственный прием или официальный визит, то нет большой разницы - то ли приехала маленькая страна, то ли член "большой восьмерки". И иностранные гости в свою очередь тоже все изучают.

РГ | Вот Шредеру было что изучать, когда его Путин в "Пивную" пригласил.

Шевченко | Это разные вещи. Есть протокольные мероприятия, которые вписываются в рамки официального визита. Это то, что касается Кремля. Что происходит за стеной - это уже личные отношения. У нас, например, и Рейган, и Клинтон ходили на Красную площадь, в магазин, в рестораны. В данном случае, если президент другой страны едет один, то это его дело. Для этого есть посольство, сотрудники которого занимаются его личной программой и везде сопровождают. Если едут два президента, мы берем ситуацию под контроль.

РГ | Сколько человек работает в службе протокола президента?

Шевченко | Сейчас слились несколько служб. Чисто протоколом занимается не такое уж большое количество человек. Но в связи с тем, что появилось организационно-протокольное управление, которое занимается организацией мероприятий, связанных не только с президентом, но и с руководителями администрации и с самой администрацией, то штат довольно большой, порядка 60 человек.

РГ | Как вы оцениваете работу нынешней службы протокола?

Шевченко | Мне нравится, как они работают. Традиции соблюдают и развивают. Привносят много интересных вещей. В Кремле появилось больше возможностей. Прием, например, проходит у нас на Ивановской площади. Там строятся шатры. Это новое явление, но довольно интересное. Они изменили конфигурацию столов на приемах, которые проходят у нас в Кремлевском дворце. Там зал на шестом этаже довольно сложный, большой. Его реконструировали, столы по-другому расставили.

РГ | Недавно я прочитала книгу Хакамады, где она рассказывает о том, что в Кремле очень большое значение имеет место. То есть, если чиновник пришел и его посадили ближе к высокопоставленному лицу, значит, он в фаворе, подальше - в немилости.

Шевченко | Вот Хакамада в данном случае немножко забывается. Она была министром. В стране есть протокольное старшинство. Оно утверждается. Все его знают, все с ним знакомы. У нас есть президент, премьер, спикер верхней палаты, спикер думский, глава Конституционного суда, Патриарх, силовые ведомства. И все это протокольное старшинство расписано в алфавитном порядке. Бывает, что в первый раз, когда приходит новый человек, допускается ошибка в протоколе.

РГ | И кто за это отвечает, кого потом наказывают?

Шевченко | При мне таких случаев не было. Потому что я знал, что, если не так сделать, президент, как говорится, даст по шапке мне в первую очередь. Потому что он в курсе, сам утверждал протокольную практику и знает все вещи не хуже меня.

РГ | В частности, когда проходит инаугурация президента страны, каждый приглашенный внимательно следит за тем, в какой зал его пригласили - подальше или поближе к первому лицу.

Шевченко | Стоп, стоп, стоп. Инаугурация проходит в трех кремлевских залах и пригласить всех в один зал физически невозможно - места не хватит. Так что нужно понимать, что главное - присутствие на инаугурации, что пригласили на эту важную церемонию.

Конечно, высший эшелон, условно говоря, первые лица, находятся в первом зале. Но президент проходит по всем трем залам и со всеми общается. Это просто нужно понимать. Опять же есть протокольное старшинство.

РГ | У вас были случаи, когда подходили и говорили: мол, пожалуйста, посади меня поближе к президенту.

Шевченко | Как правило, бывает наоборот. Подходят и говорят: ну чего ты меня туда поставил.

РГ | И что вы отвечаете?

Шевченко | А что, я что-то неправильно сделал по отношению к тебе? Как бы ты выглядел вот здесь в то время, как тот человек, которому по протокольному старшинству положено занимать это место, оказался бы вдалеке? Разговор заканчивается. Как правило, каждый понимает, в чем дело.

РГ | Что бывает, если высокое лицо государства делает протокольную ошибку?

Шевченко | Чисто по-человечески случаются какие-то оговорки и ошибки. И что не красит желтую прессу - она начинает это подхватывать, раскручивать, видеть в этом какие-то козни. А нужно исходить просто из человеческого фактора. Человек волнуется. Бывает это.

РГ | Как вы себя ведете в таких случаях? Подходите после? Объясняете?

Шевченко | Совершенно верно. Обращаться к тем же королевским особам или церковным сановникам в разных странах принято по-разному. И мы обязательно поясняем первым лицам, как именно. Например, английская королева только первая подает руку тому, кому считает нужным.

Когда мы ее провожали после королевского визита в нашу страну, королева подала мне руку. Это большая честь. А еще - подарила свой портрет. Ее фотография с личной подписью хранится у меня как самая почетная реликвия.

А щекотливых моментов очень много. Например, королева всегда ходит с бутоньеркой. А почему? Чтобы руки лишний раз не подавать, кому не нужно. И чтобы не лез никто с протянутой рукой.

РГ | А откуда берутся бутоньерки?

Шевченко | Их готовит специальная гувернантка, которая в то время по возрасту была старше самой королевы. И каждое утро она меняла бутоньерку на свежую. Когда были у нас с визитом, она заказывала через посольство.

РГ | Как должна выглядеть визитная карточка первого лица?

Шевченко | Визитка - вещь сложная. Но есть международный стандарт визитной карточки. Как правило, ни один президент свои координаты и визитки никому не раздает. Но в подарок она кладется, и, например, на ней пишется: "Борис Николаевич Ельцин - Президент Российской Федерации". Разумеется, ни телефонов, ни адресов там не указано. В Кремле есть заведенный порядок, он, как говорится, всех уникальней: гербовочка, фамилия, имя, отчество и телефоны, которые чиновник считает нужным дать.

РГ | Сколько костюмов должно быть у президента?

