Новости

21.06.2006 03:10
Рубрика: Общество

Спасайте, кто может!

Россияне требуют, чтобы государство не устранялось от решения их социальных проблем

Как ни странно, граждане далеко не всегда испытывают именно эти чувства. Что они на самом деле думают о реформах, которые проводятся для их блага, попытались выяснить ученые из Института социологии РАН. Их объемистый доклад был представлен вчера журналистам и общественности. Неожиданностей в ходе опросов выявилось немало.

Не халявщики, а партнеры

Только ленивые или чересчур косноязычные аналитики не называли нас с вами "патерналистски настроенными иждивенцами". Бытует мнение, что граждане России привыкли к "падающим с неба" социальным благам, слишком полагаются на государство и ждут от него невероятных милостей.

Россияне в очередной раз опровергли расхожие представления о себе. Оказалось, что в основной массе люди связывают приоритеты государственной политики скорее с экономикой, нежели с социальной сферой. Развитие традиционных отраслей экономики они называли чаще всего (почти половина респондентов). Да, о "социальной помощи наиболее обездоленным слоям населения" тоже говорилось немало - особенно в тех социальных слоях и группах, которые сами себя чувствуют "униженными и оскорбленными". Общее число тех, кто включил социальную политику в число государственных приоритетов, достигло 64 процентов. Но при этом 36 процентов вообще ее не упомянули. Уже сам подобный факт разбивает миф об "иждивенцах" вдребезги. Данные опросов свидетельствуют, что большинство граждан России готово опереться на собственные силы, а не "ждать милостей" от природы или чиновников.

Отдельный вопрос - кому должно помогать государство. Общаясь с социологами, люди прекрасно чувствовали разницу между бомжами и алкоголиками - и, что совсем другое дело, пенсионерами, нищими бюджетниками, многодетными семьями или инвалидами. Вот им, считает большинство респондентов, государство помогать просто обязано. Но, например, лишь 46 процентов считают, что бедные семьи должны иметь право на бесплатное жилье (остальные респонденты предлагают давать его только тем, кто объективно не может накопить на собственную квартиру, - многодетным, инвалидам, сиротам и т.д.) Всего 21 процент убежден в том, что при поступлении в вузы на бюджетные места дети из бедных семей должны иметь приоритет. Остальные говорят о том, что этого заслуживает талантливая молодежь вне зависимости от ее происхождения и доходов семьи.

Миф и то, что "россияне по-прежнему мечтают об уравниловке". Хотя с 1995 г. число сторонников "равных шансов для всех" заметно сократилось (с 72 до 59 процентов), а количество мечтающих о равенстве доходов выросло с 24 до 41 процента, первых все равно в полтора раза больше.

При этом "социальная солидарность", которую так часто демонстрируют жители западных стран, в России пока что крайне слаба. Лишь 49 процентов наших сограждан думают, что цели можно достичь сообща. И - что серьезнее - только четверть опрошенных готова платить больше налогов, чтобы обеспечить медпомощь всем нуждающимся (своя рубашка ближе к телу, а про гипс и бинты даже говорить нечего).

Бедность не порог

Может, не так уж сильно гордым и самостоятельным россиянам требуется государственная поддержка? Увы, здесь социологи не нашли поводов для оптимизма. Может, мы и гордые, но пока что очень бедные. Цифры, цифры, ничего, кроме цифр. Ежемесячный уровень дохода на одного члена семьи составлял в России в момент опроса, по самооценкам респондентов, в среднем 4679 рублей. При этом 10 процентов населения имели среднемесячный душевой доход ниже 2000 рублей на человека и еще около трети - от 2000 до 3000 рублей (наиболее типичная цифра). Если ориентироваться только на эти показатели, то ситуация по сравнению с 2005 г. кажется значительно лучше. Только не надо забывать, что уровень жизни большинства людей ниже того, который был у них в 1991 году.

Около четверти россиян - это люди малообеспеченные. Государство особой помощи им не оказывает - разве что в рамках новых, "урезанных" госстандартов предоставляет им бесплатное образование и здравоохранение. Около трети населения может, хотя и с некоторой натяжкой, считаться российским аналогом формирующегося среднего класса. Им государство, по мысли реформаторов, должно "помочь стать на ноги". Например, развивать ипотеку вместо бесплатного предоставления жилья всем нуждающимся. И, наконец, самые богатые россияне - их всего-то пять процентов, уже сейчас все свои социальные проблемы успешно решают сами.

