Новости

16.06.2006 03:20
Рубрика: Экономика

Столичные "киты" и провинциальная "рыбешка"

Об этом корреспонденту "Российской газеты" сказал Владимир Лоскутов, руководитель следственной группы Генпрокуратуры, заместитель начальника отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры Ленинградской области:

- Впереди у нас еще очень большой объем работы. И не только по уголовному делу, но также по предъявлению обвинений уже задержанным.

Впервые о мебельной контрабанде "Российская газета" рассказала еще в 2002 году (N 49 от 20.03 2002). Мы писали о судьбе капитана Зайцева, руководителя следственной группы, которая занималась "Грандом" и "Тремя китами". Писали, чьи интересы он затронул и какие силы схватились вокруг контрабанды. Тогда "мебельное" дело прекратили, а против капитана Зайцева и двух сотрудников таможни возбудили уголовное дело. Позже "РГ" не раз возвращалась к этой теме.

Уникальность "трехкитового" уголовного дела в том, что к нему, как ни к какому другому применимо слово "коррупция". Именно поэтому из казалось бы крупного, но банального по тем временам расследования вышел всероссийский скандал.

За мебельными монстрами высилась охранная фирма под руководством отставного генерала Заостровцева, чей сын на тот момент руководил департаментом экономической безопасности ФСБ. А уголовное дело в милиции вел простой капитан из Тверской области. Почувствуйте разницу...

Позиция Генеральной прокуратуры в контрабандном деле менялась не раз. И она стала третьей стороной схватки. Первый шаг прокуроров был понятен - с санкции заместителя Генпрокурора Василия Колмогорова дело и родилось. Второй шаг - прокуратура не раз продлевала следствие. Но вдруг прокуроры резко развернулись и дали обратный ход. Что случилось?

На самом деле уголовных дел на мебельщиков было несколько. Их вели МВД и таможня. Самым большим и серьезным было дело о контрабанде.

Его поручили следователю по особо важным делам капитану милиции Павлу Зайцеву. В его группе было десять следователей. Работала группа сутками с 9 октября до 22 ноября 2000 года. Этого времени хватило, чтобы набрать большой объем материала. А дальше был настоящий детектив из российской действительности.

22 ноября в Следственном комитете при МВД вдруг появляется сотрудник Генпрокуратуры и сгребает со стола Зайцева "все по мебели", что оказалось там на этот момент. Причем делалось все без документов - запросов, описи, актов приема-передачи. Задним числом по факсу Зайцев получит бумагу "об истребовании дела на изучение в порядке надзора". Позже пришлют еще одну такую же бумагу, уже настоящую. Но и в ней не будет сказано, что и сколько унесли документов. Позже прокуроры впишут эти данные в документ от руки.

Чего и сколько на самом деле увезли, не знал ни следователь, ни его начальство, ни, как ни странно, даже прокуратура. Позже выяснится, что унесли от капитана Зайцева мизер - около шести томов. Четыре тома были сформированы, остальные сложили из бумаг со стола капитана.

На самом деле выяснилось, что у Зайцева было кроме взятого со стола еще 200 томов уголовного дела и куча вещественных доказательств. Наконец прокуроры потребовали официально привезти им все. Грузовик, в котором поместились две сотни томов с вещдоками, съездил в прокуратуру и вернулся назад. Потому как постояв у ворот, сопровождающие узнали, что уголовное дело уже прекратили.

Закрыв дело, прокуроры написали, что данные об истинном весе товара, представленные иностранными перевозчиками, не могут быть доказательствами по делу. А если нет доказательств, то и дела - нет.

Потом против следователя милиции и двух сотрудников таможни Файзулина и Волкова, работавших по "мебели", возбудили уголовное дело. Нарушили они интересы коммерсантов. Был суд. Всех судили. Следователя Зайцева прокуратура потребовала уволить. Но позиция тогдашнего министра внутренних дел Грызлова не могла не вызвать ничего, кроме уважения.

"...Для нейтрализации работы следователей и оперативных сотрудников члены преступного формирования использовали сотрудников центрального аппарата Генеральной прокуратуры для прекращения расследования дела, опорочения полученных доказательств, с последующим увольнением сотрудников из органов внутренних дел..." - это отрывок из письма Грызлова Генеральному прокурору Устинову. Преемник Грызлова Нургалиев эту позицию не изменил.

Сегодня судимый следователь Зайцев продолжает работать в Следственном комитете при МВД - уникальный случай.