Шевченко | Вот этого я не могу точно сказать. Но думаю, что у человека такого положения должен быть выбор: официальный костюм, неофициальный, светлый, темный, отдельно пиджак, брюки, рубашка поло, смокинг, фрак...

РГ | Смокинг, например, один или есть сменный, на случай, если что-то произойдет?

Шевченко | У Бориса Николаевича был один смокинг. Но смокинги ведь тоже разные бывают. В Англии на скачках надевают один смокинг, на дневную тусовку - другой, на вечернюю - третий, стандартный. Всегда есть какой-то запасной вариант. Конечно, с одним костюмом не то что президент, ни один деловой человек в любую командировку не поедет. Всегда 3-4 костюма нужно брать. Потому что мероприятия бывают разные - дневные, вечерние...

Ну что может случиться? Бывает тарелка полетела... Не надо обращать внимание на это. Есть кому прийти и убрать. А если что-то пролил на одежду, то подходит официант, промокает салфеткой и отходит. Не встанет же глава государства из-за стола и не побежит переодеваться.

РГ | Вы, как шеф Протокола, как человек понимающий, как мужчина, смотрите, как одеты первые леди государства. Как вы оцениваете их одежду?

Шевченко | Ну, знаете, вот у меня дочь и жена. Я никогда не командую, что и как им надевать. Другое дело, я могу сделать замечание, что, на мой взгляд, цвет не подходит, давай чего-нибудь поменяем. Но не больше.

РГ | У вас еще хватает сил заниматься "протоколом" дома - одеждой, обстановкой и прочим?

Шевченко | Все передается. Дома тоже порядок в этом отношении. Конечно, жена занимается чисто своими женскими делами. У нее много своих забот. Но пойти подыскать вместе какой-то наряд, или, если еду один и захожу в магазин, то с удовольствием покупаю ей вещи, зная ее вкус. И, как правило, ей все нравится.

РГ | Любите принимать дома гостей?

Шевченко | Да, и происходит это довольно часто.

РГ | Наверное, все приходящие шутят по поводу вашей профессии?

Шевченко | Бывает. Говорят, например, что рассядутся за столом, только когда я скажу, где, кому и в какое время садиться.

РГ | Как глава государства делает подарки?

Шевченко | Всегда, прежде чем дарить, нужно изучить человека. Когда мы первый раз приехали в Америку, на встречу с Рейганом, то знали, что он увлекается лошадьми. Мы в свое время заказали ему киргизское седло, потому что киргизы были у нас самыми лучшими изготовителями седел. Они очень красиво их украшали. Но самым главным были не украшения, а само ложе. Для того чтобы его изготовить, надо было знать вес лошади, на которой любит кататься президент, знать его вес... Такая головоломка, высшая математика.

Клинтону наши гжельские мастера сделали небольшую статуэтку - он сам, играющий на саксофоне. Он был в восторге. Ширак - пушкинист, в свое время Пушкина переводил с русского на французский. Мы ему подарили Полное собрание сочинений Александра Сергеевича. Ему тоже было очень приятно. Соответственно у нас тоже был ответный вариант: зная, что Борис Николаевич увлекается теннисом, ему были подарены сотни ракеток и мячей.

РГ | И что вы с ними делали?

Шевченко | Он практически все отдал в спортивно-теннисные школы.

РГ | Что касается цветов и букетов, вы, наверное, в этой области знаете все, вплоть до составления японских икебан?

Шевченко | В свое время у нас в Москве, кроме гвоздик и роз, вообще ничего купить было невозможно. И летом можно было хорошие букеты сделать из ромашек или полевых цветов. А сейчас - на любой вкус. Я очень рад, что прекратились эти громадные охапки, по 51 и 101 розе.

РГ | Но сегодняшние букеты тоже огромные.

Шевченко | Это зависит от менталитета нашего потребителя - значит, востребованы. Однако в хороших магазинах, которые сегодня есть в Москве, делаются миниатюрные красивые букеты. Хотя нынче не очень принято, но в свое время на Руси мужчинам дарили цветы. И сейчас могут принести. А женские букеты... Тоже нужно изучать, кто что любит. Раиса Максимовна, например, любила сирень. Для нее ветка сирени была дороже любого экзотического букета. Наина Иосифовна предпочитает простые полевые, садовые цветы. Тоже небольшие букеты.

РГ | Как кремлевские леди выбирают украшения?

Шевченко | Опять же зависит от человека. К примеру, у Наины Иосифовны консультантом были дочери. Они могли подсказать маме. Людмила Александровна - у нее собственный вкус. Не бывает, чтобы кто-то из Протокола подсказывал, что надеть или купить. Другое дело, когда мы рассказываем об обычаях страны, куда первые лица едут с визитом. Тут мы можем сказать, что где принято, что носят, а что - нет. Можем посоветовать, чтобы наши не выглядели в этом плане белыми воронами. Мы готовим небольшой обзор для нашей делегации, чтобы люди понимали, куда они едут. Сейчас в этом плане работать гораздо легче, потому что во всех министерствах в губерниях есть протокольные службы. Они координируют свои действия с президентским протоколом и делают все возможное, чтобы не попасть впросак ни губернатору, ни министру.

Каждый день, каждая новая поездка, которую я готовлю и сейчас, и раньше, они как будто начинаются с чистого листа. Я все изучаю с нуля - как будет, что будет, с кем будет и что там нового. Это уже выработанная практика.

РГ | Вы не считали, сколько стран объездили?

Шевченко | Считал. 62 страны. А официальных визитов за рубеж готовил 99. Это без СНГ. Одного до сотни не дотянул.

Общество Ежедневник Стиль жизни Власть Работа власти Госуправление
Добавьте RG.RU 
в избранные источники