Доходы россиян сильно различаются в зависимости от того, где они живут. В мегаполисах свыше 9000 рублей в месяц на члена семьи имели более 40 процентов опрошенных, в то время как в селах уровень доходов (даже самых обеспеченных 20 процентов) находился в диапазоне от 4000 до 9000 рублей. Влиял на обеспеченность, естественно, и возраст. Более половины тех, кому до 30 лет, зарабатывают в месяц от 4000 рублей и больше, лишь треть имеет доход ниже 3000 рублей. А в группе "за 60" только каждый пятый имел доходы более 4000 рублей, причем свыше 60 процентов этой группы живут на 3000 рублей в месяц.

Это, конечно, скорее выживание, чем полноценная жизнь. Социологическое исследование ИС РАН выявило целый "букет" тревожных настроений, страхов и опасений россиян относительно своего будущего, более 80 процентов за последний год часто или хотя бы иногда испытывали чувство собственной беспомощности и отчаяния из-за того, что повлиять на ход событий они не в силах. 90 процентов сказали социологам, что сталкивались с несправедливостью, а 77 - что "так больше жить нельзя". Правда, надо отметить, что россияне стали гораздо реже, чем 10 лет назад, произносить эту сакраментальную фразу. Кто-то привык, а чья-то жизнь наконец улучшилась. Но по-настоящему комфортно чувствует себя лишь малая часть российского общества - около 5 процентов.

Результаты исследования развенчали еще один миф - о пресловутой "пассивности" россиян. Вовсе нет. Они всеми силами стремятся улучшить свое материальное положение и найти источники дополнительного дохода. Для 52 процентов опрошенных семейный бюджет складывается не только из зарплат и пенсий, но и из частных приработков, совместительства, финансовой активности и т.д. Но здесь важно и состояние местных рынков труда. В мегаполисах дополнительный заработок нашли 45 процентов жителей, а в малых городах и селах - лишь 30.

Ничего не предпринимают, поскольку не ощущают в этом необходимости, 5-8 процентов россиян, а 12-15 процентов - просто не могут, даже если бы хотели. Учитывая, что среди представителей последней группы 77 процентов были старше 50 лет, в том числе 51% - старше 60 лет, 40% имели плохое здоровье и лишь 8% - хорошее, вряд ли можно рассматривать их позицию как иждивенческую, заключают социологи. Скорее уже государство должно само предложить помощь этим объективно слабым социальным группам.

Пенсионный минимум

Классики марксизма кое в чем были правы: например, в том, что "бытие определяет сознание". Взгляды россиян на проводимые в государстве реформы социальной сферы вплотную связаны с их материальным положением, страхами, негативным опытом прошлого и стойким недоверием практически ко всему, что исходит "сверху".

Так, одна из главных проблем социальной политики в РФ - поддержка пенсионеров, которые составляют около 27 процентов всего населения страны. Цифра неизбежно увеличивается: россияне стареют. Государство пытается как-то разгрузить собственную казну, проводя пенсионную реформу, разделяя отчисления на страховую и накопительную части и т.д.

Как показало исследование ИС РАН, несмотря на индексации пенсий, уровень жизни российских пенсионеров имеет тенденцию к снижению. Более трети из них отметили, что их материальное положение стало хуже. Особенно трудно неработающим пенсионерам - среди них бедствуют 40 процентов. Правда, три года назад свое положение старики оценивали еще хуже. В 2006 году они стали хотя бы лучше питаться и чаще приобретать себе одежду. По заключению ученых, в "глубокой бедности" живет сейчас уже хотя бы не половина пенсионеров, как в 2003 г., а 25-30 процентов.

Социологи без радости заключают: пенсионеры и дети в России - "ключевые члены семьи". Но не потому, что им достается все лучшее и почет в придачу. Совсем наоборот: если в семье есть старики и малолетние - ее благосостояние резко падает. Среднедушевой доход в семьях, где работают все, - 5318 рублей в месяц. В семьях с пенсионерами - 4077. Там, где все живут на пенсию, - 3126 рублей.

Вполне предсказуемый результат: большинство населения весьма критически относится к Федеральному закону N 122, заменившему льготы денежными компенсациями. Половина россиян не знает толком ничего о пенсионной реформе, разделившей отчисления на страховую и накопительную части. Но из осведомленных поддерживают ее полностью 23 процента и 43 - одобрили "общий замысел", но опасаются, что на практике реформа выйдет для них боком. Только 7 процентов одобряют идею повысить возраст выхода на пенсию, остальные - категорически против.