После прекращения дела вмешались депутаты Госдумы. Было специальное заседание Комитета по безопасности. И выводы - дело прекращено неправильно. Генпрокуратура прекращение отменила, а президент своим решением назначил прокурора Владимира Лоскутова из Ленинградской области продолжить расследование. И он начал работать. Известные на сегодня результаты, похоже - не последние.

Корреспондент "РГ" разыскал прежнего следователя Павла Зайцева. Он сказал, что, по его мнению, следующим задержанным может оказаться Павел Стрипков - один из двоих руководителей подставной фирмы "Лига-Марс", через которую и шла контрабанда. Сегодня Стрипков - заместитель руководителя фирмы "Ростэк". Это крупнейшая в стране структура, созданная для того, чтобы облегчить труды таможни и коммерсантов при пересечении грузов через нашу границу.

После судов в России следователь Зайцев обратился в Страсбург. Он не согласен со своим осуждением по "мебельному" делу. На днях он получил из-за границы ответ - суд предложил российским властям в срок до 19 июня примириться с заявителем. В противном случае, сказано в письме, жалобе следователя "будет придан приоритет".

На вопрос "РГ", повлияет ли активное возобновление следствия на его и таможенников оправдание, следователь ответил:

- Хотелось бы в это верить.

Вчера мы связались и еще с одним непосредственным участником дела "Трех китов", бывшим первым заместителем начальника управления таможенных расследований и дознания Государственного таможенного комитета РФ Маратом Файзулиным.

РГ | Марат, стали ли последние события в "мебельном" деле неожиданностью для вас?

Файзулин | Я с самого начала верил в победу справедливости. Ведь основания для активных действий со стороны Генпрокуратуры имелись с начала 2003 года. К сожалению, ряд субъективных факторов привел к задержке этих действий на три с половиной года.

РГ | Что за субъективные факторы?

Файзулин | Всем же было очевидно, что происходит! Еще в 2003 году сотрудники Следственного комитета при МВД и ГТК России совместно с коллегами из спецслужб США, Италии, Германии и Франции вскрыли банковскую схему контрабандного ввоза мебели, были получены неопровержимые доказательства отмывания денег. И в Германии, и в Италии еще в 2003-2004 годах лица, причастные к этим аферам, были арестованы и осуждены, а в США подобные операции стали эпизодом одного большого дела Bank of NewYork. У нас же все спускалось на тормозах. Я могу предполагать, что причина этого - в высоких покровителях подозреваемых, которые находились и в Генпрокуратуре.

РГ | Видите ли вы связь между недавней отставкой Генпрокурора и тем, что сразу после нее делу "Трех китов" наконец был дан ход?

Файзулин | Мне кажется, в этом деле не обошлось без участия как минимум зама Генпрокурора. И так считаю не только я. Вспомните: говоря о беспрецедентном давлении на суд в деле "Трех китов" судья Кудешкина в прессе называла имя заместителя Генпрокурора, которому в ее присутствии председатель Мосгорсуда обещала "все уладить".

Но, повторяю: на календаре, увы, июнь 2006-го. За эти три с половиной года убит один из ключевых свидетелей по делу "Трех китов" Сергей Переверзев. Его расстреляли прямо на больничной койке в госпитале Бурденко. Было покушение на еще одного фигуранта этого дела - брокера Андрея Саенко, его "Мерседес-600" изрешетили пулями, две из них попали в него, и он выжил лишь чудом. Журналист и депутат Юрий Щекочихин, который вел собственное расследование "мебельного" дела, умер очень странной смертью. Я слышал, врачи, вскрывавшие его тело, были в прорезиненных халатах - у него слезала кожа. Нам с начальником управления таможенной инспекции тогдашнего ГТК Александром Волковым грозил срок, и лишь чудом мы добились оправдания в суде.

РГ | Говорят, дело "Трех китов" вынудило вас поменять профессию: с должности первого замначальника управления таможенных расследований и дознания ГТК вы ушли в адвокаты.

Файзулин | Да, я считаю, что с позиции адвоката бороться за справедливость в России значительно эффективнее.

РГ | И как с этой позиции вы оцениваете новый этап всенародной борьбы с коррупцией?

Файзулин | Ее можно лишь приветствовать. Но, увы, на этой волне многие у нас продолжают решать свои конкретные задачи.

   Коррупция

Валерий Выжутович, политический обозреватель

Скандальное дело о контрабандных поставках мебели в торговые центры "Три кита" и "Гранд", давно, казалось, списанное в архив, вернулось в следственное производство.

Телесюжеты в новостях, поток газетных сообщений, широкие комментарии... Все говорит о том, что это дело после нескольких лет пребывания под сукном вернулось еще и туда, куда его прежде кто-то старательно не допускал - в сферу общественного внимания. В среде рядовых обывателей теперь только и разговоров: "Слыхали? Это сколько же наворовано!". Да, 8 миллионов долларов (размер невыплаченных и недоплаченных таможенных платежей только в 1999-2000 годах) потрясают и завораживают. Но суммы столичного улова, добытого в сетях коррупции, - действительно "киты" на фоне провинциальной "рыбешки". Столичные мздоимцы - действительно "гранды" в сравнении с их братией из регионов.

Вот три сообщения, поступившие вчера от корреспондентов "РГ".

Иркутск. В местном представительстве МИД за взятки оформляли паспорта.

Ханты-Мансийский автономный округ. Заместитель мэра г. Радужный отдан под суд за "непринятие надлежащих мер по подготовке тепловых сетей к зимнему периоду". В разгар январских морозов более тысячи квартир остались без обогрева. Почему? Где те деньги, что были отпущены на ремонт теплотрасс?

Челябинская область. Главный инженер муниципального предприятия ЖКХ получил срок за допущенную по его вине вспышку дизентерии. Все тот же вопрос: куда ушли средства, предназначенные для обеспечения санитарной безопасности?

Коррупционное могущество российских чиновников прирастает провинцией. Там - корневая система поборов, откатов, казнокрадства. В Москве же - скорее, верхушка.

Коррупция растворена в российской повседневности. Ею пропитана наша жизнь. Чтобы получить лицензию на открытие коммерческой палатки, надо "дать". Чтобы разжиться справкой из ЖЭКа, надо "дать". А гаишник, который без всякого повода вас тормозит, потом вдумчиво, чуть ли не на просвет разглядывает ваши документы в поисках какого-нибудь непорядка, обещающего мзду... А постовой, которому задержанный кавказец, не имеющий регистрации, вынужден сунуть сотню-другую, чтобы тот отпустил его восвояси...

Сторонники административных преобразований настаивают на том, что сотрудники госаппарата должны получать достойное вознаграждение за свой труд. Действительно, средняя зарплата среднего чиновника сегодня не превышает 10 тысяч рублей.

Правда, по данным фонда "Индем", отечественные столоначальники ежегодно собирают с граждан взяток на 3 миллиарда долларов, а с легального бизнеса - на 30 миллиардов. Это сопоставимо с доходной частью российского бюджета. Как сказал президент РСПП Александр Шохин, оценив недавно внедренную - упрощенную - регистрацию предприятий по принципу "одного окна": "Вместо окна получилась амбразура, взять которую можно только при помощи денег".

Но разговоры о том, что достойное жалованье - лучшая профилактика чиновничьего мздоимства, по меньшей мере несерьезны. Если чиновник определяет правила игры на рынке и нередко выступает на этом же рынке самостоятельным игроком (сколько губернаторских фирм оформлено на подставных лиц - кто-нибудь знает?), коррупция будет воспроизводиться в автоматическом режиме. В масштабах всей страны, на фоне которых "киты" и "гранды" столицы - сущая мелочь.

Как это было

Руководитель представительства Министерства иностранных дел России в Иркутске Сергей Кулик взят с поличным в тот момент, когда он пересчитывал купюры, полученные от представителя туристической фирмы. В региональном управлении (РУ) ФСБ и областной прокуратуре предполагают, что у Сергея Кулика были широкие возможности для организации нелегального бизнеса, и этот случай вымогательства - далеко не единственный.

В разгар январских морозов, в городе Радужном произошла авария, двойной прорыв теплотрассы привел к размораживанию батарей в десятках многоэтажных домов. Прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа обвиняет заместителя мэра Ивана Мищенко в "непринятии надлежащих мер по подготовке тепловых сетей к зимнему периоду".

Полтора года условно получил главный инженер муниципального предприятия ЖКХ Сергей Литвиненко, по чьей вине в поселке Метлино, который входит в состав закрытого атомного Озерска, произошла вспышка дизентерии. Инфекция поразила 23 человека, умерла 33-летняя Эльвира Шарипова. Прокурорская проверка установила, что заражение острой кишечной инфекцией произошло по вине должностных лиц поселкового МУП ЖКХ. Отвечать за произошедшее пришлось главному инженеру.

Экономика Отрасли Промышленность Экономика Происшествия Преступления Криминал Происшествия Преступления Должностные преступления "Мебельное" дело
Добавьте RG.RU 
в избранные источники