Лечиться задаром - задаром лечиться?

Одно из главных опасений, которые испытывают россияне, - это риск потери здоровья. Об этом страхе социологам сказал 71 процент опрошенных. Неудивительно, что проблемы здравоохранения люди воспринимают особенно близко к сердцу.

Похвастаться "отличным" состоянием здоровья могут лишь 3 процента россиян, у 25 оно хорошее, у 55 - удовлетворительное, плохое - у 16 и очень плохое - удел 1 процента опрошенных. 62 процента наших сограждан, нуждавшихся в медицинской помощи (это 38 процентов от числа всех жителей страны), не смогли ее получить только потому, что им на это не хватило денег.

Случись что - где бы вы взяли деньги на лечение? - спросили социологи. Лишь 14 процентов нашли бы средства сами. 45 обратились бы к друзьям и родственникам. Больше 40 процентов развели бы руками в растерянности. И только 6 процентов обратились бы за помощью к государству, а 4 - в общественные организации.

По стойкому убеждению большинства граждан, ответственность за медицинское обслуживание несет государство в лице федеральных, региональных и местных властей. Только 1 процент считает, что каждый сам должен быть кузнецом своего здоровья. Любые попытки государства сократить свою ответственность в этой сфере встречаются и будут встречаться в штыки. Реформу здравоохранения, предусматривающую сокращение перечня бесплатных медицинских услуг, назвали "вредной и неправильной" 60 процентов россиян, а полностью одобрили лишь 5 процентов.

48 процентов россиян считают, что люди должны хотя бы частично оплачивать медицинские услуги, а 52 процента - что нет. Естественно, что ответы варьировались в зависимости от возраста и дохода. А вот в ответе на вопрос, надо ли государству увеличивать налоги, чтобы обеспечить людям полное медобслуживание, 70 процентов были против. Разве что пенсионеры, которые сами налогов не платят, чаще высказывались за эту идею.

Учи ученых

Достаточно сильную обеспокоенность вызывает у жителей России и ситуация в образовательной сфере - правда, не у всех, а прежде всего у жителей малых городов и сел, малообеспеченных и имеющих несовершеннолетних детей. Отмечена и нерадостная тенденция: выходцам из семей с невысоким уровнем "культурно-образовательного капитала" все труднее вырваться из замкнутого круга и закончить вуз. Образованные слои населения постепенно становятся замкнутой "кастой".

Люди понимают, что реформы в образовательной сфере нужны - особенно в вузовской системе. Ухудшение ситуации в ней отметили 34 процента опрошенных (в средней школе - лишь 17 процентов). Однако граждане сомневаются, что реформы всерьез что-то смогут улучшить. Поровну разделились мнения о качестве платного и бесплатного образования. Абсолютное большинство (89 процентов) считает, что обучение в вузах за государственный счет должно быть доступно всем, кто этого хочет и имеет необходимую подготовку. Что же касается реформы образования, предполагающей двухступенчатую систему обучения (бакалавриат и магистратуру), то 57 процентов просто не понимают сути изменений, 15 - считают их правильными, а 17 - не одобряют.

Утопающие учатся плавать

В целом люди очень слабо осведомлены о реформах в социальной сфере - что, естественно, порождает массу слухов, домыслов, опасений и т.д. Прошло полгода после того, как президент провозгласил 4 приоритетных национальных проекта. Однако 44 процента опрошенных по-прежнему ничего о нацпроектах не знают. И, как следствие, априори ничему не верят. Например, 58 процентов - даже в то, что увеличение зарплат бюджетникам в полтора раза до 2008 года сможет действительно улучшить их материальное положение. А 73 процента убеждены, что и после повышения зарплат лечить и учить нас лучше все равно не станут. Чем хуже обеспечены и меньше образованы респонденты, тем больший скепсис они проявляют.

В то же время, отмечают социологи, в российском обществе все-таки нет глухого неприятия и отторжения любых социальных новаций, которые предлагают властные структуры. Однако доверия чиновникам и должностным лицам очень мало. Большинство россиян уже в 1990 г. понимало, что самоустраниться от решения социальных проблем государство не имеет права. Последние годы убедили в этом людей окончательно. Не случайно в 2006 г. лишь 12 процентов (почти вдвое меньше, чем перед началом реформ) думают, что большинство граждан страны сможет прожить без постоянной заботы и опеки государства.

И государству, по всей видимости, волей-неволей придется соответствовать общественным ожиданиям.

Общество Соцсфера Социология
Добавьте RG.RU 
в избранные источники